Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

Cаммит БРИКС — мероприятие, которое неизменно вызывает разноречивые чувства. Ведь Россия, Бразилия, Индия, Китай и ЮАР – государства, мягко говоря, совсем друг на друга не похожие.

Благодаря своему составу, БРИКС видится многим в мире как альтернатива — прообраз, пусть и нечеткий, другого взгляда на глобальные дела, отличного от западно-либерального, господство которого за четверть века привело мир к довольно хаотическому состоянию.

Аббревиатуру БРИК придумали когда-то в компании Goldman Sachs для привлечения клиентов к развивающимся рынкам. Она давно обрела совсем другое наполнение — политическое. В центре — понятие суверенитета. И вправду, если попытаться найти нечто, что объединяло бы пять очень разных стран, то это одно — все они обладают полным суверенитетом (настолько, насколько это вообще возможно в современном глобальном мире).

Полный суверенитет требует сочетания двух обстоятельств. Во-первых, способность проводить независимую политику, то есть отсутствие обязывающего членства в каких-либо альянсах или группировках, которое заставляет страну ограничивать свободу действий. Во-вторых, наличие достаточного экономического потенциала и веса, чтобы такую политику обеспечивать.

Если взглянуть на карту, то выясняется, что стран, отвечающих этим двух критериям, в мире мало. Кроме БРИКС это, пожалуй, только Соединенные Штаты. Есть государства, наподобие Индонезии, которые могут развиться до этого уровня, но пока ему не отвечают. Есть те, кто дрейфует в направлении большей несвязанности обязательствами, но остается членами альянсов — например, Турция. Кто-то обладает соответствующими амбициями, но находится в изоляции, как Иран. Или не имеет солидной экономической базы, как Аргентина. Что касается развитых государств (кроме США), то никто из них не обладает полной свободой рук. Европейские державы, например, зависят от Америки плюс добровольно делегируют часть суверенитета наднациональному Европейскому союзу.

Вот эта подчеркнутая суверенность и составляет настоящий фундамент БРИКС, на которую могут надстраиваться следующие этажи — экономический, геополитический, идейный. Надстройка — процесс долгий и непростой, но продвигающийся. О Банке развития, например, наконец-то договорились.

В мире назрела необходимость новых подходов к решению глобальных проблем. Во всех пяти странах полагают, что мировая дискуссия монополизирована Западом. Это не соответствует ни экономической, ни даже политической расстановке сил, служит препятствием для нахождения свежих решений. Они могут появиться только в результате расширения обсуждения. Все страны, образующие БРИКС, потенциально представляют собой не просто быстро развивающиеся державы, а основные полюса многополярного устройства, региональные центры. И они уверены в том, что имеют право отнюдь не совещательного голоса в вопросах мироустройства.

У Москвы к БРИКС свой специфический интерес. России надо преодолевать присущий ее политике западо-центризм. Дело не в том, что отношения резко обострились из-за Украины. Переориентация на не западный мир назрела давно — по мере перемен на глобальной арене, демократизации международных отношений, возникновения новых активных игроков.

С одной стороны, ограничители на пути сближения России с Западом давно понятны. Даже в период максимальной слабости середины — второй половины 1990-х — Москва не была готова к интеграции в западные структуры на общих основаниях и в качестве подчиненной. Психология, история, размер, географическое положение, наличие огромного ядерного арсенала и гигантских запасов минеральных ресурсов — все это не позволяло России отказаться от статуса великой державы. С другой стороны, перенос центра мирового развития в незападный мир, прежде всего, в Азию, сделал ориентацию исключительно на Запад неадекватной уже в практическим смысле — и с экономической, и с политической точки зрения.

БРИКС — идеальный формат для того, чтобы формировать новый российский взгляд на мир. Не против Запада, а в обход его, отказываясь от стереотипа о том, что главное всегда происходит там, и выходя за рамки страстей постсоветского пространства — очень драматичных, но в глобальном масштабе периферийных.

Источник: vesti.ru

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся