Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Руслан Мамедов

Программный координатор РСМД

Колонка автора: Дни арабов

На фоне российско-американских договоренностей 17 сентября на катарском информационном ресурсе AlJazeera в передаче «Личная встреча» было опубликовано интервью с лидером одной из крупнейших антиправительственных сирийских группировок «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», террористическая организация, запрещенная в России) Абу Мухаммадом аль-Джулани. Это не первое интервью, которое дает глава этой группировки.

 

Ранее он уже появлялся на AlJazeera, но только в конце июля 2016 г. мир увидел его лицо. В этот день 28 июля 2016 г. «Джабхат ан-Нусра» заявила о своем разрыве с «Аль-Каидой» и переименовании организации в «Джабхат Фатх аш-Шам» («Фронт завоевания Шама/Леванта»). Разрыв с глобальной сетью «Аль-Каиды», конечно, носит в большей степени прокламационный и номинальный характер. Даже сама речь, посвященная ликвидации аффилиации с «Аль-Каидой», сопровождалась с самого начала уважительным обращением к ее лидерам, в том числе Айману аз-Завахири. Очевидно, что данный шаг был согласован с «Аль-Каидой», и то, что баланс сил в разборках между спецслужбами тех стран, которые имели влияние на эту и другие организации в Сирии, изменился.

 

 

«Аль-Каида» вслед за ее разрывом с тогда еще «Джабхат ан-Нусрой» на деле усилила свою помощь группировке боевиками и техникой. Так, например, в момент перед наступлением на квартал Ар-Рамуса и военных училищ в южной части Алеппо были замечены идеологи «Аль-Каиды» (например, аль-Мухайсини), призывавшие к сплочению рядов. СМИ, в том числе и российские, работающие на линии фронта, также отмечали высокую концентрацию профессиональных боевиков, «штучных» специалистов. Их наличие может объясняться исключительно возможностью «Джабхат ан-Нусры» выходить на глобальные сети и привлекать поддержку со стороны. Отдельными исследовательскими центрами отмечается, что внутри Алеппо все более усиливается влияние «Джабхат ан-Нусры», которая вскоре может стать доминирующей силой в оппозиционном Б. Асаду объединенном лагере (чего пока еще не объявлялось, учитывая существование двух коалиций — «Джейш аль-Фатх» и «Фатх Халяб»).

 

В своем интервью на просьбу прокомментировать договоренности о сентябрьском перемирии и исключении «Джабхат ан-Нусры» из них аль-Джулани отмечает, что мировое сообщество (и среди них Россия и США) «одобряет подход режима Б. Асада во всех преступлениях относительно сирийской революции…». По мнению Абу Мухаммада, договоренности США и России в военной сфере и безопасности приведут к сдаче вооруженных формирований. Он считает, что такова сама цель договоренностей. И в этом контексте работа спецпредставителя ООН Стаффана де Мистуры заключается в том, чтобы население было выведено из района боевых действий, а затем город был сдан. Аль-Джулани приводит пример сдачи Хомса при другом спецпредставителе ООН Лахдаре Брахими, когда город, в интерпретации лидера «Джабхат ан-Нусры», был сдан подобным образом правительственным силам (аль-Джулани использует слово «истислям» — сдача, капитуляция, подчинение). С. де Мистура, по мнению Абу Мухаммада, с самого начала работал на сдачу Алеппо.   

 

Подобный посыл лидера «Джабхат ан-Нусры» имеет серьезное значение для вооруженных группировок на севере Сирии. Аль-Джулани, по сути, открыто заявляет, что для антиправительственных организаций сильные мира сего (США и Россия) готовят только одну судьбу — капитуляцию. Для лидера «Джабхат ан-Нусры» это все «единая игра американцев, русских и ООН». В этом случае не вызывает сомнений то, что антиправительственные группировки все теснее станут координировать свои действия с ан-Нусрой, особенно учитывая заслуги «Джабхат ан-Нусры» в противодействии Сирийской арабской армии Башара Асада. Аль-Джулани рисует четкий план противостоящих его организации сил: подразумевалось, что сначала войска Б. Асада и поддерживающих его сил полностью замыкают цепь вокруг Алеппо, в Женеве проходят российско-американские переговоры, затем вводится гуманитарная помощь и осуществляется вывод людей. Однако этим планам не суждено было реализоваться уже на самом первом этапе. Время здесь имело важное значение. По мнению Абу Мухаммада, антиправительственным группировкам при лидирующей роли «Джабхат ан-Нусры» удалось нарушить реализацию всего плана. Это стало возможным благодаря наступательным действиям и захвату ряда территорий у отступившей со своих позиций армии Б. Асада, что позволило на некоторое время выйти из окружения. Хотя в итоге САА и проправительственные формирования смогли вернуть себе потерянные ранее районы.

 

Не обошлось и без политических лозунгов. В достаточно спокойном тоне лидер «Джабхат ан-Нусры» рассуждал о том, что гуманитарная помощь, о которой так много говорят, — лишь средство и даже «своего рода пренебрежение и неуважение в отношении населения Алеппо». А народ Шама, по его словам, выходил на демонстрации с лозунгами «Смерть, а не унижение!». Таким образом, аль-Джулани делает вывод: «Проблема населения Шама (Сирии и в более широком смысле Леванта) — это проблема революции и принципов, а не продовольственной помощи, которая приходит в конкретный момент».  

 

В интервью аль-Джулани открыто намекает и на то, что проблема блокады Алеппо была бы невозможна без «продвижения рафидитских, шиитских, афганских, иракских, иранских, ливанских» сил на стороне Б. Асада. В этом контексте неудивительно и его отношение к «бомбардировкам русских», которые «не видят разницы между детьми, больными, взрослыми и т.д.». Но важным в выступлении стал анализ ситуации, который дает Абу Мухаммад: «Этим соглашением американцы становятся в один ряд с русскими и режимом против населения Шама». Американцы нацеливаются против «Джабхат ан-Нусры», по его словам, «потому что эта действенная сила, настроенная против проекта капитуляции населения Шама».

 

При этом идентичность самой организации продолжает оставаться прежней, хотя эволюция, по сравнению с прежними выступлениями аль-Джулани, конечно, наблюдается. Аль-Джулани говорит об «ахль аш-Шам», реже упоминает «ахль ас-сунна», имея в виду суннитов Шама и употребляя этот термин не в контексте некой глобальной идентичности, а только суннитов Сирии. В основном он подразумевает суннитское население ее северных провинций, но также касается и темы суннитов центральных районов страны и, в частности, недавний переход Дарайи под контроль правительства и организованный в результате договоренностей вывоз отдельных боевиков и их семей в провинцию Идлиб. Лидер ан-Нусры благодарит те организации (и крупные среди них), которые отказались входить в «противостояние с “Джабхат Фатх аш-Шам”», объясняя это «вытекающим из стремления к революции и джихаду».

 

Абу Мухаммад аль-Джулани также касается экономических, внутриполитических вопросов, обсуждает проблемы функционирования институтов, рассуждает о новом растущем поколении, которым нужны школы. Эти вопросы заняли то время эфира, которое раньше обычно было посвящено отношению «Джабхат ан-Нусры» к этноконфессиональным меньшинствам (например, к друзам) и идеологии «Аль-Каиды» на землях Шама. Возникает вопрос — что же пытаются преподнести арабскому слушателю? Умеренность организации? Тон и речь аль-Джулани не должны уводить нас в сторону. Организация может находиться в кризисе или в процессе реформирования, особенно если учесть переход рычагов влияния на нее от спецслужб одних государств к другим, возможный идеологический раскол ввиду разрыва связей с «Аль-Каидой» и перманентную ликвидацию командиров группировки, в том числе Абу Омара Серакеба. Это может ослабить организацию, но также и привести к усилению с ее стороны давления на другие группировки на местах. В любом случае «Джабхат ан-Нусра» — действенная сила, и механизмы дерадикализации населения (с аккуратной работой специалистов-исполнителей в поле) также должны быть на повестке дня, что представляется тяжелым на фоне всеобъемлющего недоверия даже между США и Россией, не говоря уже о региональных и внутрисирийских акторах.

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся