Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД), член РСМД

Эстония и Россия могут обрести взаимный интерес, инвестируя в цифровые и биотехнологии, считает видный российский политолог, генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.

В интервью Sputnik Эстония он отметил, что конференция Леннарта Мери стала одним из знаковых форумов для Северной Европы, событием из числа наиболее представительных и полезных для обмена мнениями.

"Всегда интересно послушать, сравнить сегодняшние настроения с настроениями прошлых лет, — сказал Андрей Кортунов. — Кроме того, у меня было несколько интересных и полезных встреч за рамками конференции, в том числе с министром иностранных дел Эстонии Свеном Миксером. Мы обменялись точками зрения о состоянии двусторонних российско-эстонских отношений и о ситуации в мире в целом. Я также выступил в международном центре оборонных исследований Эстонии".

— Андрей Вадимович, это не первая конференция Леннарта Мери, в которой вы участвуете. Есть ли отличия  в тоне обсуждения российской проблематики, в оценках действий России?

— Когда подводились итоги конференции, говорилось о том, что в целом настроения сегодня менее тревожные, чем это было год назад. Это относится не только к России, но и ко всем многочисленным европейским проблемам. Год назад мы были в эпицентре миграционного кризиса, хотя еще не было Brexit и нового президента США Дональда Трампа. Проблемы меняются, но они есть всегда. Самое главное отличие, по-моему, в том, что Европа привыкает к мысли об изменчивости мира. Триумфаторский настрой, который в прежние годы был свойствен европейцам, более не актуален, а европейские модели миропорядка и либеральная идеология вовсе не универсальны.

Европа осознает пределы своих возможностей, в том числе и в международной политике, начиная приспосабливаться к новым внешнеполитическим условиям и направлениям развития международной ситуации. Европейские эксперты переосмысливают способность Европы участвовать в решении тех или иных проблем. Это чувствуется по выступлениям, по общему настрою, по разговорам в кулуарах. С моей точки зрения, это скорее плюс, чем минус. Но инерция мышления все же ощущается.

Можно спорить с тем, стал ли мягче тон, который Европа использует в разговоре с Россией. Но он определенно уже не такой эмоционально негативный, как прежде. Если год назад мы слышали что-то вроде: "Вы что там в России – с ума посходили?! Вы же европейцы, вы должны следовать европейским стандартам. Вы не можете так поступать, разворачивайте все назад!"

Сейчас же ощущается понимание того, что разворота не будет. Хорошо ли это, плохо ли, но понимание изменения ситуации, наверное, и вызвало перемену тона разговора. Наши европейские партнеры привыкают к тому, что Россия идет своим путем, что представления России о должном и справедливом отличаются от европейских.

— Что или кто, по вашему мнению, может стать тем фактором, который повернет в конструктивном направлении взаимоотношения между ЕС и Россией? Каковы предпосылки для возобновления диалога?

— Диалог, вообще-то, никогда и не прерывался. Не стоит забывать, что мы живем в 21-м веке, он безвозвратно изменил систему взаимоотношений. Я бы уподобил российско-европейские отношения двухэтажному дому с чердаком. Первый этаж — это некие принципы поведения, свод правил, основы взаимной безопасности, каналы общения. Второй этаж — Европа режимов. Отношения в этом веке никак не укладываются в форматы века двадцатого, в рамки холодной войны, они намного более развиты, сложны и переплетены. Культурный обмен, человеческое общение, коммерция — все это идет своим чередом и развивается, несмотря на холод и застой на первом этаже. Ну а чердак — это сотрудничество экспертного сообщества, примером которого можно считать и конференцию Леннарта Мери. Фактически это работа над будущим развитием отношений.

В экспертном сообществе есть свои ястребы и свои голуби. На конференции в Таллинне слышно было и тех, и других. Но чем более экстремистских взглядов придерживается эксперт, тем ближе его суждения к пропаганде и тем дальше они от реальной пользы. Эксперт должен оставаться отстраненным. Эмоции не должны застилать ему глаза, это мешает трезвости суждений и прогнозов. Можно к России относиться по-разному, но конструктивным окажется лишь отношение к ней как к потенциальному партнеру, понимание мотивации действий, принципов принятия решений.

— Но каковы все же конструктивные направления сотрудничества, скажем, с Эстонией?

— Стоит отметить, пока санкции против России являются неким символом европейского единства, нам всем не удастся добиться видимого прогресса взаимоотношений. И можно поспорить с тем, насколько эти санкции отвечают интересам Европейского союза. Что касается Эстонии, то эта страна — хорошая инвестиционная площадка, надежная, стабильная, имеющая выгодное геополитическое положение.

Затянувшаяся экономическая стагнация стран региона доказывает, что всем нам следует переходить к новым моделям развития. Раз тот же транзит российских грузов, который прежде обеспечивал Эстонии и России взаимную выгоду и обоюдную заинтересованность, более "не работает", следует найти новые области взаимного интереса.

Такими областями приложения сил могли бы стать цифровые технологии, которыми сильна Эстония, опередившая Россию и многих своих союзников в Европе. Интересными обеим странам могли бы быть биотехнологии, базу развития которых могла бы предоставить Россия.

Источник: Sputnik Эстония

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся