Распечатать
Регион: Европа
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Мешков

Чрезвычайный и Полномочный посол РФ во Французской Республике и по совместительству в Княжестве Монако, член РСМД

О непростых отношениях России и Евросоюза, миграционном кризисе в Европе, возобновлении работы Постоянного совета партнерства Россия-ЕС и встрече Совета Россия-НАТО рассказал в интервью ТАСС по случаю Дня дипломатического работника заместитель министра иностранных дел РФ Алексей Мешков.

- В одном из своих интервью вы сказали, что День дипломатического работника - праздник личный. Как вы отмечаете этот день?

- Праздник личный, но в этом году он особо личным не будет. Завтра у нас сложный день, связанный с подготовкой к Мюнхенской конференции. Будут, естественно, и официальные мероприятия. Но я обязательно найду время вечером, чтобы отметить праздник в кругу семьи. В том числе, потому что я потомственный дипломат.

Выбор профессии дипломат - это был сознательный выбор. Если бы отец был пожарником, я бы ориентировался на это направление. Ведь многие дети хотят быть пожарниками, космонавтами, но меня завлекла работа моего отца его коллег. Поэтому у меня не было сомнения в выборе профессии, о чем я не жалею. Эта профессия дает возможность увидеть много интересного, находиться в центре мировых событий.

Если вспоминать первые годы моей дипломатической службы, то сейчас полностью изменилась динамика жизни и сама работа. Все идет в совершенно в другом ритме. Если раньше какой-нибудь разговор министра иностранных дел Андрея Громыко с главой МИДа другой страны готовился несколько дней, то сейчас глава российской дипломатии Сергей Викторович Лавров несколько раз в день говорит со своими коллегами. Стал более жесткий ритм и поездок, контакты стали чаще. Но базовые элементы профессионализма не изменились. И тот дух наставничества, который был всегда присущ советской, российской дипломатической службе - это важный элемент формирования команды. А в нашем случае - это наш весь российский дипломатический корпус, в том числе это административно-технический персонал, который работает бок о бок с нами. Это дорогого стоит. И это наша главная визитная карточка.

- Какие меры необходимо принять ЕС для разрешения миграционного кризиса? Как скоро он может разрешиться с учетом того, что некоторые европейские страны вводят временный контроль на своих границах? Не противоречит ли это общему положению о Шенгенской зоне?

- Проблема миграции существует в Европе давно. В конце 90-х годов я ставил перед своими европейскими коллегами вопрос, давайте обмениваться мнениями как работать по тематике миграции, на что получал ответ - у нас такой проблемы нет, у нас мигранты автоматически ассимилируются и говорить не о чем. Сегодня очевидно, что эта тема есть, и она весьма востребована. К тому же сейчас прорабатывается вопрос о продолжении такого диалога по линии миграционных служб ЕС и России. Тем более за эти годы мы накопили большой опыт. Достаточно сказать, что за последние полтора года мы приняли с Украины почти 2 млн. беженцев, что сопоставимо с тем потоком, который сейчас идет в страны ЕС.

Однако сегодняшняя проблема беженцев в Европе отличается от того, что было 10 лет назад. Тогда в основном речь шла об экономических беженца. Сегодня - это переплетение стольких ветвей, что делает эту проблему значительно сложнее. Знаем мы и откуда идут истоки нынешнего миграционного кризиса - что было сделано с Ливией, которая была главным заслоном неконтролируемого потока беженцев в Европу с побережья Северной Африки. Те, кто разрушали Ирак, активно поддерживают террористическую группировку "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) и другие террористические организации в Сирии, знают, что именно они являются источником потока беженцев через Турцию в сторону стран ЕС. Поэтому они так громко и кричат, ведь как известно: "на воре и шапка горит", дескать, все причины от того, что в Сирии работают ВКС РФ и сирийская армия освобождает от боевиков территории, на которые, кстати, многие беженцы уже возвращаются.

Чтобы решить проблему миграции, нужно отказаться от ханжества, определить причины, истоки. Предпринять серьезные усилия для нормализации ситуации, как политической, военной, социально-экономической, в тех странах, откуда идет поток беженцев

Чтобы решить проблему миграции, нужно отказаться от ханжества, определить причины, истоки. Предпринять серьезные усилия для нормализации ситуации, как политической, военной, социально-экономической, в тех странах, откуда идет поток беженцев. Если ты этих беженцев принимаешь, то при строгом соблюдении норм международного права должен обеспечить им достойное пребывание на своей территории.

- К чему может привести усиление контроля на границах в странах ЕС? Как эта мера отражается на российских туристах?

- На наш взгляд, усиление контроля на границах ЕС в складывающейся ситуации, учитывая также высокий уровень террористической опасности в Европе, является вполне понятной мерой. Впрочем, судя по всему, она не должна каким-либо образом ограничить возможность передвижения российских туристов при наличии у них действительных шенгенских виз.

- Как идет подготовка к Мюнхенской конференции по безопасности? Планируется ли на полях конференции встреча Совета РФ-НАТО?

- Вопрос о проведении Совета Россия-НАТО на полях Мюнхенской конференции не идет. Сейчас прорабатывается, согласовывается время встречи министра иностранных дел России Сергея Лаврова и генсекретаря НАТО Йенса Столтенберга. Такая встреча возможна, учитывая, что они в прошлом году также встречались на Мюнхенской конференции и на разных международных площадках.

Однако эти встречи не могут заменить той системной работы, которая велась в рамках Совета и была натовцами заморожена. Прорабатывается вопрос о возможности созыва в ближайшего время очередного заседания СРН на уровне постпредов. Но самое главное - не сам факт заседания, а содержание. Необходимо проработать соответствующую повестку дня этой встречи. И если она будет согласована, то такая встреча состоится.

Вместе с тем есть разные настроения в рамках НАТО. Не буду скрывать, что есть силы, кот не заинтересованы в возобновлении диалога между Москвой и Брюсселем. Рассчитываю на то, что критическая масса в альянсе тех, кто понимает всю ущербность нынешней ситуации, возобладает и мы сможем возобновить прагматичный, взаимополезный и равноправный диалог.

- Россия регулярно слышит от руководства НАТО заявления о важности и необходимости сохранения открытыми каналов связи между военными представителями России и альянса. На каком уровне фактически находится российско-натовский диалог? Действительно ли планируется разработка и принятие некоего российско-натовского документа о предотвращении опасных инцидентов в воздухе и на море, о котором заговорили после инцидента с российским самолетом в Сирии некоторые страны-члены альянса? Что об этом известно российской стороне?

- Действительно, от руководства НАТО и ее стран-членов время от времени слышим заявления о необходимости поддержания открытыми каналов связи между военными представителями России и альянса. Однако парадоксальность подобных призывов состоит в том, что именно натовская сторона приняла сохраняющее свою силу с апреля 2014 года одностороннее решение о полной приостановке практического сотрудничества с нашей страной, в т.ч. по военной линии. Ведь очевидно, что никакие эпизодические телефонные звонки по определению не могут заменить системный диалог между военными. А каналы связи у нас имеются. Мы их не обрывали. В частности, в постпредстве России при НАТО, пусть и в сокращенном составе из-за действий натовцев, продолжает функционировать аппарат главного военного представителя. Так что адрес, к кому обращаться, в штаб-квартире альянса есть.

Что касается политдиалога, то он на данный момент, по сути, сведен лишь к периодическим встречам министра иностранных дел России с генеральным секретарем НАТО на полях крупных международных мероприятий и контактам нашего постоянного представителя в штаб-квартире альянса.

Рассуждения представителей руководства НАТО и ее стран-членов о необходимости создания некоего механизма для предотвращения опасных инцидентов в воздухе и на море мы слышали и до трагического инцидента с российским боевым самолетом в Сирии. Однако дальше разговоров в НАТО пока не идут, с какими-либо конкретными идеями и предложениями альянс к нам не обращался.

При этом и здесь все ставится "с ног на голову". Вместо того, чтобы отказаться от форсированного наращивания военного присутствия блока вблизи российских границ, нам предлагают помочь натовцам справиться с теми возможными негативными последствиями, которые являются прямым следствием их же военной активности.

- К чему может привести дальнейшее расширение НАТО?

- Дальнейшее расширение альянса неизбежно приведет к появлению новых и углублению уже существующих разделительных линий в Европе, усилению фрагментации пространства европейской безопасности, дополнительно осложнит и без того непростые отношения между Россией и НАТО. Безусловно, это отразится и на характере нашего двустороннего взаимодействия с "новобранцами".

И это утверждение основывается не на каких-то гипотетических умозаключениях, а на анализе тех неблагоприятных политических и военных последствий, которые возникали в связи с очередными волнами экспансии альянса.

Здесь достаточно вспомнить, как на протяжении многих лет нас убеждали, что вступление в НАТО стран Восточной Европы и Прибалтики улучшит их отношения с Москвой, избавит от фобий "тяжелого исторического наследия" и создаст в альянсе «пояс» дружественных России государств. Однако расширение блока лишь создало "прифронтовой" синдром - теперь эти страны требуют для себя "особой защиты". Не вызывает сомнений и тот факт, что именно провозглашение перспективы вступления Грузии в НАТО на саммите альянса в Бухаресте в 2008 году внушило тогдашнему тбилисскому руководству иллюзию вседозволенности и подтолкнуло к военной авантюре против Южной Осетии.

- Как в целом развивается сотрудничество России и Евросоюза? Можно ли в ближайшее время ожидать, что санкции в отношении Российской Федерации будут сняты?

- Отношения Россия-ЕС переживают непростые времена. Большинство направлений сотрудничества заморожены. Евросоюз готов идти только на те контакты, которые отвечают его ключевым интересам и в то же время не вызывают раздражения со стороны американцев. Санкционное противостояние наносит взаимный ущерб, но в ЕС закрывают глаза на негативные последствия антироссийских санкций для европейской экономики во имя трансатлантической солидарности.

Как известно, мы не ведем с ЕС каких-либо переговоров об условиях или критериях отмены антироссийских санкций. Наша позиция в этом вопросе неизменна: первыми от них должны отказаться те, кто их инициировал. Соответственно и наши ответные меры будут оставаться в силе, пока ограничения в отношении России не будут сняты.

Запад обусловливает отмену санкций против России выполнением нами Минских договоренностей. Но обязательства по ним, как известно, несут стороны конфликта – Киев и Донбасс. Сейчас мяч находится на стороне киевских властей, уклоняющихся от выполнения своей части обязательств, прежде всего в политической сфере. По сути, Киев, играя на антироссийских настроениях на Западе, загоняет мирный процесс на Донбассе в тупик. Другими словами, Евросоюз становится заложником безответственной политики украинских властей, то есть "хвост управляет собакой".

В связи с этим прогнозировать что-либо относительно возможных сроков снятия рестрикций - дело неблагодарное.

- Планируется ли возобновление работы Постоянного совета партнерства Россия-ЕС? Готова ли к нему Москва?

- Хочу отметить, что, несмотря на непростую ситуацию в отношениях Россия-ЕС, нам все же удается поддерживать возможный в нынешних условиях уровень диалога, прежде всего, по наиболее актуальным международным проблемам. Достаточно упомянуть успешную совместную работу по решению иранской ядерной проблемы. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности, заместитель председателя Европейской комиссии Федерика Могерини регулярно встречаются в кулуарах различных международных мероприятий. Последняя их встреча состоялась 3 декабря 2015 г. на полях заседания СМИД ОБСЕ в Белграде, в общей сложности в прошлом году они встречались шесть раз. Имеется принципиальная договоренность о проведении новой встречи на полях Мюнхенской конференции по безопасности (12-14 февраля).

Но мы считаем формат таких кратких двусторонних встреч недостаточным. В кризисной ситуации нужно говорить друг с другом, а не прятаться друг от друга. За долгие годы сотрудничества у нас уже были созданы и, пусть не всегда эффективно действовали, различные механизмы контактов. Как мы понимаем, на нынешнем этапе в Брюсселе к полному возобновлению таких переговорных структур не готовы. Не исключено, что эта тема будет затронута в ходе планируемой встречи Сергея Лаврова и Федерики Могерини в Мюнхене. Мы не против выслушать наших коллег в ЕС, как они видят выход из этой тупиковой ситуации.

Беседовала Юлия Немченко

Источник: ТАСС

(Нет голосов)
 (0 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся