Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Руслан Мамедов

Программный референт РСМД, магистр МГИМО МИД России

Колонка автора: Дни арабов

Многострадальная Фаллуджа, прозванная «городом мечетей» ввиду большого их количества, переживает наступление уже не в первый раз со времен падения режима Саддама Хусейна в 2003 г. В 2003 и 2004 гг. Фаллуджу, в которой присутствовали боевики иракской Аль-Каиды, штурмовали в основном американские войска. В 2007–2008 гг. Аль-Каида была вытеснена из города силами местных суннитских ополченцев из отрядов «Сахва» («Пробуждение»).

 

С выводом американских войск и последовавшими арестами представителей суннитов, по сути, началом кампании по выведению суннитских политиков из политической жизни Ирака, правительство бывшего премьер-министра Нури аль-Малики столкнулось с массовыми выступлениями в 2012–2013 гг. Им было принято решение разогнать протестующих, что привело к жертвам. Общее ухудшение социально-экономического положения в стране, политический кризис и трансформационные процессы в арабском мире сыграли на руку ИГ (тогда еще ИГИ — «Исламское государство Ирак») и позволили организации расширить поле своей деятельности при перманентном эксплуатировании существовавших противоречий. В 2014 г. Фаллуджа, как и многие другие иракские населенные пункты, попали под контроль ИГ. Спустя два года город, находящийся в 50 км от Багдада, снова возвращается правительству страны.

 

REUTERS/Thaier Al-Sudani

Мечеть в центре Фаллуджи

 

Премьер-министр Ирака Хайдар аль-Абади в своей речи, посвященной освобождению центра города Фаллуджи, обращаясь в окружении своих генералов напрямую к ИГ, заявил, что для организации «нет места в Ираке» и что ее члены ответят за все совершенные преступления. Х. аль-Абади отметил, что правительство работает на благо жителей Фаллуджи и стремится вернуть им мир и стабильность: «Это ваш город, и он вернётся к вам». В конце своего выступления он уверенно заявил о еще одной приближающейся победе — о возвращении иракской столицы ИГ города Мосул. Иракский шиитский духовный лидер аятолла Али ас-Систани также приветствовал освобождение Фаллуджи и благословил солдат сил безопасности.



Однако, несмотря на необходимость наличия подобного дискурса, существуют серьезные противоречия относительно будущего освобождаемых от ИГ регионов. На ведущих иракских ресурсах начали появляться работы, которые поднимают вполне справедливые вопросы, главный из которых: что последует за будущей победой? Ограничится ли Ирак военной победой или у правительства существует стратегия восстановления регионов и стабилизации ситуации в стране?



И если понимание неотъемлемости выстраивания стратегии будущего восстановления присутствует у всех политических сил, то пути, методы и тактики ими видятся различно. Так, для шиитской стороны важно то, почему некоторые пытаются вбить клин между армией и мобилизационными силами аль-Хашад аш-Шаабий, учитывая, что последние были образованы в результате фетвы 2014 г. аятоллы Али ас-Систани для защиты Ирака. У них же возникают сомнения относительно вооружения племен иракской провинции Анбар, поскольку мобилизационных сил и армии вполне достаточно для военного решения проблемы. Подобный шаг для них в перспективе значит возобновление войны. 



Суннитские политические силы привлекаются иракским правительством для разрешения проблем на местах, однако в иракской политической среде они представлены слабо, и их возможности ограничены. Так, когда во время наступления на Фаллуджу стала появляться информация о нарушении прав человека и ненадлежащем поведении со стороны отдельных группировок аль-Хашад аш-Шаабий (особенно это касается групп, финансируемых из Ирана), глава совета провинции Анбар Сабах Кархут призвал премьер-министра вмешаться, вывести эти силы из города и начать немедленное расследование инцидентов, связанных с пытками, насилием и иными преступлениями. Не случайно само наступление на Фаллуджу предполагало зачистку окрестностей и подступов к городу силами мобилизации, а в городской черте армией и суннитскими племенами (появлялись сообщения о том, что лидер одного из кланов вывел свои силы из-за неподобающих действий аль-Хашад аш-Шаабий). Сейчас центр города контролируется силами федеральной полиции Ирака. Подобная тактика была выбрана для того, чтобы предотвратить случаи нарушения прав человека со стороны аль-Хашад аш-Шаабий, которые в итоге и произошли. Хотя и их, по мнению министра внутренних дел Ирака Салима Мухаммада аль-Габбана, нельзя назвать систематическими. Более того, представители иракского парламентского комитета по правам человека заявили, что они не усмотрели «существенных доказательств» преступлений в отношении перемещенных лиц из Фаллуджи. Правда, необходимо отметить, что Али ас-Систани даже было необходимо издать отдельное распоряжение по поводу обращения с перемещенными лицами и пленными.

 

США и Иран поддержали Ирак и приветствовали возвращение Фаллуджи под контроль правительства, что неудивительно, если учесть, что иранцы, а конкретно подразделение «Кодс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР) во главе с Касемом Сулеймани, контролировали ход наступления на земле, а США и их коалиция осуществляли поддержку с воздуха. При этом в твиттере Хайдара аль-Абади позднее появилось сообщение о том, что глава Центрального командования генерал Джозеф Вотел встретился и обсудил с премьер-министром Ирака план по освобождению Мосула, в то время как Касем Сулеймани уже покинул иракскую Фаллуджу и направился под сирийский Алеппо.

 

REUTERS/Thaier Al-Sudani

Иракская армия патрулирует центр Фаллуджи

 

Аналитики же в Вашингтоне и Тегеране рассуждают на тему восстановления жизни на территориях, которые ныне переживают гуманитарную катастрофу, что заставляет правительство Ирака просить помощи у других регионов страны. Если не будет решен стратегический вопрос о будущем западных районов Ирака при отсутствии реализации комплекса мер по их развитию и включению в политический процесс, то на смену ИГ придет старый враг в новой форме. «Исламское государство» само по себе для Ирака — скорее следствие, чем причина. Решение проблем самого Ирака лежит в плоскости реформирования политических институтов, переустройства экономики, приведения в порядок законодательной базы, создания механизма участия в инклюзивном политическом процессе всех групп населения, а также возвращения преследуемых политиков.

 

Реформы, которые предлагались Хайдаром аль-Абади с того момента, как он стал премьер-министром, продолжают пробуксовывать. Идея правительства технократов, которую пытается продвигать премьер-министр, так и не была реализована. Единства среди политических сил не наблюдается, вопрос о будущем существующих военизированных групп, входящих в мобилизационные силы, также не обсуждается.  Когда Мосул будет взят, то появится шанс, который позволит стране что-то изменить, вырваться из порочного круга. К этому моменту должны начаться подвижки в сторону улучшения, уже сейчас должны быть даны какие-то ответы, а если этого не произойдет, то страна снова погрузится в хаос противоречий.

 

(Нет голосов)
 (0 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся