Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Руслан Мамедов

Программный координатор РСМД, магистр МГИМО МИД России

Колонка автора: Дни арабов

3 июля 2016 г. президент Сирийской Арабской Республики Башар Асад объявил о формировании нового правительства страны.

 

22 июня Б. Асадом был распущен предыдущий кабинет министров и назначен новый глава правительства, бывший министр электроэнергетики Имад Мухаммад Диб Хамис, заменивший на этом посту Ваиля аль-Хальки. Хамис — технократ, и известен тем, что ему удавалось на протяжении долгого периода и в условиях военного времени поддерживать обеспечение населения электроэнергией, для чего им специально были созданы мобильные группы. Новому премьеру было поручено сформировать правительство, однако было ясно, что ключевые позиции в кабмине сохранят за собой те же министры. Это исходит и из взаимодействия тех же политических сил, что представлены в парламенте страны, где по результатам апрельских выборов 2016 г., 200 из 250 мест в Народном совете занимает Национальный прогрессивный фронт, коалиция, возглавляемая партией президента страны Баас (Партии арабского социалистического возрождения).

 

Фото: SANA

 

Так, неподверженными изменениям оказались места следующих министров: заместитель премьера и министр иностранных дел и по делам эмигрантов Валид аль-Муаллем, министр обороны генерал Фахд Джасим аль-Фредж, министр внутренних дел генерал-майор Мухаммад Ибрахим аш-Шаар. Кроме того, бывший председатель Центрального банка Сирии Адиб Майяле был назначен министром экономики. Необходимость формирования нового правительства была вызвана не провалом переговоров или активизацией ведения боевых действий, а ухудшающейся социально-экономической ситуацией, ростом цен на определенные виды товаров и нефтепродукты, на что государство обещало продолжать предоставлять субсидии в последние дни премьерства аль-Хальки.

 

Новое правительство состоит из проверенных деятелей сирийской политики в основном связанных с региональным отделением правящей партии Баас и включает 32 человека. Среди них 5 государственных министров, только один из которых считается оппозиционным — однокурсник нынешнего президента и офтальмолог по специальности, госминистр по делам национального примирения Али Хайдар из Сирийской социальной националистической партии (ССНП). Напомним, что ССНП, будучи второй официальной политической силой в стране, имеет и свои боевые отряды, участвующие в боях на различных направлениях вместе с Сирийской арабской армией. Несмотря на то, что ССНП в начале сирийского кризиса вышла из Национального прогрессивного фронта и присоединилась к Народному фронту за перемены и освобождение, которую возглавлял Кадри Джамиль (ныне и глава московско-каирской группы по межсирийским переговорам), в 2014 г. партия покинула и эту коалицию, объявив о своей поддержке президента Б. Асада. Подобная верность сирийскому президенту позволяет представителям ССНП оставаться внутри страны и не скрываться, находясь в других государствах, что вынуждены делать некоторые другие сирийские политики.

 

Подобные изменения в сирийском внутриполитическом процессе происходят на фоне корректировки внешнеполитического курса Турции и нормализации ее отношений с Россией и Израилем. По поступающим сообщениям с администрацией Б. Асада выходят на связь американцы и турки. Это происходит уже не только через посреднические государства, о чем заявлял Б. Асад в интервью с австралийской SBS, но и уже напрямую через своих посланников, которые могут не иметь официальных позиций, но достаточно статусны, чтобы быть выразителями позиций Анкары и Вашингтона.

 

Фото: www.naharnet.com

Имад Мухаммад Диб Хамис

 

При этом несмотря на постоянные ссылки на слова Б. Асада в марте 2016 г. о том, что он допускает вхождение в состав правительства людей из оппозиционных к нему групп и создания правительства национального единства, в своем недавнем интервью австралийской SBS сирийский президент, говоря об определенной их части, заявил, что «эти группировки сейчас принадлежат так называемой оппозиции, которая, в свою очередь, принадлежит тем странам [Катар и Саудовская Аравия], а не Сирии». Риторика, видимо, будет сохраняться.

 

Таким образом, формирование правительства Имада Хамиса — малозначащее тактическое решение, не влияющее на политический баланс. Более серьезной темой продолжает оставаться переходное правительство, которое было намечено собрать в августе 2016 г. Недавно президент России Владимир Путин заявил, что он согласен с идеей, которая, по его словам, была предложена американцами — инкорпорирования представителей оппозиции в действующие структуры власти. Если некая договоренность между Россией и США на этот счет существует, то времени остается не так много и это должны понимать не только в Дамаске.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся