Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Михаил Горбачев в интервью газете Bild предупредил о приближении холодной войны. Свидетельством служит все более воинственная риторика политиков, военных и отклик, который она находит. "Холодная война" -- ярлык, который комментаторы лепят к любым трениям. В какой-то момент это понятие превратилось в "Волки! Волки!" из известной детской истории, говоря наукообразным языком, случилась банализация военно-политической угрозы. Но сейчас президент СССР прав -- пожалуй, впервые с конца 1980-х атмосфера стала напоминать эпоху настоящей холодной войны, только со съежившейся системой механизмов безопасности -- как формальных, так и неформальных.

Холодная война -- не просто плохие отношения или конфликты по конкретным вопросам. Это структурированное противостояние, которое не предусматривает договоренностей ни о чем, кроме снижения рисков столкновения, то есть управления противостоянием. А продукт дипломатии -- инструменты минимизации (но не устранения) взаимной угрозы.

С того времени как Горбачев со своим "новым политическим мышлением" изменил характер мировой политики, подобная установка не действовала. Речи о системном отторжении не было. И при Буше, и при Обаме, несмотря на все более глубокие провалы, говорилось о "выборочном вовлечении", сотрудничестве. Опыт показал, что путь тупиковый, взаимодействовать в точечном режиме, оставаясь в антагонизме по ключевым вопросам, не получается. Но это не холодная война.

Дональд Трамп с его устремленностью в прошлое, когда "Америка была великой", много ближе к духу холодной войны, чем три его предшественника. Он, правда, как бизнесмен твердит о "сделках". Но его понимание сделок -- демонстрация силы (или имитация ее), чтобы принудить партнера к диалогу на условиях США. Этого Трамп никогда не скрывал. Он отличается от Обамы, который применял силу неохотно и оттого неумело, и от Буша, который силу любил, но подводил под нее идеологическую базу.

Нынешний хозяин Белого дома чужд идеологий. Он обладает инстинктом борьбы за власть и престиж ("уважение" в его терминологии). Это свойственно международным отношениям, но в случае Трампа представлено в совсем первозданном виде, не затронутом наслоениями политико-дипломатической культуры. Не случайно звучат сравнения Трампа с Никитой Хрущевым, интуитивно чувствовавшим суть противоборства, но не отягощенным знаниями и тонкостью подходов.

С Хрущевым связан самый опасный эпизод холодной войны -- Карибский кризис. Он стал точкой отсчета в выстраивании институтов цивилизованного сдерживания. Возможно, Трампу не понадобится аналог этого кризиса (хотя неизвестно). Как бы то ни было, растет роль дипломатии как амортизатора инстинктов. Если политики не в состоянии "фильтровать базар", а такое ощущение давно, предохранителями должны выступать дипломаты. Нашумевшая инвектива представителя России в ООН ("в глаза смотри!") ошибочна даже не по форме, мол, так себя не ведут (ведут себя, увы, как угодно), а по сути. Задача дипломатии -- не подстраиваться к все более безответственному тону политиков, а противостоять ему. "В глаза смотри!" -- это игра в гляделки, кто первый моргнет. В эту игру втягивается все больше политиков. Тем важнее дипломатам заняться другим -- смотреть не в глаза, а на то, как избежать столкновения. В противном случае смысл в дипломатии пропадет, в гляделки лидеры государств все равно умеют играть лучше, чем сотрудники их МИДов.

Источник: Рамблер новости

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(2) {
  ["Внешняя политика России"]=>
  string(44) "Внешняя политика России"
  ["Глобальное управление"]=>
  string(41) "Глобальное управление"
}
Бизнесу
Исследователям
Учащимся