Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Роман Майка

Программный ассистент РСМД

Колонка автора: США в фокусе

Сам факт визита Джона Болтона в Москву — уже хороший знак. Конечно, выход США из Договора может создать временную напряженность, но в долгосрочной перспективе последние события способны привести к установлению всеобъемлющих и многосторонних механизмов контроля над вооружениями. Но все это происходит в рамках принятой дипломатической этики. Да, из Договора вышли, но переговоры продолжаются. Другой вопрос, что тема стратегический стабильности или нераспространения остается все еще ключевой в российско-американских отношениях. За всю современную историю отношений двух стран так и не был создан никакой другой устойчивый фундамент отношений, помимо темы контроля вооружений.

Россия является не только первой, но и самой важной частью турне советника президента США Джона Болтона, который приезжал в Москву 22 октября 2018 г. После этого советник поехал по странам Южного Кавказа. Но сегодня все внимание приковано к заявлению о том, что США в одностороннем порядке выходят из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Американский «ястреб» лично прибыл в Москву — не для того ли, чтоб торговаться?

Хороший тон Болтона

В-первую очередь стоит отметить, что этот шаг больше носит политический характер, нежели стратегический. Не стоит забывать, что до выборов 6 ноября остается не так много времени, а выход США из двустороннего договора с Россией кажется Белому дому весьма действенным способом продемонстрировать, что нынешняя администрация и конкретно Трамп являются сторонниками жесткой линии в отношениях с Россией. Однако пока неясно, как выход из Договора скажется на внутриполитической борьбе Трампа. Оппозиционные силы вполне могут преподнести это как поражение, ссылаясь на то, что Москва сама заинтересована в выходе из договора, но сумела спровоцировать Трампа на первые шаги.

Сам по себе визит Болтона маловероятно имеет содержательный характер, если, конечно, не учитывать обсуждения за закрытыми дверями. Помимо прочего, по заявлению сторон, на переговорах обсуждались также вопросы санкций, бизнес-сотрудничества и сирийский кризис.

Санкции, впрочем, вообще вынесены за скобки переговоров — обе стороны понимают, что компромисс по этому вопросу не будет достигнут в ближайшие годы, поэтому темы этой касаются очень посредственно.

Что касается бизнеса, экономические отношения России и США находятся не на том уровне, чтобы ставить их во главу угла. Темой соприкосновения, где возможны хоть какие-то договоренности, может стать Сирия. Глобально, конечно, это не способствует нормализации отношений, но даже незначительные компромиссы вполне могут повысить тонус отношений двух стран. Стороны также обсудили возможную встречу Трампа с Путиным в Париже в ноябре, но, учитывая предыдущий опыт, вряд ли стоит ожидать от нее каких-либо серьезных договоренностей.

О выходе из соглашения по РСМД Трамп объявил еще за несколько дней до визита Болтона в Москву на встрече со своими сторонниками в Неваде. Представляется, что и для российской стороны это довольно предсказуемый шаг, ведь обвинения в нарушениях Договора были слышны еще во время первого президентского срока Барака Обамы. К тому же острое желание сохранить Договор фактически отсутствовало с обеих сторон. Но что более важно, так это то, что сам визит состоялся. Здесь приезд Болтона — это некая дипломатическая вежливость или признак хорошего тона. Это знак, что США могут и, вероятно, будут продолжать вести переговоры с Россией вне зависимости от того, будут ли они касаться вопросов стратегической стабильности или региональных проблем.

В 2001 году, когда Болтон еще работал в администрации Буша-младшего, США покинули договор по ПРО. И, несмотря на то, что в то время в России договор считали крайне важным и даже называли «краеугольным камнем стратегической стабильности и безопасности», предварительных переговоров и официальных визитов на тот момент не последовало. В этот раз Болтон провел многочасовые переговоры с секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым, не говоря уже про встречу с Владимиром Путиным. Безусловно, нужно понимать, что отношения России и США сегодня находятся на гораздо более опасном уровне, чем в начале 2000-х гг. Поэтому подобный, даже если предсказуемый шаг, как выход из двустороннего договора без консультаций и переговоров, может быть воспринять слишком недружелюбно. А нагнетать ситуацию до особо экстремального уровня не хочет ни одна из сторон.

Выход США из ДРСМД сегодня выглядит как вполне органичное продолжение «ястребиных» взглядов Болтона. Советник по национальной безопасности славится своей неприязнью к международным договорам, хоть как-то обязывающим США, особенно если это касается военной сферы. Во время работы постпредом США в ООН Болтон получил славу ярого противника организации и защитника национальных интересов.

По его мнению, все страны должны идти за единым лидером в лице США.

Здесь последовательности в отстаивании своих взглядов Болтону не занимать. Поэтому не исключено, что он сыграл далеко не последнюю роль в принятии администрацией США решения о выходе страны из Договора.

Международная реакция

ДРСМД (наряду с СНВ-III) хоть и составляет некий фундамент стратегический стабильности для России и США, но представляется экспертам технически устаревшим и требующим модернизации. На момент заключения договора в 1987 году он способствовал прекращению гонки вооружений СССР и США и превратил Европу в относительно свободный от ядерной гонки регион. Но сегодня условия изменились — появились другие страны, способные производить ракеты средней и меньшей дальности в достаточном количестве, чтобы создавать угрозу безопасности других государств. Особую опасность для США, конечно же, представляет Китай, который сегодня не связан никакими сдерживающими договоренностями.

Тем самым, выходя из ДРСМД, США открывают еще один коридор соперничества с Поднебесной.

Тем не менее маловероятно, что другие страны останутся в стороне. Европейские страны опасаются, что США снова разместят на территории ЕС ракеты средней дальности, что приведет к принятию Россией зеркальных мер. Европа рискует в очередной раз превратиться в потенциальное место противостояния, а это не выгодно ни одной из европейских стран. Глава МИД Германии уже выразил свои опасения по поводу слишком решительных действий со стороны США. Европейская служба внешних связей также успела заявить, что «миру не нужна новая гонка вооружений, которая не отвечает ничьим интересам и может лишь принести еще большую нестабильность».

В таком контексте остается надеяться, что в долгосрочной перспективе будет построена новая модель контроля над стратегическими вооружениями, и на руинах старой американо-советской системы сдерживания вырастет новая многосторонняя система контроля. Аналогичная история происходит и с СНВ-III, действие которого прекращается в 2021 г., а переговоры по нему все еще не стартовали.

Учитывая, что Трамп уже неоднократно высказывался о СНВ как о «плохой сделке», высок риск того, что и этот договор в будущем может ожидать судьба ДРСМД.

Сам факт визита Джона Болтона в Москву — уже хороший знак. Конечно, выход США из Договора может создать временную напряженность, но в долгосрочной перспективе последние события способны привести к установлению всеобъемлющих и многосторонних механизмов контроля над вооружениями. Но все это происходит в рамках принятой дипломатической этики. Да, из Договора вышли, но переговоры продолжаются. Другой вопрос, что тема стратегический стабильности или нераспространения остается все еще ключевой в российско-американских отношениях. За всю современную историю отношений двух стран так и не был создан никакой другой устойчивый фундамент отношений, помимо темы контроля вооружений.

Впервые опубликовано в Газете.ru.

Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся