Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 2)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

В ходе визита в Москву Джона Болтона, помощника по национальной безопасности президента США, была достигнута договорённость о саммите лидеров двух стран 16 июля в Хельсинки. С российской стороны неоднократно заявлялось о готовности проведения такой встречи в любое время, удобное для США.

Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам, объясняет, почему саммит назначен именно на это время.

В ходе визита в Москву Джона Болтона, помощника по национальной безопасности президента США, была достигнута договорённость о саммите лидеров двух стран 16 июля в Хельсинки. С российской стороны неоднократно заявлялось о готовности проведения такой встречи в любое время, удобное для США. Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам, объясняет, почему саммит назначен именно на это время.

Есть несколько объяснений тому факту, что договорённость о проведении саммита лидеров двух стран достигнута именно сейчас. Одно из них таково: президент Трамп считает, что у него очень удачно прошла встреча в Сингапуре с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, и теперь он уверен, что может повторить или даже развить этот успех на встрече с президентом Путиным. О том, была ли встреча в Сингапуре американской политической победой или нет – можно спорить, но, по всей видимости, в Белом доме она воспринимается как большое достижение и свидетельство того, что дипломатия в стиле Трампа работает, несмотря на критическое отношение к ней со стороны значительной части вашингтонского истеблишмента.

Другая причина, почему встреча планируется именно сейчас, а, скажем, не осенью, состоит в том, что, возможно, Трамп хотел бы поддержать своих однопартийцев накануне промежуточных выборов в Конгресс и заручиться какими-то обязательствами с российской стороны не вмешиваться в американскую избирательную кампанию. Понятно, что таких односторонних обязательств он не получит, но договорённости в этой сфере, какими бы они ни были, могут быть использованы во внутриполитической борьбе в Соединённых Штатах. Для администрации Трампа очень важно, чтобы промежуточные выборы в Конгресс прошли без обвинений России во вмешательстве, в попытках воздействовать на внутриполитический процесс в США.

Третье обоснование, самое простое: президент Трамп хочет воспользоваться своим визитом в Европу на саммит НАТО, который состоится в Брюсселе буквально накануне встречи с Путиным. Саммит НАТО, вероятно, внесёт некоторую ясность в отношения Соединённых Штатов с их европейскими союзниками, и на этом фоне есть определённая логика в проведении саммита и с российским президентом тоже.

Можно предположить, что нынешняя готовность США к улучшению отношений с Россией – некая реакция на обострение отношений с другими ведущими державами. Учитывая, что Трамп – бизнесмен, для него международная политика является набором неких инвестиционных возможностей. Если он теряет эти возможности в отношениях с тем или иным партнёром, то ищет эти возможности в отношениях с другими. Однако вряд ли Трамп чувствует себя зажатым, изолированным. Напротив, он считает, что его внешняя политика достаточно успешна, что он продавливает те решения, которые ему нужны, а его партнёры, пусть и без особого желания, но вынуждены следовать в общем фарватере американской политики и американских интересов. За последние полтора года Трамп укрепился как международный деятель, поэтому сейчас может он выйти на диалог с потенциально наиболее сложным партнёром в лице Владимира Путина.

Конечно, эта встреча выступает в роли некоего раздражителя в отношениях между США и их партнёрами в Европе. После того, как неделю назад Меркель сказала, что возвращение России в «Большую семёрку» нереально, на следующий день Трамп будто бы нарочно высказал своё мнение: Россию надо возвращать. Таким образом, в этой встрече, возможно, присутствует характерный для Трампа элемент эпатажа: «Вы меня отговариваете, предупреждаете, а сами встречаетесь с Путиным, поэтому я тоже с ним буду встречаться, ведь ваша точка зрения не является для меня определяющей». Можно полагать, что именно этот момент, хотя Трамп для себя его и не проговаривал, также имеет место.

Мы понимаем, что сроки очень сжатые, времени на подготовку саммита очень мало. Поэтому трудно рассчитывать на то, что саммит завершится принятием какого-то пакета документов – развёрнутых, детализированных, по конкретным вопросам.

Предстоящий саммит будет чем-то похож, скажем, на первую встречу Владимира Путина и Джорджа Буша-младшего, когда повестка дня была открытой и когда не ставилась задача добиться каких-то конкретных соглашений, но тогда она задала определённый тон в отношениях. Тогда тоже прослеживались некоторые кризисные тенденции: была высылка дипломатов в начале 2001 года, и встреча двух президентов позволила эту негативную тенденцию обратить вспять. Вероятно, такие задачи ставятся и перед предстоящей встречей Трампа и Путина.

Источник: Международный дискуссионный клуб Валдай.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 2)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся