Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Виталий Наумкин

Научный руководитель Института востоковедения РАН, академик РАН, член РСМД

Ирак превратился в очередную бурлящую горячую точку на Ближнем Востоке, которая беспокоит всех и несет угрозу не только региональной, но и глобальной безопасности.

Сегодня в Ираке пересекаются несколько осей противостояния, которые, так или иначе, действуют и на Ближнем Востоке и в мире. Первая ось – противостояние, с одной стороны джихадистских суннитских сил, с другой — умеренных шиитских и суннитских, которые выступают за модернизированное общество и за мирное сосуществование с другими религиями. Последние не навязывают свою точку зрения всем вокруг, в отличие от кровавых террористов из ИГИЛ, которые заставляют людей жить по своим страшным правилам, которых даже в средневековье не существовало.

Средневековый ислам был куда более терпимым, чем тот, который несут с собой халифатисты из ИГИЛ, ведь никогда ранее не было такого насилия над другими толками ислама и над иноверцами. У боевиков ИГИЛ существуют косные, искаженные представления о вероучении, о том, каким должно быть исламское государство. Эти представления вступают в конфликт с первоочередными национальными задачами, которые сегодня стоят перед арабами.

Эти задачи лежат в русле арабского национализма, патриотизма и умеренного исламизма. Первоочередная из них — это поддержка палестинского народа. Когда события в секторе Газа приняли кровавый оборот, боевики ИГИЛ не только не поддержали палестинцев, но сжигали палестинские флаги. Это было обусловлено тем, что палестинцы выступают за национальное государство, вместо того, чтобы вести борьбу за создание всеобщего халифата. Халифатисты считают палестинцев предателями веры, выступая против национальной борьбы палестинцев. Парадоксально, что такая сила, как ИГИЛ, которая выступает против Запада, и, следовательно, должна была бы бороться против израильской оккупации Палестины, на самом деле она ей помогает, выступает против палестинцев.

Вторая ось противостояния в Ираке — вновь начавшееся военное столкновение США с исламистами. Б.Обама строил свою политику на том, что он уходит из региона, дистанцируется от прежней политики военного активизма США и вмешиваться более в дела Ближнего Востока не будет. Но сегодня он, надо сказать под весьма привлекательным и гуманистическим лозунгом оказания помощи меньшинствам, таким как курды-езиды, которые страдают от преследования халифатистов, равно как под лозунгом спасения христианских меньшинств, вновь вмешивается в дела Ирака. И хотя он обещает, что высадки войск на иракскую землю не произойдет, бомбардировки все равно являются военным вмешательством, пусть и оправданным официальным согласием Багдада.

С одной стороны, это может показаться для нас приемлемым, ведь если бьют нашего врага — для нас это хорошо. Однако, с другой стороны, есть основания предположить, что за этим стоят какие-то геополитические интересы и они, скорее всего, связаны с нефтью. Живущий уже четверть века в Бейруте известный британский журналист Роберт Фиск из The Independent напомнил, что уровень добычи нефти в Курдистане, если боевики ИГИЛ не смогут на него повлиять, в следующем году достигнет уровня 250 тысяч баррелей в день. Следовательно, Курдистан, будет ли он независимым, или частью Ирака, сможет войти в десятку самых богатых нефтяных государств мера. Поэтому данный нефтяной пирог является таким объектом, который действительно стоит защищать.

Фиск задается риторическим вопросом: сказал ли кто-нибудь Б.Обаме о том, что за данной военной операцией стоят нефтяные интересы и почему раньше США не защищали иракских христиан? До 2003 года, когда произошло вторжения сил НАТО в Ирак, община иракских христиан насчитывала более 1 миллиона 400 тысяч. Накануне вторжения ИГИЛ их оставалось 350 тысяч. За время десятилетнего пребывания в Ираке натовская коалиция и США ничего не сделали для того, чтобы обеспечить защиту христиан, которые массово покидали Ирак. Поэтому, если американские политики будут делать вид, что гуманитарные соображения они ставят во главу угла, это не так. Конечно, если по позициям ИГИЛ будут наноситься серьезные удары, это было бы неплохо для всех. Однако сам Б.Обама признает, что борьба с ИГИЛ будет носить затяжной характер. При этом понятно, что бомбардировками с воздуха никакое «движение» уничтожить невозможно, а национальная армия Ирака и курдские отряды «пешмерга» недостаточно подготовлены. В то же время главная слабость ИГИЛ – отсутствие у них авиации.

Сейчас есть информация о том, что ИГИЛ пользуется поддержкой среди населения в целом ряде стран Ближнего Востока, в том числе в Саудовской Аравии. Саудовские официальные власти выступают против ИГИЛ, здесь не может быть никаких кривотолков. Более того, правящая элита Саудовской Аравии боится этих халифатистов. Однако среди саудовского населения нередки симпатии к ИГИЛ. В руководстве ИГИЛ дураков нет, оно умеет оперировать, когда им нужно, национальными чувствами, если под ними стоит религиозная основа. В частности, мусульманское меньшинство рохинджа, которое в Бирме подвергается преследованиям со стороны большинства, в своих проповедях упоминают вожди ИГИЛ Не удивительно, что рохинджа это понравилось, и в их среде возникли симпатии к ИГИЛ как к той силе, которая их поддерживает и защищает.

Что непонятно, так это почему американцы, которые решили вести борьбу с ИГИЛ, нанося удары по халифатистам, не замечают очевидных вещей. Почему по лидеру ИГИЛ Абу Бакру аль-Багдади, который на протяжении полутора часов читал проповедь в главной мечети Мосула, не было нанесено ударов с использованием высокоточного оружия? Всем известно, как были уничтожены другие боевики, будь то Бен Ладен или Дудаев, передвижение которых тщательно отслеживалось. Западные спецслужбы прекрасно знали о том, что он будет выступать с проповедью, неужели по нему нельзя было нанести удар? Отсюда возникает законный вопрос: может ли он быть выгоден кому-то, в том числе и тем силам, которые вроде бы ведут с ним борьбу?

Третья ось противостояния — это противоборство ряда государств Ближнего Востока и Сирии. Что случится, если американцы, либо же другие государства, захотят нанести удар по позициям боевиков ИГИЛ на территории Сирии? ИГИЛ является трансграничной организацией, а потому такие удары по этому псевдо-халифату будут лишь продолжением военной операции. Однако здесь стоит отметить, что иракское руководство, возможно, поддержит данные удары, а сирийское — нет. Тут можно задать еще один закономерный вопрос, учитывая патологическое желание американцев покончить с правительством Башара Ассада: не будут ли удары наноситься по позициям сил сирийского режима вместо боевиков ИГИЛ? Это стало бы прямым вмешательством американцев в сирийский конфликт и открытой операцией с целью смены режима.

Иракское правительство сменилось, Аль-Малики ушел под мощным давлением Запада и суннитских режимов арабского мира, новое правительство по замыслу тех, кто оттеснил Малики от власти, должно объединить суннитов, шиитов и курдов, создать предпосылки для объединения всех патриотических сил Ирака. Региональные суннитские арабские режимы в данный момент выступают за изменение позиции нового правительства в отношении Сирии. Конечно, Россия выступает за то, чтобы Ирак оставался единым государством и, естественно, она будет поддерживать все шаги по сохранению единства Ирака. Удастся это или нет, и в какой степени будет меняться позиция Ирака в отношении Сирии — остается большим вопросом.

В этой связи курды могут стать объединяющей силой. Однако стоит помнить, что прежде всего они заботятся о своих собственных интересах. Курды живут в условиях автономного управления Курдистана. Данная автономия уже обладает широкими правами, но курды будут добиваться еще большей самостоятельности. Курды могут получить большее представительство в органах центральной исполнительной власти в Ираке (кстати, их большая часть исповедует ислам суннитского толка), что даст им дополнительную заинтересованность отстаивать единство Ирака. К тому же, война с ИГИЛ является объединяющим фактором, ведь в одиночку курдам будет очень сложно противостоять этому противнику. Курды — это та сила, которая будет как в Ираке, так и в Сирии последовательно бороться с халифатистами и джихадистами, но они нуждаются во внешней поддержке.

Думаю, что Россия будет продолжать поддерживать единство Ирака, но у нее существуют давние связи с курдским движением, еще со времен Мустафы Барзани. Россия, как можно предположить, будет продолжать работать по двум этим направлениям, поддерживая официальное иракское правительство, в том числе и военными контрактами, а с другой стороны — продолжать развивать отношения с курдами.

Источник: Новое восточное обозрение

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(2) {
  ["Ближний Восток"]=>
  string(27) "Ближний Восток"
  ["Система безопасности на Ближнем Востоке"]=>
  string(74) "Система безопасности на Ближнем Востоке"
}
Бизнесу
Исследователям
Учащимся