Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

Ну вот и наступила ясность. Очередная партия трехсторонней игры между Россией, Евросоюзом и Украиной завершилась как всегда – оказавшись перед лицом жесткого выбора, Киев предпочел его не делать. В Москве мало у кого есть иллюзии – отказ Украины от подписания договора об ассоциации с ЕС не означает разворота к России. За годы независимости Украина освоила один тип политического поведения – постоянное маневрирование, отход от него в любую сторону создает неопределенность и риски, которые Киев брать на себя не готов. Что дальше?

В России полагают, что вопрос об украинской ассоциации с Евросоюзом может теперь быть отложен в настолько долгий ящик, что ее перспективы становятся совсем туманны. ЕС, конечно, очень обозлен, но дело не в этом – европейцы достаточные прагматики и, когда надо, циники, чтобы проглотить обиду и начать новый раунд «заманивания», если это нужно и выгодно. Просто Европа убедилась, что вовлечение Украины в ее сферу контроля и тем более институциональная привязка – дело дорогостоящее.

Собственно, план ассоциации, которая включала бы в себя глубокую и всеобъемлющую зону свободной торговли, очень типичный образчик современного европейского стиля. Партнеру предлагается принять на себя все издержки – очень немалые, – получив в обмен этикетку «европейского выбора» и напыщенные слова моральной поддержки. У самого Европейского союза рисков никаких – обязательств он не берет, если ассоциированный член «выплывет» – молодец, если «утонет» – ну что ж вы так, а мы в вас верили… Тем более что в случае с Украиной перспектива полноценного участия в объединении – даже в самом отдаленном будущем – не упоминается. Так что логика, которой могли руководствоваться элиты стран Балтии и Центральной Европы в девяностые годы – из кожи вон вылезем с реформами, но вступим – здесь не работает. А Евросоюз сегодня не в том состоянии, чтобы право быть хоть как-то, хоть на словах сопричастным сияющему «граду на холме» вдохновляло на свершения.

При этом платить за экспансию, нести хоть какие-то заметные расходы Брюссель не готов, ставка делалась на то, что другие страны, прежде всего Украина сами должны оплатить победное шествие ЕС на восток. А в идеале даже это должна оплатить Россия – все европейские расчеты последствий подписания договора об ассоциации исходили из того, что особая преференциальная система торговли между Россией и Украиной сохранится. Почему в Еврокомиссии так полагали – вопрос отдельный, вероятно, бюрократический менталитет все-таки не склонен учитывать реаль-политик, но идея выглядела заманчиво: украинский рынок открывается для европейских товаров, а российский остается открытым для украинских.

Коллизия с ассоциацией и жесткая позиция, которую заняла Россия, напомнила Европейскому союзу, что территория бывшего СССР качественно отличается от того, к чему ЕС привык в Центральной Европе и примкнувшей к ней Балтии. Можно сколько угодно обвинять Россию в беспардонном давлении, что хором делают сейчас все европейские комментаторы, но решение отказаться приняла украинская власть на основании очень простого и давно очевидного учета возможных выгод и издержек. Почему эта калькуляция началась в последние пару недель перед запланированным подписанием, хотя все было ясно еще полгода назад, непонятно. То ли в Киеве совсем по-русски надеялись на авось, то ли, напротив, по-европейски хитроумно пытались выторговать себе благоприятные условия. Однако самый поверхностный подсчет дает однозначный результат – грандиозные экономические и соответственно политические проблемы уже завтра и теоретическая возможность качественных улучшений в неопределенно далеком будущем. Едва ли где-нибудь найдутся политики, которые в этой ситуации предпочтут второе и с готовностью пойдут на первое. В этой ситуации анекдотично звучат заявления европейский политиков о том, что они «не понимают» решения Украины.

Евросоюз может потерять интерес к дальнейшим действиям по «соблазнению» Украины, потому что наглядно проявилась зависимость украинской экономики от России, и соответственно цена «отрыва», платить которую в Европе никто не собирается. Очень условно можно сравнить происходящее с попыткой втянуть Грузию в НАТО: если само собой получается – отлично, но как только появился хоть какой-то риск – нет, спасибо, того не стоит.

А что же Россия? Само собой разумеется, что в Москве сейчас испытывают чувство глубокого удовлетворения. С августа украинская тема превратилась в азартную партию с ЕС, так что спортивный дух определял нагнетание страстей и все более накаленную атмосферу с обеих сторон. Евросоюз, кстати, в какой-то момент даже отбросил свои традиционные мантры по поводу недопустимости «игры с нулевой суммой» и откровенно занялся именно ей. И вполне здравую идею о создании трехстороннего рабочего формата, коль скоро уж все друг от друга зависят, которую выдвинул Киев и поддержала Москва, в Брюсселе даже рассматривать не хотят – либо по-нашему, либо никак.

Но эмоции, связанные с победой-поражением, быстро пройдут. Естественно, программа-максимум России – вступление Украины в Таможенный союз, который с 2015 года должен преобразоваться в Евразийский. Многие, правда, считают такой сценарий нереальным – по причине неспособности и нежелания Украины делать какой-либо выбор. Некоторые выражают сомнения в том, что Киев вообще нужно зазывать в ТС, учитывая, наверняка, очень «особую» роль, которую Украина будет играть по любому вопросу, размывая только еще формирующееся объединения. Однако это скорее меньшинство, преобладающая точка зрения – нынешний успех нужно капитализировать в серьезное углубление экономических связей. Это мы уже слышали в 2010 году, когда было заключено Харьковское соглашение, но дальше сделки «газ в обмен на флот» дело не пошло. Сейчас, правда, Россия настроена более серьезно и президент у нее повесомее, чем тогда, но многолетний опыт взаимодействия не позволяет строить большие планы.

Разумным шагом со стороны Москвы было бы смягчение условий газового контракта. Для украинской экономики он все равно неподъемный, поэтому приведет к новому кризису с поставками, что опять ударит по репутации «Газпрома». А если превентивно дать скидку – получится вроде бы щедро и позволит избежать лишних проблем. Все прочие идеи о производственной кооперации и прочих интеграционных выгодах станут еще предметом дискуссии внутри России. До сих пор, когда возникала дилемма делать что-то самим или полагаться на «международное разделение труда», например, восстанавливать советские производственные цепочки, верх обычно брала идея самодостаточности.

Река Нерис, на которой стоит Вильнюс, не стала Рубиконом. Итог баталии, если отбросить эмоции, - все остались при своих, хотя и обогатившись опытом. Значит игра продолжается.

Источник: vesti.ua

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся