Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Чубарьян

Научный руководитель Института всеобщей истории РАН, академик РАН, член РСМД

"Меч Сталинграда" был вручен 29 ноября 1943 года премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем Маршалу Советского Союза Иосифу Сталину в присутствии президента США Франклина Рузвельта и почетного караула на церемонии, приуроченной к открытию Тегеранской конференции. Он выкован по специальному указу короля Георга VI в знак восхищения британского народа мужеством, проявленным советскими защитниками Сталинграда во время битвы за город. Наградной меч украшен драгоценными металлами и камнями.

По клинку кислотой вытравлены надписи на русском и английском: "Гражданам Сталинграда Крепким как сталь От короля Георга VI В знак глубокого восхищения британского народа". Экспонируется в музее Сталинградской битвы в Волгограде.

За 28 дней была завоевана Польша, а в Сталинграде за 28 дней немцы взяли несколько домов. За 38 дней была завоевана Франция, а в Сталинграде за 38 дней немцы продвинулись с одной стороны улицы на другую... Это сообщало Лондонское радио в 1942 году. Тогда ни у кого в Европе и США не было сомнений, что на Волге творится большая история. Однако идет время, и мы, кто с горькой обидой, а кто просто с удивлением, обнаруживаем, что слово "Сталинград" уже не для всех священно. С высоких европейских трибун слышны стоны о невинных немецких солдатах, в медиапространстве носятся фейки о равноценности произошедшего в сталинградском котле и в Тунисе. О том, почему так коротка бывает память, наш разговор с научным руководителем Института всеобщей истории РАН Александром Чубарьяном.

"Меч Сталинграда" был вручен 29 ноября 1943 года премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем Маршалу Советского Союза Иосифу Сталину в присутствии президента США Франклина Рузвельта и почетного караула на церемонии, приуроченной к открытию Тегеранской конференции. Он выкован по специальному указу короля Георга VI в знак восхищения британского народа мужеством, проявленным советскими защитниками Сталинграда во время битвы за город. Наградной меч украшен драгоценными металлами и камнями.

По клинку кислотой вытравлены надписи на русском и английском: "Гражданам Сталинграда Крепким как сталь От короля Георга VI В знак глубокого восхищения британского народа". Экспонируется в музее Сталинградской битвы в Волгограде.

За 28 дней была завоевана Польша, а в Сталинграде за 28 дней немцы взяли несколько домов. За 38 дней была завоевана Франция, а в Сталинграде за 38 дней немцы продвинулись с одной стороны улицы на другую... Это сообщало Лондонское радио в 1942 году. Тогда ни у кого в Европе и США не было сомнений, что на Волге творится большая история. Однако идет время, и мы, кто с горькой обидой, а кто просто с удивлением, обнаруживаем, что слово "Сталинград" уже не для всех священно. С высоких европейских трибун слышны стоны о невинных немецких солдатах, в медиапространстве носятся фейки о равноценности произошедшего в сталинградском котле и в Тунисе. О том, почему так коротка бывает память, наш разговор с научным руководителем Института всеобщей истории РАН Александром Чубарьяном.

Александр Оганович, ревизия истории Сталинградской битвы дело рук журналистов и политиков или ее поддерживают и ученые?

Александр Чубарьян: Существует общее свойство времени, которое уносит с собой чисто эмоциональные оценки событий. А отношение к фактам истории как к чему-то священному - это эмоции. Ими жили и живут многие наши граждане. Особенно старшего поколения. Современность же выносит на свет новые документы, открывает архивы, заставляет ученых тщательно и досконально исследовать историю войны. Это относится и к Сталинградской битве. Есть и еще один фактор, который влияет на оценку войны в мире, и вряд ли его можно назвать объективным. Это нынешнее общее наступление на Россию. Впрочем, этот фактор влияет скорее на средства массовой информации, чем на академические научные круги. Да, есть попытка размыть основополагающие символы нашей победы, среди которых "Сталинград".

Эти настроения существуют и среди некоторых наших бывших коллег. Скажем, на Украине, где набирает очки идея о неучастии в Великой Отечественной войне. Чтобы ее продвинуть в обществе подвергаются сомнению самые героические страницы истории Советского Союза. На этом фоне раскручивается кампания по пересмотру итогов Второй мировой войны, что происходит и в ряде других стран. Это распространено в средствах массовой информации, среди общественных деятелей и меньше в академической сфере.

Многие помнят, как в Берлинской национальной библиотеке состоялась презентация российско-германского учебного пособия по истории XX века. После трудных дискуссий, на фоне политических споров и попыток пересмотреть итоги Второй мировой ученым все-таки удалось договориться...

Александр Чубарьян: Да, мы продолжаем эту работу... К слову, в Германии уже вышло второе издание этого пособия. Первое распродали вмиг. Пособие оказалось не только удачным, но и коммерческим проектом. Проект развивается успешно. Уже закончен том о XVIII веке и в стадии завершения книга о XIX столетии. Пособие о XX веке состоит из нескольких глав по ключевым событиям нашей общей истории. Мы пришли к результату после более чем десяти лет различных конференций, построения планов, их обсуждения и критики.

Немецкие ученые, надо отдать им должное, предложили, чтобы была отдельная глава о Сталинграде. Мы же не хотели давать специального раздела по войне, потому что не были уверены, что победители и побежденные смогут прийти к компромиссу. Вначале мы наметили 20 глав-модулей, которые собирались писать совместно, в соавторстве. На две трети этот план удался. Из 20 глав 14 мы сделали вместе. Но главу о Сталинграде писали все же параллельно: российский ученый - свою версию, немецкий - свою. То, что написал наш немецкий коллега, было достаточно объективно. Показал и германские злодеяния, и советский героизм. Но там все же были некоторые пассажи, с которыми мы согласиться не могли.

О "пассажах" поконкретней?

Александр Чубарьян: Например, немецкий коллега объяснял героизм защитников Сталинграда заградотрядами, которые стояли за нашими войсками, и репрессивными мерами. Эта тема сейчас активно муссируется в западной литературе. Как и знаменитый N 227 приказ Сталина "Ни шагу назад!" и последствия его для дезертиров. Российские историки не отрицают существования заградотрядов, не пытаются затушевать жестокую суть приказа "Ни шагу назад!". Дискуссия на этот счет идет и внутри нашего сообщества. Но это, с моей точки зрения, абсолютно не объясняет главного: как одержали победу. Детали не должны влиять на общую оценку. Особенно когда речь идет о том, что узнает о войне молодежь, у которой нет той эмоциональной подпитки, а значит, и защиты от исторических мифов - фейков о Сталинграде, которая была у старших.

А наши зарубежные коллеги, которые работают над такими темами, как "Сталинградская битва", должны помнить, что в истории любого народа есть священные, даже святые события, которые стали символами. Прикасаться к ним, даже с научной целью, нужно с большой осторожностью и уважением, какие бы новые факты не обнаруживались.

Вы упомянули модное слово "фейки". Они касаются и Сталинграда?

Александр Чубарьян: Например, сравнивают по кровопролитности и потерям бои, которые до открытия Второго фронта вели союзники в Африке, и явно преувеличивают значение побед в Эль-Аламейн. Это старая история. Я противник того, чтобы недооценивать вклад союзников в Победу. Хотя, конечно, никакого сравнения Сталинграда с Эль-Аламейн по влиянию на ход войны быть не может. А то, что в Великобритании и других странах отдают должное своим солдатам, которые воевали и одержали победу, это нормально. Но если реально смотреть на вещи, ни в одной из названных стран эти бои не сохранились в памяти о войне в такой степени, как Сталинградская битва.

Нападки на символы Победы связаны с общей атакой на Россию. Это некий атрибут международной обстановки. Когда в мире соблюдаются более-менее корректные отношения, такие "наезды" отходят в сторонку. Они случаются, но редко. А вот когда это государственная политика с подключением СМИ, все эти мифы всплывают на поверхность. И цель как бы оправдывает средства. Но в некоторых странах отмечают эту дату. Один из каналов французского телевидения показал 27 января специальную программу и фильм, посвященный Сталинградской битве, с признанием роли этой победы для хода Второй мировой войны.

Возникновение святынь - сложный и длительный процесс, в который вплетается и психология, и традиции, и случайности, и законы. Когда Сталинград стал символом Победы?

Александр Чубарьян: Сразу после победы над армией Паулюса. Если угодно, это как Ватерлоо для XIX века. Сейчас больше внимания обращается на военную сторону Сталинградской битвы, на соотношение сил, на блестящие операции, тактику и стратегию... Это все верно. Но важно вспомнить о том, что тогда наши люди поверили в возможность победить. А союзники поняли, что Советский Союз может выиграть эту войну даже без них. Ни один другой город, ни одна другая битва не получили такого почитания в памяти Европы, как Сталинград. Метро и площадь в Париже, улицы и бульвары в Бордо, Лионе, Ницце, Милане... Проспект в Брюсселе, площади в городах Чехии... На Тегеранской конференции Черчилль вручает Сталину меч за победу. Рузвельт, выступая, говорит о великом значении Сталинграда. С ними солидарен де Голль.

А с другой стороны, в Германии впервые, единственный в ходе войны, был объявлен трехдневный траур. Больше такого не повторялось. По радио выступали Гитлер и Геббельс - там тоже понимали военное и политическое значение Сталинграда. Но самое главное, об этом мне говорил немецкий коллега-историк, который воевал и был у нас в плену, в Германии появилось ощущение неизбежности поражения. Потерпела крах огромная группировка во главе с прославленным человеком, который был любимцем Гитлера. Это был моральный удар огромной силы. Паулюс потом написал, что он впервые понял это, когда услышал про покушение на Гитлера. Заговорщики "почувствовали" беду.

Как памятную дату 75-летия Сталинградской битвы воспринимают и отмечают в Европе?

Александр Чубарьян: В целом Сталинградская битва во многих странах останется в истории Второй мировой войны как символ и реальный фактор военного и политического перелома в ходе войны, как пример героизма и мужества защитников Сталинграда. Но есть и факты в другом роде, когда в некоторых странах, в том числе и на постсоветском пространстве, стремятся или замалчивать или явно преуменьшать значение победы под Сталинградом.

Источник: Российская газета

(Нет голосов)
 (0 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся