Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Александр Дынкин

Президент ИМЭМО РАН, академик РАН, член РСМД

Сегодня Иракский Курдистан имеет все признаки широкой автономии. У  региона есть свои флаг, гимн, конституция, свод региональных законов, парламент, президент, правительство, судебные и правохранительные органы, полиция, спецслужбы, вооруженные силы (бригады «пешмерга»), системы образования и здравоохранения. Фактически, курдская автономия осуществляет самостоятельную внешнеэкономическую и внешнеполитическую деятельность. В Эрбиле и Сулеймании аккредитовано около 40 иностранных дипломатических миссий на уровне генеральных консульств, курдский язык стал вторым после арабского государственным языком. В регионе зарегистрировано свыше сотни политических и общественных организаций, различных СМИ, все этнические и конфессиональные группы населения представлены в региональном парламенте и местных органах власти. Регион развивает торгово-экономические связи с Турцией, Ираном, арабскими странами, Израилем, США, Россией, странами ЕС, СНГ, Азиатско-Тихоокеанского региона. 

Широкая автономия стала следствием вклада, который внесли курдские формирования в борьбу с боевиками ИГИЛ. Автономный статус Иракского Курдистана признаётся международным сообществом, в том числе и Соединенными Штатами. 

Сейчас наиболее существенным является вопрос о перспективных проектах по добыче нефти в Иракском Курдистане. Запасы нефти в регионе оцениваются в 10 млрд. баррелей, издержки добычи сравнительно невысоки. В 2016 г., по оценкам Rystad Energy, здесь добывали 545 тыс. баррелей в день, и большая часть сырья была отправлена на экспорт по нефтепроводу и бензовозами в турецкий порт Джейхан. Примерно 60% нефти производится на месторождениях Киркука, остальные 40% в глубине курдских территорий. Нефть в Иракском Курдистане добывает Genel, которую возглавляет сейчас бывший президент BP Тони Хейвард, норвежская DNO, российская Газпром нефть  и более мелкие Gulf Keystone Petroleum и ShaMaran Petroleum. В 2011 г. предварительные контракты с региональным правительством подписала Exxon Mobil, но работы на выделенных блоках так и не начались, а с 2016 г. в рамках политики ребалансировки портфеля проектов компания начала выходить из проектов в Иракском Курдистане. 

Естественно, что крупные экономические интересы в регионе есть у Роснефти. Компания заключила с региональным правительством соглашения о совместном управлении экспортным нефтепроводом (60% у Роснефти и 40% у контролируемой РПК Kar Group). Роснефть намерена инвестировать в расширение мощностей нефтепровода до почти 1 млн. баррелей в день. В планах компании проекты по добыче природного газа, запасы которого в регионе оцениваются в 700 млрд. куб. м. Изучается возможность строительства экспортного газопровода в Турцию пропускной способностью до 30 млрд. куб. м. в год.

 Конечно, вхождение российских компаний в регион вызвало ожесточенное сопротивление конкурентов. В их числе: американские компании и возможно Иран. Ближний Восток, как известно, - это запутанный клубок противоречий: здесь множество игроков, преследующих собственные интересы, и очевидно у многих есть желание выдавить Россию из региона, запугать российские компании («Роснефть» и «Газпромнефть»), скомпрометировать их сотрудничество с властями Курдистана, которое ведется в рамках действующего законодательства республики Ирак.  

 Не случайно, вокруг Курдистана сегодня нарастает и информационное и силовое давление. 16 октября между курдскими вооруженными отрядами пешмерга и армией Ирака начались столкновения. Регулярные вооруженные силы, опирающиеся на материальную и военную поддержку Ирана, уже 22 октября восстановили контроль над Киркуком. Региональное правительство Курдистана предложило 27 октября немедленно объявить о прекращении огня, заморозить результаты референдума о независимости Курдистана и начать диалог с федеральным правительством на базе иракской конституции. Инициатор референдума президент Масуд Барзани заявил о том, что покидает свой пост с 1 ноября 2017 г.

Прежде в разгар политического и экономического хаоса в Ираке федеральное правительство закрывало глаза на самостоятельную политику РПК в энергетике. Теперь его позиция ужесточилась. Министерство нефти Ирака предупредило 19 октября иностранные государства и компании, что любые сделки и контракты в Ираке должны получать одобрение федерального правительства и министерства нефти.

Федеральное правительство стремится установить экономический контроль. В результате военного и политического давления первоначально был восстановлен контроль над частью нефтяных месторождений Киркука, нефть с которых с 2014 г. экспортировало региональное правительство Курдистана (РПК). Затем Багдад взял под контроль пограничные и таможенные переходы на границе с Турцией. США поддержали восстановление целостности экономического пространства Ирака. Что любопытно, оговорив при этом необходимость учета интересов курдов. 

Сразу же вслед за входом войск в Киркук министр нефти Ирака призвал British Petroleum вернуться к освоению киркукских месторождений. Председатель Совета директоров BP осторожно отметил, что компания может быть заинтересована в этом, если в регионе воцарится стабильность, и ситуацию можно будет прогнозировать. Возвращение BP будет символичным, именно в Киркуке она в 1927 г. открыла первое иракское месторождение нефти.

Тем не менее, стратегически Ирак, включая иракский Курдистан, остро нуждается в ресурсах для финансирования экономического роста. Только опережающее экономическое развитие, массовые инвестиции в реальный сектор, современное здравоохранение и образование, строительство дорог и инфраструктуры могут помочь стране выйти из того тупика, в котором она находится. Объективно совпадающие экономические интересы создают основу для диалога и компромиссов различных политических сил.

В том случае если будет достигнут компромисс относительно стабильный Курдистан способен стать территорией опережающего развития, генерируя ресурсы не только для регионального, но и для федерального бюджета. Императивом при этом является рациональное сотрудничество центральных и региональных властей, полная открытость нефтегазовых контрактов и потоков материальных и финансовых ресурсов.

Источник: Эксперт Online

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся