Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 4.86)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Руслан Мамедов

Программный координатор РСМД

Колонка автора: Дни арабов

В декабре 2017 г. представитель семьи Каддафи Басем аль-Хашими ас-Соуль заявил, что сын ливийского лидера Муаммара Каддафи Сейф аль-Ислам Каддафи выдвинет свою кандидатуру на пост президента страны в следующем году. Это заявление было сделано на фоне скандалов с деятельностью в Ливии рабовладельческих рынков и ухудшающейся гуманитарной ситуации. Политический процесс и мирное урегулирование не просто буксуют, а находятся в тупике. С 2011 года политическая жизнь ливийцев сильно изменилась, и вряд ли уже сложившиеся серьёзные политические силы, как в Триполи, так и на востоке страны, допустят возвращение к власти семьи Каддафи. Это не значит, однако, что его фигура не может быть использована какой-либо из сил. Необходимо не забывать также, что Сейф аль-Ислам преследуется Международным уголовным судом (МУС) и на него наложены санкции.

В декабре 2017 г. представитель семьи Каддафи Басем аль-Хашими ас-Соуль заявил, что сын ливийского лидера Муаммара Каддафи Сейф аль-Ислам Каддафи выдвинет свою кандидатуру на пост президента страны в следующем году. Это заявление было сделано на фоне скандалов с деятельностью в Ливии рабовладельческих рынков и ухудшающейся гуманитарной ситуации. Политический процесс и мирное урегулирование не просто буксуют, а находятся в тупике. С 2011 г. политическая жизнь ливийцев сильно изменилась, и вряд ли уже сложившиеся серьёзные политические силы, как в Триполи, так и на востоке страны, допустят возвращение к власти семьи Каддафи. Это не значит, однако, что его фигура не может быть использована какой-либо из сил. Необходимо не забывать также, что Сейф аль-Ислам преследуется Международным уголовным судом (МУС) и на него наложены санкции.

Шансы сына

firuen1.jpg
Григорий Лукьянов, Руслан Мамедов:
Игра в бирюльки на ливийском поле

Сейф аль-Ислам Каддафи был пленён одной из ливийских группировок Зинтана после свержения Муаммара Каддафи в 2011 г. и находился там до июня 2017 г., когда он попал под амнистию парламента страны, располагающегося в Тобруке. Напомним, что в Ливии сохраняется политический кризис. Парламент, находящийся в Тобруке на востоке страны, действует независимо от международно признанного правительства национального согласия в Триполи во главе с Файезом Сараджем. Деятельность парламента в Тобруке обеспечивается в тесном взаимодействии с Ливийской национальной армией Халифы Хафтара, в то время как правительство национального согласия обладает ограниченным влиянием на вооружённые группировки, зачастую исламистски окрашенные, на более густонаселённом западе страны.

Заявлению представителя семьи Каддафи о скором выдвижении Сейфа в президенты предшествовало несколько событий. В сентябре 2017 г. был назначен новый спецпредставитель генерального секретаря ООН по Ливии — заменивший немца Мартина Коблера ливанец Гассан Саламе. Саламе представил свой план ливийского урегулирования, который заключался в подготовке конституции и проведении выборов для преодоления политического кризиса. До сих пор деятельность Саламе несла координационный, посреднический характер, однако результаты продолжают желать лучшего. Фактически он стремится создать условия для проведения выборов, что требует согласия внутриливийских акторов со слишком разными позициями и повесткой дня.

Ещё одним ударом по политическому процессу и мирному урегулированию, которое проводит ООН, можно назвать туманность в вопросе продления Схиратских соглашений 2015 г., по итогам которых и было образовано правительство национального согласия Сараджа. В декабре 2017 г. срок этих соглашений истекал (продление требует согласия сторон). Однако маршал Хафтар 17 декабря 2017 г. заявил, что Схиратские соглашения утрачивают силу. И это при том, что все международные акторы, в том числе союзники Хафтара (ОАЭ, Египет), признают и видят необходимым сохранение соглашений. Такое противоречивое отношение к позиции союзников и ливийскому мирному урегулированию говорит о том, что Хафтар не видит нынешние параметры действенными и эффективными. Он также заявил, что не против участия Сейф аль-Ислама Каддафи в политическом процессе и будущих выборах, хотя распространено мнение, что Хафтар заинтересован сам баллотироваться в президенты и конкуренты ему не нужны. Очевидно, такая позиция объясняется во многом наличием в рядах сторонников Хафтара военных деятелей, служивших ещё Муаммару Каддафи и сохраняющих связи с его семьёй. Возможно, командующий ЛНА транслирует именно их отношение ко всему происходящему. Кроме того, Сейф аль-Ислама Каддафи поддерживает Высший совет ливийский племён и городов, с которым Хафтар очень долгое время находится в напряжённых отношениях. Признанием возможности для Сейф аль-Ислама участвовать в политическом процессе Хафтар ещё старается склонить племена на свою сторону, а в этом он чрезвычайно нуждается, если желает двигаться дальше.

Что касается Высшего совета ливийский племён и городов, то и Саламе приписывают активную работу с этой структурой и племенными лидерами. Многие считают, что его выгодно отличает от предшественника на посту спецпредставителя генсека ООН понимание необходимости обращения к племенным шейхам. Так, в конце сентября спикер Высшего совета ливийских племён и городов (ВСЛПГ) Халид Рамадан Абу Амид выступил с заявлением, в котором приветствовалась инициатива спецпосланника ООН по Ливии. ВСЛПГ поддержал дорожную карту Саламе, выразив мнение, что в ней учитываются права сынов Ливии. Совет также подчеркнул, что любое урегулирование должно проводиться без внешнего вмешательства. Затем ситуация эволюционировала. В ноябре прошла важная встреча в столице Конго Браззавиле, где также присутствовала делегация ВСЛПГ во главе с аль-Аджили аль-Брини. На встрече были высказаны мысли о том, что необходимо отказаться от любого посредничества Запада во внутриливийских делах, добиться амнистии для Сейф аль-Ислама Каддафи и обеспечить ему участие в имплементации дорожной карты. Но насколько не в риторике, а в действительности ливийские племена стоят за Каддафи, нам ещё предстоит увидеть.

Без стратегии

Таким образом, всё большее беспокойство в отношении ситуации в Ливии начинают испытывать африканские государства. При этом в сложившейся ситуации они в основном винят ЕС. Для борьбы с угрозами, исходящими из Ливии и региона Сахеля, Мали совместно с Буркина-Фасо, Нигером, Чадом и Мавританией образовали объединённые вооруженные силы, известные как G5 Sahel. Несмотря на красивый фон, эти силы не обладают серьёзными ресурсами и находятся в зачаточном состоянии. Будучи председателем, Мали активно продвигает интересы данной группы стран на различных площадках, в том числе в ЕС и ООН. В ноябре они обратились за помощью к США, получив определённые заверения. ЕС также подключился к финансированию данной структуры.

Политика Евросоюза в отношении Ливии до сих пор была тесно связана с вопросом сокращения потока мигрантов в европейские страны. Чего достигла европейская политика на ливийском направлении за последние шесть лет? Сегодня в Брюсселе говорят: «ЕС оказывает существенную поддержку Ливии с начала кризиса». Стоит напомнить, что именно определенные государства ЕС содействовали смене ливийского режима, что в итоге привело к разрушению государственности. И дело не в отношении к Муаммару Каддафи, а в ответственности за последствия этих действий. С момента свержения Каддафи произошло кардинальное ухудшение гуманитарной ситуации в Ливии. В стране отсутствует действенная система безопасности, здравоохранения, на местах управляют банды и группировки. В посткаддафистский период люди не приобрели права человека и безопасность, а во многом потеряли их.

Несмотря на создаваемую видимость единого европейского подхода, на деле европейские столицы лоббируют через брюссельскую бюрократию каждая свои решения, либо действуют «на земле» в одностороннем порядке. Основным примером, определяющим разницу в подходах, например, между Парижем и Римом, можно назвать те стороны в Ливии, которые они выбирают. Аналитики сходятся во мнении, что Италия делает ставку на ПНС Сараджа, которое в Риме видят инструментом для решения проблем миграции. В то же время предполагается, что Франция поддерживает Национальную ливийскую армию во главе с Халифой Хафтаром, считая её эффективной в борьбе с терроризмом. При этом обе силы, которые представляют Сарадж и Хафтар, подвергаются обвинениям в нарушении прав человека. Первых можно связать с тем, что активно распространяют СМИ по поводу нарушения прав человека в отношении мигрантов, вторых — с военными преступлениями и вынесением приговоров без проведения суда (ситуация со сторонником Хафтара Махмудом аль-Варфалли).

Противоречащие друг другу позиции внутриевропейских акторов только дестабилизируют обстановку в самой Ливии. И это не говоря уже об отсутствии какой-либо согласованной и внятной стратегии в отношении восстановления государственности страны и экономической поддержки как Ливии, так и государств, откуда бегут мигранты.

Впервые опубликовано на сайте news.ru.

Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 4.86)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся