Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

С корейского полуострова вновь несутся воинственные заявления. К своеобразной риторике Пхеньяна, который регулярно грозится превратить в "море огня" территорию "соседей-марионеток", в общем, уже привыкли. На сей раз, правда, к угрозам в адрес Сеула добавились обещания нанести удар и по американским объектам, что придало "дискуссии" более высокий накал. Но и в Вашингтоне отдают отчет в том, что своими заявлениями Северная Корея стремится не столько напугать, сколько отпугнуть. В отличие от Ирана, страны с очень большими амбициями, КНДР всегда пребывает в агрессивной обороне.

У режима чучхе одна, но воистину жизненно важная цель - обеспечить, чтобы его никто не трогал. В эпоху, когда интервенции в "страны-изгои" становятся рутиной, репутация "отмороженного" дает шанс на выживание. И северокорейское руководство не жалеет сил, чтобы подтверждать свой имидж "психического" - только попробуйте, я за себя не отвечаю... Как показал пример Саддама Хусейна, на блефе далеко не уедешь, поэтому КНДР легла костьми, но создала-таки собственную ядерную и ракетную программу. Наличие пусть небольшого и достаточно примитивного, но реального ракетно-ядерного арсенала делает цену вмешательства недопустимо высокой.

Это, правда, не означает, что риск выхода конфронтации из-под контроля отсутствует. Опасность тактики запугивания окружающих собственной иррациональностью заключается в том, что для сохранения достоверности, чтобы не отмахивались как от пустой болтовни, масштаб и интенсивность надо все время увеличивать. То есть в конце концов можно оказаться перед необходимостью выполнять заявленное, дабы не потерять лицо и созданный образ. Логика подобного противостояния довольно опасна. Тем более что от Северной Кореи все устали - даже Китай, который является основным патроном и донором Пхеньяна, не скрывает раздражения тем, что бесконечные фортеля династии Кимов дают Соединенным Штатам легитимный повод наращивать свое военное присутствие в регионе.

Феномен КНДР заключается в том, что никто не знает, как воздействовать на это государство. Санкции к нему, по сути, неприменимы. Ими невозможно изменить политику страны, которая добровольно наложила на себя санкции, культивируя самоизоляцию и автаркию. Пример последнего времени - после начала нынешнего обострения, поводом для которого стало проведение крупных американо-южнокорейских военных учений, Пхеньян пригрозил закрыть специальную промышленную зону Кэсон, где северокорейские рабочие под руководством южнокорейских специалистов производят товары на экспорт. Для КНДР это важный источник твердой валюты, так что, по идее, в случае эскалации это Южная Корея должна была бы пугать прекращением сотрудничества. Но происходит наоборот - Пхеньян демонстрирует, что сам готов пожертвовать чем угодно.

Конечно, если бы внешним силам удалось договориться о тотальном бойкоте Северной Кореи и ее полной изоляции с прекращением любых связей, торговых операций и гуманитарной помощи, это могло бы подействовать. Но такое находится за пределами вероятности. Во-первых, КНР, как бы она ни была удручена выходками соседа, предпочитает нынешний статус-кво любому другому. Во-вторых, гуманитарная катастрофа, которая в таком случае разразится в стране, заставит цивилизованный мир все-таки оказывать помощь. Наконец, в-третьих, ощущение загнанности в угол способно толкнуть Пхеньян на отчаянные действия.

Российская позиция на тему о том, как решать корейскую проблему, не меняется давно - давить на Пхеньян бессмысленно, выходить из тупика можно только путем социализации КНДР, мягкого вовлечения ее в международную интеграцию. В Москве, надо полагать, понимают, что задача очень тяжелая - северокорейская государственность является производной психологии "осажденной крепости", и тамошнее руководство в самом деле никому не доверяет. Тем более что попытка в 1990-е годы заключить сделку с США завершилась разочарованием. К тому же Трудовая партия Кореи извлекла свои выводы из крушения коммунистических режимов в Восточной Европе и СССР: никакой либерализации, раз дашь слабину, и все - пиши пропало. Вывод не абсурдный, системы советского типа не предназначены для мягкого реформирования, как только нажим снижается, наступает быстрая деградация.

Несколько лет назад Москва предложила другую парадигму отношений на Корейском полуострове - строительство транскорейского газопровода, который вывел бы российское сырье на южнокорейский и тихоокеанский рынок. КНДР в случае реализации этого проекта становилась бы не только получателем газа, но и страной-транзитером с соответствующими выгодами. Понятно, что при нынешнем состоянии отношений между двумя Кореями этот проект выглядит утопией, но очевидно и другое: все попытки решить корейскую ракетно-ядерную проблему иными способами, по американским лекалам, на протяжении более чем полутора десятилетий закончились безрезультатно. Точнее, результат обратный. Можно ждать крушения режима, которое, вероятно, когда-нибудь наступит и чревато сокрушительными результатами для соседей, либо все-таки пытаться приручать. В последнем случае у России преимущество - ее не боятся и она по сравнению с остальными в регионе нейтральна.

Источник: Российская Газета

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся