Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Ярослав Кузьминов

Ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», член РСМД

Ректор Высшей школы экономики Ярослав КУЗЬМИНОВ убежден: должна произойти дерутинизация школьных задач. Ученый говорит, что современные школы уже поняли, что грядут изменения, и довольно радикально обновляют методики преподавания. Методики, рассчитанные на запоминание и повторение школьного материала, никому уже не нужны. У школьников сейчас практически неограниченный доступ к накопленным знаниям. Например, через доступный смартфон. Поэтому школа будет вынуждена измениться под влиянием технологий получения знаний. Интернет уже стал «бесконечным учебником». Гораздо острее, считает ректор Вышки, сегодня другое - вопросы воспитания, «мягкие навыки». Это вопросы ценностей, отношения к миру, к другим людям, вопросы понимания сложности современного мира, необходимости взаимодействовать с людьми, уважать правила - и от того, как воспользуется этими навыками нынешний школьник, зависит его будущее.

- Лицей НИУ ВШЭ, обучающий учащихся 10-11-х классов, традиционно занимает высокие строчки рейтингов столичных школ. Скажите, пожалуйста, Ярослав Иванович, в чем, на ваш взгляд, его основное отличие от других образовательных учреждений?

- Мы даем старшеклассникам выбор именно тех профилей и предметов, в которых они сами хотят преуспеть. И это специальная воспитательная работа: ты можешь ошибиться, попробовать и понять, что это не твое, изменить свой выбор, это нормально. Обычная школа не дает ученикам «комфортно ошибаться», пробовать себя. Там тебе придется изучать не то, что ты хочешь, а то, что тебе скажут учителя. Второе - ценность самостоятельного поиска объективного знания, занятий наукой, академического духа Вышки. Наши преподаватели идут в школу, вовлекают старшеклассников в научные исследования и в проекты Вышки. И здесь мы заинтересованы не только в абитуриентах - в конце концов, ребенок и семья сами решают, куда поступать, - мы заинтересованы в создании конкурентоспособных программ для старшеклассников - с высокой долей выбора, с ясными ценностями самостоятельности, содержательной ответственности за свою судьбу. Они уже не дети и еще не совсем взрослые, но им приходится принимать важнейшие решения в своей жизни. Лицей должен этому соответствовать, идти навстречу.

- Некоторые эксперты, и вы в их числе, говорят о необходимости индивидуализации образования, ранее доступной разве что частным школам с минимальным набором учащихся в классе. Как, на ваш взгляд, должна быть скорректирована устоявшаяся норма профессиональных отношений учителя со своими учениками?

- Вопросы индивидуализации образования не новы. Но только сейчас мы можем говорить о массовой доступности индивидуализации. Я уже говорил об этом: что будет делать учитель, когда практически всем детям будет доступен искусственный интеллект? Как он будет решать проблему авторства в выполнении школьником учебных заданий? Нужно обсуждать новый педагогический профессионализм. Без этого школа безнадежно отстанет.

Для педагогов это значит изменение и методик, и предмета работы с детьми, и необходимость новых профессиональных навыков. Необходимо быстро перестраивать образовательные программы, учить детей работать в командах, кооперироваться, учить сложному выбору, пониманию влияния потоков информации и манипулирования, построению собственных планов и образовательных маршрутов, пониманию сложности мира и собственного места в нем. Подчеркну, что с распространением технологий педагогические профессии и профессиональные роли сегодня усложняются, расширяются, возникают серьезные вызовы.

- Разного рода нововведения в школах, как правило, актуальны преимущественно для крупных городов - центров политической и экономической жизни страны. Здесь концентрируются многочисленные возможности для реализации даже самых амбициозных проектов. При этом что в это же самое время происходит на периферии? Как вы считаете, можно ли как-то уравновесить качество образовательного процесса в школах по всей стране?

- Сравнивать периферийную и центральную школы нужно не по территориальному признаку - разнице между сельскими и городскими, а по результатам. Они должны быть сопоставимы. Но очень важно помогать тем, кто оказался слабее в реализации программ. Конечно, нельзя к «топовой» школе подходить с мерками «отстающих», но к результатам учеников необходимо применять единые требования. Зачастую на разрыв между центральными и периферийными школами влияют два источника - неравенство и компетенции педагогов. Первое нужно уменьшать, второе - наращивать. Проблема неравенства решается регулированием приема, финансированием, административными регламентами и процедурами, которые должны улучшить образовательную среду и инфраструктуру. Вопрос компетенций педагогов может решаться объективной оценкой, справедливой зарплатой и помощью в освоении новых навыков: работа в команде, проектирование, технологическая грамотность, профессиональная кооперация с лидерскими школами.

К сожалению, разрыв в возможностях, предоставляемых школами, и качестве получаемого образования между крупными городами и периферией - один из ведущих показателей неблагополучия системы образования. И наша задача - обеспечить для всех школьников равные шансы.

Обращаю внимание, что исследования Высшей школы экономики показывают, что свои центр и периферия, неравенство в амбициях и возможностях есть и в крупных городах. До недавнего времени оно сильно было выражено и в Москве. Но формирование образовательных комплексов привело к выравниванию стартовых возможностей школ и создало условия и стимулы для более справедливой конкуренции амбиций.

Критически важным для устранения дисбаланса между центром и периферией является преодоление цифрового неравенства, из-за которого сегодня (в области цифровых технологий в образовании) во много увеличивается разрыв между школами крупных городов и периферии.

Активное и профессиональное использование цифровых ресурсов позволит преодолеть существенную часть дефицита культурного окружения. Но для этого нужно как можно скорее обеспечить доступ удаленных школ к высокоскоростному Интернету, современным информационным и образовательным сервисам.

Важную роль здесь может сыграть партнерство школ, в том числе помощь сильных школ мегаполиса коллегам в периферийных школах. Такой проект сегодня начал реализовываться в Москве.

- Вы принимали непосредственное участие в разработке концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года - огромного документа, охватывающего едва ли не все сферы жизни. Есть там и раздел, посвященный модернизации системы образования. Как вам кажется, возможна ли в сложившихся политических и экономических условиях реализация этих планов в полной мере?

- Многие из предложенных мер реализованы или запущены. В том числе упомянутые сегодня решения по заработной плате, которые продолжают реализовываться в меняющихся экономических условиях уже 5 лет. Проект по повышению конкурентоспособности вузов. Прорыв в охвате дошкольным образованием. Специально отметил бы меры по повышению доступности дополнительного образования, поддержке талантов. Именно в стратегии-2020 было заявлено о важности развития этого направления, и сегодня мы видим, как государственная поддержка с каждым годом наращивается (технопарки «Кванториум», региональные модельные центры, центр «Сириус»).

К сожалению, в совокупности система не получила того прироста финансирования, который обосновывался в стратегии. Это сдерживает развитие по ряду направлений: поддержка детей и семей в раннем возрасте, выравнивание условий и качества общего образования между регионами, полноценное профильное образование... И поэтому, участвуя в разработке стратегии до 2024 года, мы вновь акцентируем внимание на то, что образование недофинансировано.

Политическая ситуация не влияет на реализацию мер, упомянутых в стратегии-2020, за исключением, возможно, блока педагогического образования и повышения квалификации. Здесь консервация сложившегося положения вещей создает серьезные риски, что ряд содержательных задач, связанных с обновлением компетенций учителей для реализации нового содержания и технологий образования, не будет реализован в срок.

- Вы последовательно выступаете за прозрачность набора в вузы, были и, похоже, остаетесь одним из самых ярких сторонников ЕГЭ. НИУ «Высшая школа экономики» начал зачислять студентов по ЕГЭ еще в далеком 2001 году. Как вы считаете, выдержала ли эта система оценки знаний выпускников школ испытание временем? Если да, то чем, по-вашему, руководствуются люди, публично тоскующие по советской системе образования?

- Такие настроения во многом обусловлены комфортом, который обеспечивался возможностью жить с запасом знаний, полученных в школе и институте. Сейчас же необходимо постоянно заботиться об их расширении и обновлении, быть включенным в непрерывное профессиональное развитие. Дефицит знаний, который сегодня обнаруживается у выпускников разных типов организаций и программ, проявляет не столько низкое качество образовательных программ (при том что проблемы, очевидно, есть), сколько быстрое устаревание, неадекватность профессиональным вызовам.

В советское время семьям можно было в полной мере полагаться на школу, рассматривая ее даже не как камеру хранения, а как надежный «государственный банк», который вернет «вклад с процентами». Это было комфортно и просто. Сегодня же возможностей для «инвестиций» больше (разнообразие школ, огромное предложение дополнительного образования, онлайн-курсы) - это выводит из зоны комфорта, заставляет делать ответственный выбор тех, кто реально заботится о будущем детей.

Что касается ЕГЭ, то я вижу, что задача, которую мы ставили во главу угла, выполнена - нам удалось уравнять шансы школьников из любых частей страны. Второе - удалось вдвое снизить стресс школьников на этом очень сложном для них жизненном отрезке - раньше надо было пережить школьные экзамены, а потом еще и сдать второй комплект испытаний при поступлении. ЕГЭ как минимум гуманнее. Впереди еще доработка экзамена в части наполнения, будут появляться новые технологии, через которые можно будет повысить качество самого экзамена, процесс этот, как мне кажется, не будет иметь конца. И это нормально, процесс самого обучения тоже будет видоизменяться с развитием нашего общества.

- Многие преподаватели, включая и некоторых профессоров НИУ ВШЭ, говорят о конце эры традиционных школьных учебников. Что придет им на смену - скан того же учебника, загруженного в планшет, или же что-то принципиально новое?

- Текст сам по себе не перестанет быть текстом даже в электронном виде. Но у электронного учебника появляются новые свойства и возможности - мгновенный доступ, модульность, визуальные и звуковые средства, дополняющие традиционный материал, приспосабливание к вашему темпу и характеристикам усвоения и многое другое.

А в недалеком будущем электронный учебник дополнят открытые онлайн-курсы, искусственный интеллект, дополненная и виртуальная реальность, объективная онлайн-аттестация знаний и навыков, электронные библиотеки, другие технологические новшества.

Цифровой формат дает совершенно новые возможности для традиционных задач, но и одновременно с этим новое содержание. Если хотите сравнение: электронные деньги ведь все равно остаются деньгами, но это уже другие деньги, с новыми свойствами. Можно, конечно, складывать их в чулок, но это крайне неэффективно.

- Согласно данным международного исследования PISA у российских школьников крайне низкий показатель чувства принадлежности к школе (sense of belonging at school). При этом уровень чувства удовлетворенности от жизни (life satisfaction) оценивается как высокий и превосходит по данному показателю такие страны, как США и Великобритания. Как вам кажется, есть ли здесь противоречие? И как можно истолковать такое расхождение?

- Это во многом связано с вопросами нового воспитания. Современный мир показывает, что школа потеряла монополию на знания, но в основном продолжает себя вести так, как будто ничего не происходит. Думаю, это следствие такого положения дел, и не только у нас. Вопрос в темпах изменений самой школы - ее технологических и воспитательных возможностях. Может, потому, что за окном классной комнаты подросткам интереснее и удовлетворенность жизнью выше. Похоже, это две стороны одной медали. Наша задача - сделать школу эффективнее и привлекательнее для детей.

К сожалению, многие школы (причем разные - и элитные, и находящиеся в трудных условиях) свели содержание школьной жизни к урокам, подготовке к ОГЭ, ЕГЭ, забыв очевидную вещь - что школьники проводят в ней основную часть своей жизни, взрослеют, приобретают эмоциональный опыт. Школьное детско-взрослое сообщество потенциально играет важнейшую роль в формировании идентичности, социального опыта детей и подростков. Но если оно специальным образом не культивируется, то на какой почве вырасти чувству принадлежности - принадлежности к расписанию уроков, к стопке учебников?

- В канун Дня учителя в Кремле прошла встреча президента с победителями конкурса «Учитель года»-2016. Тогда, если помните, состоялся получивший резонанс диалог о зарплатах. Какой, на ваш взгляд, должна быть минимальная планка заработной платы школьного учителя в наши дни?

- Любая названная цифра была бы неверна. Зарплата никогда не бывает большой, необходимо говорить о приемлемом уровне. Нужно отметить, что мы сделали огромный шаг в улучшении положения учителей. Вспомните, что было до майских указов: зарплата в 1,5-2 раза ниже, чем сейчас. Скажу больше, повышение заработной платы оказало реальное влияние на рост престижа профессии «учитель». Родители снова начали упоминать учителя в Топе профессий, которые они хотели бы для своих детей, мы видим рост качества приема выпускников школ на педагогические специальности.

Доведение средней зарплаты до средней по экономике региона хорошо, но недостаточно, нужно двигаться дальше и ставить вопрос не только о повышении оплаты, но и о повышении качества, о новом профессионализме учителя, о новых компетенциях. Увеличение бюджетов на эти цели - очень чувствительный вопрос для регионов, его нужно дополнительно обсуждать. В августе прошлого года премьер Дмитрий Медведев поручал проработать вопрос о новой системе оплаты труда в связке с его качеством, особо оговаривая, что мы не вернемся к советской по сути ЕТС, когда уровень оплаты фактически зависел от стажа, и выработаем консолидированное мнение профессионального сообщества. Зависимость оплаты труда от стажа дестимулирует развитие, делает трудным приход нового поколения учителей в школу, не ориентирует на результат. Нужно предлагать новый баланс между уровнем квалификации учителя, его результатами и условиями труда, искать возможности устранения перегрузки учителей и установления разумных пропорций времени между работой с детьми, профессиональным ростом и возможностями восстановления.

Недавно опубликованные данные ОЭСР свидетельствуют, что  зарплата учителей в  подавляющем большинстве стран ниже зарплаты по другим должностям, предусматривающим наличие высшего образования (в среднем 87 процентов).

- Вы достаточно активно участвуете в политической жизни страны - являетесь депутатом Мосгордумы, сопредседателем московского отделения Общероссийского народного фронта. Что это для вас лично - профессиональная необходимость или удовлетворение каких-то амбиций?

- Инструментарий. Дело в том, что ВШЭ была создана когда-то командой людей, в том числе и мною, именно для изменения мира вокруг. Мы хотели дать стране нужные, качественные кадры. По мере роста Вышки желание улучшать мир никуда не делось, и мы активно помогаем как эксперты при подготовке материалов к принятию государственных решений, работали и работаем над проектами в регионах. Потом уже как довольно крупный вуз с городским распределенным кампусом мы поняли, что хорошо знаем свои основные районы присутствия, понимаем городские процессы и тоже можем помочь. А удобнее всего помочь, включившись в полноценную работу. Так что свои идеи по улучшению города мы понесли городу через депутатство и ОНФ.

- В сентябре состоится единый день голосования. Как вы считаете, нужно ли представителям педагогического сообщества - учителям и директорам школ стремиться быть избранными в органы государственной власти или же это неизбежно отвлечет от основного вида деятельности?

- На мой взгляд, отвлечет, и я бы даже сказал, что помешает основной деятельности. Но это законное право каждого педагога - принимать или нет такие решения. В первую очередь они должны оценить свой собственный потенциал, в основном, как я бы сказал, потенциал тайм-менеджеров. Смогут ли они уместить в свой распорядок оба направления работы без потерь?

В Москве позиция директоров особая - масштаб созданных образовательных комплексов, их связь с большим числом вопросов развития территории  определяет важность и даже целесообразность вовлечения в деятельность органов местного самоуправления, законодательные структуры. Думаю, что активность профессионального образовательного сообщества в этой сфере уже внесла свой вклад в то, что образование стало приоритетом развития столицы, что, несомненно, оказалось позитивным как для самого образования, так и для города, горожан.

- Сейчас активно заговорили о школьниках в политике - все больше подростков проявляют интерес к этой сфере общественной жизни. Как вы считаете, должны ли преподаватели и административный персонал школ вмешиваться в эту часть жизни школьников? К чему, по-вашему, может привести такой всплеск интереса к политике среди молодежи?

- Я вижу интерес молодежи к политике как заслуживающее понимания и уважения беспокойство о своем будущем, стремление, чтобы в принятии решений об этом будущем были учтены голоса поколения, которое примет эстафету от нынешних политиков. В этих процессах проявляется весьма ценная тенденция - рост неравнодушия подростков и молодежи к благополучию страны и граждан. Разве нам нужно поколение, ориентированное только на себя, удовлетворение собственных амбиций?  Важно не оставить это без внимания, напротив, поддержать, найти эффективные способы позитивной реализации интереса и устремлений молодежи. 

И тут я бы высказал два предложения: во-первых, нам следует пересмотреть с этого ракурса подход к воспитанию и обучению. Для действительно ответственных решений и зрелого гражданского поведения нужно не только остро чувствовать несправедливость и неравенство - нужно понимать их природу, сложное устройство, характер общественно-политических процессов. Наше школьное обществознание, к сожалению, отстает, а форматы преподавания устарели. Это ведь поступок, поведение, действие. А преподают по-прежнему сведения.

Во-вторых, такой всплеск интереса показывает, что мы вполне можем рассчитывать на то, что подростки готовы к пересмотру системы школьного самоуправления. Они, как мне кажется, будут рады включиться во вдумчивое обсуждение решений, смогут стать во многих школах полноценными членами управленческой команды.

- Есть, прямо скажем, немало примеров успешных предпринимателей и разного рода инноваторов, не окончивших не только вуз, но и нередко даже школу. Трудные подростки в спорных ситуациях нередко прибегают к этим примерам - мол, для того чтобы стать успешным, учиться совершенно не обязательно. Что бы вы ответили таким подросткам?

- Что учиться все равно придется, просто не в школьном и не в вузовском интерьерах. А учеба вне этих заведений может оказаться просто менее комфортной и эффективной.  

Я привык использовать в качестве аргументов данные, цифры. Все существующие исследования говорят о том, что именно качественное образование имеет прямую связь с экономическим и социальным благополучием. Ориентация на исключение из правил редко оправдывает себя.

Источник: Учительская газета

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся