Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

 

Ключевой темой президентских выборов 2016 года в США станет место страны в меняющемся мире

 

После промежуточных выборов в Конгресс в ноябре США вступают в очередной президентский цикл — через два года изберут нового главу государства. Фантазировать по поводу фаворитов не стоит, любой американский политический стратег скажет, что это огромный срок и все изменится многократно. Одно известно доподлинно. Нынешний хозяин Белого дома покидает Овальный кабинет навсегда, а характер кампании и политику будущего президента во многом определит наследие, которое он/она получит от Барака Обамы.

Итоги работы первого чернокожего президента парадоксальны.

Обама замахивался на принципиально новый международный курс, который соответствовал бы изменившимся реалиям. Его мало интересовала Европа, где, как казалось, ничего интересного не происходит. Зато очень привлекал неатлантический мир — тот самый многополярный, создающий совершенно новый антураж для Америки. К середине второго срока выяснилось, что едва ли не единственным достижением Обамы может стать воссоздание военно-политического единства Запада по модели холодной войны — как раз на трансатлантических основаниях.

Достижение это не от хорошей жизни. Ничего другого не получилось. Приоритетами Барака Обамы были (помимо вывода войск из Ирака и Афганистана) качественно иные отношения с арабским миром, Китаем, Ираном, Россией... Не сложилось. Зато рост международного хаоса, в нагнетании которого США, того не желая, внесли немалый вклад, спровоцировал серию локальных кризисов. Один из них, украинский, привел к прямой идейно-политической коллизии с Россией, и на повестку дня вернулся дух холодной войны. А ведь Обама — первый президент, не имеющий практического опыта политики противостояния второй половины ХХ века. Потому все и надеялись, что рецидивов прошлого при нем не случится.

Но круг замкнулся, эпоха меняется. В 1990 году консервативный комментатор Чарльз Краутхаммер провозгласил наступление в мире «момента однополярности» — стало ясно, что Соединенные Штаты победили в холодной войне. Момент завершается, когда тогдашняя конфронтация, по сути, возобновляется, пусть и в других исторических декорациях.

Америке предстоит определить, какое место она хочет занимать теперь. Два подхода, которые явно прослеживаются в американских дискуссиях о роли в мире, диаметральны.

Первый, объединяющий и значительную часть демократов, и немалую долю республиканцев, призывает вернуть Вашингтону безусловное лидерство на глобальной арене, которое у него было в 1990-х и начале 2000-х. Это означает наступательный и ценностно ориентированный курс, то или иное сочетание продвижения демократии и национальных интересов США. Наиболее вероятным выразителем этих настроений может стать Хиллари Клинтон — живой «мостик» к золотой эпохе единоличного всевластия Америки в конце ХХ века.

Второй говорит о том, что Соединенные Штаты перенапряглись, забросили собственные дела, увлекшись обустройством мира. От лидерства отказываться нельзя, но его надо осуществлять, делая все более неотразимым и привлекательным собственный пример. Назвать это изоляционизмом, который вполне укоренен в американской традиции, нельзя, поскольку все понимают, что в современном мире он невозможен. Но отказ от лишних обязательств приветствуется. Собственно, к этому стремился и Обама, добившись на деле скорее обратного. Восходящей звездой такого подхода является конгрессмен-республиканец Рэнд Пол, человек яркой, но неоднозначной репутации.

На концептуальном уровне никто из серьезных политиков или комментаторов в США не ставит под сомнение необходимость лидерства как такового. Но в поисках моделей все смотрят назад. В счастливые годы сразу после войны (холодной) либо в более ранний период, когда США тщательно формулировали приоритеты, вступая только в «перспективные» конфронтации. Между тем видения того, в каком направлении развивается мир, в Америке нет: контуры полицентризма воспринимаются не как объективная данность, а как угроза.

Будучи центральной державой международной системы, Соединенные Штаты в парадоксальном положении. От их выбора зависит весь мир, и за ходом избирательной кампании в США, как правило, определяемой чисто внутренними соображениями, будут следить миллиарды людей.

Но и успех любой американской политики связан с тем, что будет происходить на планете, куда движется глобальная политика.

Американцы, люди очень самодостаточные, не привыкли на это оглядываться. И заставить их сделать это может только какое-то очень серьезное потрясение. Впрочем, глядя на происходящее, зарекаться не стоит.

Источник: Forbes

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(2) {
  ["Северная Америка"]=>
  string(31) "Северная Америка"
  ["Россия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовах"]=>
  string(167) "Россия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовах"
}
Теги
США, Выборы
Бизнесу
Исследователям
Учащимся