Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Российско-украинские отношения приблизились к моменту истины. Фактическая остановка импорта из соседней страны, которая произошла на прошлой неделе, по сути - и это не скрывается - является краткой демонстрацией реальности, которая возникнет после ноября. Тогда на вильнюсском саммите "Восточного партнерства" (программа, при помощи которой Евросоюз намерен привязать к себе страны бывшего СССР, не имеющие шансов на вступление) Киев собирается подписать с Евросоюзом углубленное соглашение о зоне свободной торговли, именуемое также ассоциацией с Европейским союзом. По версии европейских идеологов документа, он исключает участие Украины в каких-либо интеграционных инициативах России. Иными словами, означает окончательный "европейский выбор".

Долгое время Брюссель и другие столицы ЕС смущали некоторые замашки президента Виктора Януковича, а главное - пребывание в тюрьме Юлии Тимошенко. Однако конъюнктура изменилась, и сейчас европейцы, похоже, готовы махнуть рукой на морально-гуманитарные факторы. Евросоюзу соглашение, безусловно, выгодно экономически, а политически сейчас - в период глубокого кризиса самой модели интеграции - очень важно продемонстрировать, что экспансия продолжается. И хотя о членстве Украины в Евросоюзе никто не заикается, ассоциация дает возможность обозначить динамику. К тому же в отношениях Европейского союза и России взаимное раздражение не скрывается. Так что вечный украинский вопрос опять превратился в повод для перетягивания каната.

Россия и Украина руководствуются разной логикой в дискуссиях об интеграционных процессах

Действия Москвы - лишь слегка завуалированная акция устрашения. Причины понятны - при любом исходе спора о том, куда собирается интегрироваться Украина, изменится сама суть взаимоотношений двух стран, которая с некоторыми колебаниями сохранялась на протяжении всего постсоветского периода. Упрощенно ее можно описать так: две независимые страны, которые не полностью верят в окончательность независимости друг от друга. Выражением этого внутреннего сомнения является, с одной стороны, повышенная взаимная подозрительность, с другой - уверенность, что отношения могут быть только "особыми".

Россия и Украина руководствуются разной логикой в нынешних дискуссиях об интеграционных проектах. Для России экономические резоны едва ли не впервые играют существенную роль. Все признают, что проект Таможенного союза в случае присоединения к нему Киева имел бы качественно иной масштаб - крупного международного объединения с довольно значительным рынком и хотя бы потенциально диверсифицированной экономикой. Выгодно. На Украине вопрос об интеграции - исключительно политический, дискуссия идет вокруг "цивилизационного выбора", считать никто ничего не хочет. Идеологические штампы в изобилии с обеих сторон, но если в России они убывают в пользу более рационального и прагматического подхода, то на Украине идейный накал не слабеет. На практике это означает, что демонстрация Москвой силы, скорее, добавляет драйва "проевропейской" стороне - мол, не в бизнесе дело, того гляди империя вернется. Более того, столь явная мера воздействия ставит украинское руководство в тяжелое положение, пойти на попятную в таких обстоятельствах - потерять лицо.

Ситуация зашла так далеко, что хороших выходов у официального Киева не видно. Любое решение чревато кризисом - экономическим или политическим. Подписание договора Россия без последствий не оставит, это уже очевидно. Таможенный союз для того и строится, чтобы создавать для его членов условия лучшие, чем у остальных. Так что если после открытия украинского рынка тамошние производители под давлением конкурирующих европейских товаров устремятся на восток, ограничительные меры неизбежны. Понятно, что все не так просто, как было на прошлой неделе, - Россия не сможет взять и попросту прекратить ввоз товаров, все-таки в ВТО вступили. Но отказ от любых преференций для украинского бизнеса гарантирован. Понятно, что удар будет весьма заметным, приоткрытый европейский рынок компенсирует украинским производителям разве что малую толику. Поскольку власть в Киеве - это равнодействующая групп крупных деловых интересов, от нее, конечно, будут требовать решить вопрос. Но непонятно, тогда уже, как.

Ситуация зашла так далеко, что хороших выходов у официального Киева не видно. Любое решение чревато кризисом - экономическим или политическим

Отказ от соглашения с ЕС чреват политическим кризисом. Он будет представлен как капитуляция перед Россией и отказ от "независимого будущего", которое в украинской системе координат связано только с Евросоюзом (даже если речь идет о попадании в зависимость от Европы). Европа воспримет это как оскорбление и начнет проводить в отношении Киева откровенно враждебную политику, что еще больше обострит внутреннее положение.

Традиционная линия поведения Украины заключается в том, чтобы не принимать никаких решений и все время лавировать. Отступление от этой линии при Викторе Ющенко и попытка резко рвануть штурвал в одну сторону привела к политическому фиаско. Однако сейчас, похоже, возможности для того, чтобы не делать выбор, исчерпаны. Промежуточный курс завершается вместе с переходным временем, описанное выше невнятное отношение друг к другу России и Украины требует определенности. Любая определенность станет болезненной, но этого уже не избежать. Особые отношения останутся в прошлом.

Источник: Российская Газета

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(2) {
  ["Внешняя политика России"]=>
  string(44) "Внешняя политика России"
  ["Постсоветское пространство"]=>
  string(51) "Постсоветское пространство"
}
Бизнесу
Исследователям
Учащимся