Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

В Восточной Азии начинают происходить события, которые ставят под сомнения казавшиеся незыблемыми политические параметры этой части мира.

Владимир Путин отправляется в Японию с визитом, от которого в Токио ждут многого. Премьер-министр Синдзо Абэ сказал, что готов "положить конец территориальной проблеме". Формулировка намекает на готовность к компромиссу, чего официальная японская позиция до сих пор не предусматривала. Правда, интенсивность ожиданий имеет и обратную сторону - риск разочарования, тем более что на этот раз прорывов наподобие договоренности о схеме урегулирования быть не может. Это не происходит столь резко, учитывая, что споры о территориях - самые сложные и чувствительные из всех возможных, а сделки - наиболее тонкие и уязвимые. Тем не менее продвижение в отношениях возможно - в Москве ценят настойчивость и смелость Абэ, который пошел наперекор американскому союзнику. Вашингтон настоятельно рекомендовал визит не проводить.

Между тем Дональд Трамп поверг в шок Пекин и американский истеблишмент, поставив под сомнение приверженность политике "одного Китая", то есть непризнания Тайваня отдельным государством. Это служило фундаментом отношений США и КНР с момента нормализации отношений в 1972 году, что стало тогда крупным геополитическим прорывом президента Никсона и его госсекретаря Киссинджера.

Трамп занимал агрессивно антикитайскую позицию во время избирательной кампании, и пока складывается впечатление, что он не собирается смягчать ее в должности. Масла в огонь, конечно, подлила китайская реакция неделю назад на телефонный разговор избранного президента с руководителем Тайваня, выговор Пекина Трамп воспринял как личное оскорбление. Впрочем, помимо взбалмошности миллиардера, вероятно, имеет место и расчет - он всерьез намерен изменить характер связей с Китаем, хочет для начала "наехать", чтобы начать торг с атакующей позиции. Насколько сработает - вопрос открытый, Пекин не любит, когда его припирают к стенке. Впрочем, эта коллизия и покажет, кто чего стоит и насколько стороны готовы к серьезному противостоянию. Еще недавно считалось, что оно исключено из-за высочайшей экономической взаимозависимости, но Трамп как раз и стремится ее сократить.

Стремительное развитие событий создает новый контекст для России, которая объявила приоритетом расширение присутствия в Азии

Два сюжета из жизни АТР друг с другом напрямую не связаны и их развитие пока не вполне очевидно. Однако оба демонстрируют масштаб сдвигов, которые начинаются в Азии. Каркас отношений, который не менялся почти полвека (с поворота Никсона), начинает размываться, а что придет на смену непонятно. Главный вопрос, который волнует государства региона, - можно ли полагаться на Соединенные Штаты. Сомнения возникли уже при Обаме - из-за непоследовательности администрации по ряду мировых вопросов. Трамп же ведет себя как человек, которого вообще не волнует дипломатическая предыстория, так что опасения только растут.

Стремительное развитие событий создает новый контекст для России, которая объявила приоритетом расширение присутствия в Азии. Изначально упор все-таки делался на развитие Сибири и Дальнего Востока, амбиции не простирались столь далеко, чтобы претендовать на участие в переустройстве региона. Такой задачи нет и сегодня, хотя открываются непредусмотренные возможности.

Вчера в Сингапуре прошла очередная ежегодная конференция по Азии Валдайского клуба. Планировалась она давно, но на фоне событий приобрела дополнительное значение. Тема "Новые институты роста в Азии и Евразии: какова миссия России?", конечно, предусматривала политическое измерение и вопросы безопасности, но прежде всего речь должна была идти о планах создания крупных экономических зон. Инициатив такого рода в последние год-полтора было немало. Однако события в США все перемешали - Трамп безапелляционно обещает отказаться от того, что в Азии делал Обама и вообще положить конец прежнему универсальному подходу.

Перед Россией открывается уникальный шанс - наверстать свое очевидное отставание по азиатской части, пользуясь неразберихой, которую породила трансформации в Америке. Участники конференции как раз и обсуждали, что именно Россия может предложить региону - от содействия в поддержании региональной стабильности (как сказано выше, этот вопрос неожиданно стал еще более актуальным) и распространения зон свободной торговли и экономических отношений до новых форм сотрудничества в рамках масштабного проекта Национальной технологической инициативы (этому посвящена специальная сессия, подготовленная совместно с Российской венчурной компанией).

Надо признать, что Россию в регионе пока считают экзотикой. Сказывается отдаленность, отсутствие тесной сети контактов, а также пассивная позиция на протяжении долгого времени, в том числе когда Азия уже стала всеобщим приоритетом. Тем более важно использовать меняющуюся ситуацию, чтобы переломить инерцию восприятия.

Чудес не бывает, в политике тем более. Всем надо запастись терпением. Японцам - если они реально хотят решить территориальные споры. Китайцам - чтобы переждать период, когда Америка будет в очередной раз искать себя. Ну а России терпение нужно, чтобы систематически работать по утверждению своего нового образа в Азии - как ценного и, главное, долгосрочного партнера."

Источник: Российская Газета

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся