Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Михаил Федотов

Советник президента Российской Федерации, председатель Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, член РСМД

Прокомментировать возникшую в Страсбурге коллизию "Огонек" попросил главу Совета по правам человека (СПЧ) при президенте России Михаила Федотова

— Михаил Александрович, доклад ПАСЕ о нарушении прав человека на Северном Кавказе написан на основании материалов, полученных докладчиком от правозащитников,— в регионе ему побывать не удалось. Насколько в этом случае доклад можно считать объективным?

— Для того чтобы написать подробный и объективный доклад о положении с правами человека, нужно, конечно, побывать на месте. Но когда такое оказывается невозможно или затруднительно по тем или иным причинам, то приходится опираться на авторитетные источники. Тот же "Мемориал", чьи материалы использовал Страсбург, всегда старается давать достоверную информацию. Хотя любой источник субъективен по определению, и поэтому важно, чтобы их было несколько: чем больше источников, тем надежнее выводы.

— А к вам обращались из Ассамблеи?

— К Совету по правам человека — нет, но весьма вероятно — к членам Совета, многие из которых возглавляют авторитетные правозащитные НКО. Что же касается Совета, то все наши материалы размещены на официальном сайте www.president-sovet.ru. Мы за пазухой ничего не держим. Все, что наработано Советом, обязательно размещаем на сайте, и там очень много материалов, которые мы не делим на "наши" и "не наши". Мы даже придумали для наших изданий гриф в противовес известной аббревиатуре ДСП (для служебного пользования) — ДОП (для общественного пользования).

— Возможно, по-вашему, повлиять на ситуацию с правами человека из Европы?

— Вряд ли. Наибольшие шансы на результат — работа в самом регионе. Если речь идет о Чечне, то этим должны заниматься чеченские правозащитники, об Ингушетии — ингушские. Но помощь европейских правозащитников всегда приветствуется, потому что правозащитное движение имеет универсальное значение и для настоящего правозащитника его работа — защита прав человека — всегда экстерриториальна. Правозащитник всегда исходит из того, что его волнует не геополитическая ситуация, а только человеческие судьбы.

— В прошлом году вы проехали Чечню насквозь, не оставшись там на выездное заседание...

— Да, проехали, зато в других регионах СКФО мы поработали очень тщательно, собрали богатейший материал. Достаточно сказать, что в каждом регионе мы провели прием населения и выслушали больше тысячи человек. Работали, что называется, "до последнего посетителя": в Ингушетии закончили в 4 утра, в других регионах — в 2 часа ночи. Недавно у нас была очередная делегация с Северного Кавказа — чеченские, осетинские, дагестанские, ставропольские правозащитники. Обсуждали множество вопросов: соблюдения законности, похищения людей, деятельности правоохранительных органов, борьбы с терроризмом и экстремизмом. Мы посещаем Северный Кавказ чаще, чем другие территории России: только за последнее время дважды были в Ингушетии и Северной Осетии, в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Ставропольском крае. Мы стараемся уделять особо пристальное внимание этому региону, учитывая его особенности.

— А в чем они?

— Национальные традиции, с которыми всегда нужно считаться, уважать их. Немаловажен и горячий темперамент населения, который подчас играет отрицательную роль.

— В докладе ПАСЕ в качестве основных проблем выделены похищение и убийства людей, права женщин, неисполнение решений ЕСПЧ. А вы бы что выделили?

— По-моему, главная проблема — это бандподполье. Это самая тяжелая проблема, самый туго затянутый узел: бандподполье и ответ правоохранителей на деятельность этого подполья, который не всегда бывает адекватным, а в результате страдают ни в чем не повинные люди. Получается, что к жертвам терроризма прибавляются и жертвы борьбы с терроризмом. Не было бы бандподполья — не было бы и жертв. Наглядный пример — система так называемого профилактического учета (особенно она распространена в Дагестане). Правозащитникам приходится тратить много сил на то, чтобы добиваться отмены решений полиции о постановке гражданина на профилактический учет — под него попадают тысячи человек, а удается "выцарапать", в том числе через суд, единицы, в лучшем случае — десятки. А система профилактического учета серьезно ущемляет права и законные интересы граждан. СПЧ этим занимается, мы об этом говорили с руководством страны, писали бумаги, но пока ситуация несильно меняется.

Источник: Огонёк

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся