Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД), член РСМД

«Вестник Кавказа» побеседовал с генеральным директором Российского совета по международным делам Андреем Кортуновым о ключевых вопросах международной повестки дня, которые будут обсуждаться на предстоящей Генассамблее ООН, включая урегулирование нагорно-карабахского конфликта, прекращение войны на Украине, снижение напряженности вокруг ядерной сделки с Ираном и накалившиеся отношения Турции с Западом.

«Вестник Кавказа» побеседовал с генеральным директором Российского совета по международным делам Андреем Кортуновым о ключевых вопросах международной повестки дня, которые будут обсуждаться на предстоящей Генассамблее ООН, включая урегулирование нагорно-карабахского конфликта, прекращение войны на Украине, снижение напряженности вокруг ядерной сделки с Ираном и накалившиеся отношения Турции с Западом.

— Андрей Вадимович, как вы оцениваете перспективы встречи глав МИД Азербайджана и Армении на полях Генассамблеи ООН?

— Любая встреча между высокими представителями этих двух стран очень важна, поскольку контакты, обмен позициями, сравнение точек зрения, возможно, налаживание отношений – это пусть и небольшие, но конкретные шаги к оздоровлению обстановки. Безусловно, мы должны исходить из того, что существуют механизмы, в частности, Минская группа ОБСЕ, которая, наверное, нуждается сейчас в некой активизации. Хочу подчеркнуть, что на данный момент, как мне кажется, главное – не допустить новой вспышки боевых действий, подобной той, что произошла в апреле прошлого года, не допустить гибели людей. На фоне множества проблем в соседних регионах обострение ситуации вокруг Нагорного Карабаха сейчас было бы особенно пагубным для международной стабильности.

— Чего стоит ожидать от встречи президентов США и Турции Дональда Трампа и Реджепа Тайипа Эрдогана на той же площадке?

— Есть ряд вопросов, касающихся роли Турции в сирийском конфликте, которые нужно будет обсудить президентам. Мы знаем, что между США и Турцией есть серьезные разногласия по курдам, их роли в Сирии и американской поддержке курдских подразделений. Есть и другие темы, в частности, Вашингтон и Анкара по-разному представляют себе будущее НАТО, обязательства членов Альянса. Также Турция настаивает, как мы знаем, чтобы Вашингтон выдал Анкаре известного исламского проповедника Гюлена, который обвиняется если не в организации, то, по крайней мере, в очень активном участии в подготовке путча прошлого года. США не готовы выдавать этого человека. К сожалению, я не думаю, что по очень важным вопросам им удастся достигнуть взаимопонимания, и можно прогнозировать, что американо-турецкие отношения останутся сложными, с элементами как сотрудничества, так и очень серьезного расхождения во взглядах.

— Возможна ли дискуссия по иранской ядерной сделке на Генассамблее ООН?

— С точки зрения России, иранское ядерное досье закрыто: существует соглашение, оно выполняется обеими сторонами, существуют механизмы проверки действий Ирана. Но мы знаем, что в США есть силы, которые считают эту сделку не очень хорошей, полагая, что у Ирана можно было бы выторговать дополнительные уступки. Кроме того, они выдвигают обвинения, на мой взгляд, не вполне обоснованные, что Иран нарушает соглашение. Стоит добавить, что у многих в США и, частично, на Ближнем Востоке есть опасения относительно состояния и перспектив иранской программы баллистических ракет. Поэтому, к сожалению, полностью интегрировать Иран в международное сообщество пока не получается, и здесь существует принципиальное расхождение между Россией и США. Если США считают Иран главным фактором нестабильности в регионе, то Россия исходит из того, что без Ирана стабильность на Ближнем Востоке невозможна и республика должна оставаться важным, полноправным участником любых договоренностей, касающихся региона. Иран участвует в астанинском процессе, у нас есть активное сотрудничество с Тегераном по Сирии и целому ряду других вопросов. То есть иранская проблема остается сложной, и, к сожалению, складывается впечатление, что нынешнее американское руководство настроено на дальнейшее ужесточение своего подхода к Ирану, что может иметь весьма серьезные последствия для региональной стабильности.

— Какие инициативы по украинскому кризису стоит продвигать на площадке Генассамблеи ООН?

— Сейчас, мне кажется, очень важно продвигать ту инициативу, которая прозвучала из Москвы: создание международной миротворческой миссии на востоке Украины. Мы понимаем, что тут много деталей, и, наверное, не все в российских предложениях устраивает Киев и Запад, да и технологически необходимо решить целый ряд вопросов. Тем не менее, использование международных миротворцев – наиболее перспективное направление снижения остроты кризиса. Если все-таки удастся обеспечить серьезное присутствие международных миротворцев, можно надеяться, что, по крайней мере, людей перестанут убивать. А если будет стабильное перемирие, можно постепенно возвращаться к другим пунктам Минских договоренностей. Мы понимаем, что это сложно, что, по разным причинам, это не удалось сделать до сих пор, и выполнение Минских соглашений остается под вопросом, но с чего-то же надо начинать. Международные миротворцы могут стать первым шагом на пути к дальнейшему урегулированию ситуации на востоке Украины.

Источник: Вестник Кавказа.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(4) {
  ["Безопасность"]=>
  string(24) "Безопасность"
  ["Ближний Восток"]=>
  string(27) "Ближний Восток"
  ["Европа"]=>
  string(12) "Европа"
  ["Кавказ"]=>
  string(12) "Кавказ"
}
Бизнесу
Исследователям
Учащимся