Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 3.86)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Антон Бредихин

к.и.н., научный руководитель АНО социально-экономического и политического консалтинга «Центр этнических и международных исследований», главный редактор журнала «Архонт»

Колонка автора: Постсоветская хроника

8 декабря 1999 г. в Москве состоялось подписание Договора о создании Союзного государства России и Белоруссии. С момента распада СССР прошло 8 лет, и население обеих республик ожидало дальнейшей реинтеграции постсоветского пространства и воссоздания ранее единого государства. Но процесс интеграции происходит неравномерно, и сегодня А. Лукашенко вновь заговорил о попытках лишения Белоруссии государственного суверенитета, что не способствует улучшению межгосударственного диалога.

Белорусские власти не признали российскими Республику Крым, город федерального значения Севастополь, независимыми, но обладающими российским гражданством Республику Абхазию, Республику Южная Осетия-Алания (территории с населением 2,64 млн чел.), а это четверть населения всей Белоруссии. Подобная позиция не только не может вызывать одобрения Москвы, но и плохо согласуется с самим форматом союзнических отношений, особенно в вопросах, фактически, носящих внутриполитический характер.

Состоялось Союзное государство России и Белоруссии или нет — вопрос действительно сложный. Торговые войны, внешняя политика, оборонная сфера неоднократно выступали «камнем преткновения» Москвы и Минска. Ряд изначально намеченных траекторий так и не был реализован. Заявления А. Лукашенко лишь накаляют межгосударственную повестку дня. Но можно согласиться с тем, что Союзное государство, как и Таможенный союз, ЕЭП, ЕврАзЭС, выступило одной из ступеней на пути к созданию Евразийского экономического союза — единого интеграционного проекта не только для постсоветского пространства, но и территории «от Лиссабона до Владивостока», а, возможно, и Шанхая.


8 декабря 1999 г. в Москве состоялось подписание Договора о создании Союзного государства России и Белоруссии. С момента распада СССР прошло 8 лет, и население обеих республик ожидало дальнейшей реинтеграции постсоветского пространства и воссоздания ранее единого государства.

Единая валюта, единый парламент, единая символика в совокупности с политическим и экономическим объединением сообществ двух стран были прописаны в учредительных документах. Белоруссия стала одной из немногих стран бывшего СССР, где русский язык получил статус государственного. Молдавия, Киргизия, Сербия, Абхазия, Южная Осетия-Алания заявляли о своем желании присоединиться к союзу Москвы и Минска. Но процесс интеграции происходит неравномерно, и сегодня А. Лукашенко вновь заговорил о попытках лишения Белоруссии государственного суверенитета, что не способствует улучшению межгосударственного диалога.

Становление Белоруссии

1 января 1919 г. была создана Белорусская советская социалистическая республика, в состав которой вошли Минская, Витебская, Гомельская, Гродненская, Могилевская и Смоленская губернии. Несмотря на сложность и длительность ее формирования, а также вопрос национального признания белорусов, первая БССР просуществовала два месяца и была расформирована 27 февраля 1919 г. Тогда ее восточные губернии вошли в состав РСФСР, западные объединились с Литвой в рамках Литовско-Белорусской ССР, просуществовавшей еще 4,5 месяца вплоть до оккупации польскими войсками.

31 июля 1920 г. в освобожденном Красной Армией Минске устанавливается советская власть и вновь провозглашается БССР. В 1924 г. территория республики расширяется за счет ряда западных уездов РСФСР, очередная перекройка границ происходила до и по итогам Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

Беловежская пуща и принятие Белоруссией Декларации о государственном суверенитете 27 июля 1990 г. заложили новый виток развития Белорусской государственности и российско-белорусских отношений. В 1995 г. был проведен знаковый для страны референдум, закрепивший статус русского языка наравне с белорусским, а также изменивший государственную символику в соответствии с существовавшей во времена БССР, но с небольшими отличиями.

Претензии, споры, признания…

Территориальные претензии Белоруссия хотя и не афиширует, но имеет ко всем сопредельным державам: Белосток оспаривается у Польши, Вильнюс — у Литвы, также существуют взаимные претензии по Полесью с Украиной. Есть у Белоруссии ряд вопросов и к России. Белорусская ССР первой столицей имела российский Смоленск, а Александр Лукашенко пусть с оговорками и опровержениями, но все же неоднократно говорил о белорусских Брянске, Смоленске и даже Пскове.

Сложная ситуация в Союзном государстве складывается с Крымом. Минск не признает двух субъектов Российской Федерации — Севастополь и Республику Крым, а это 2,35 млн человек. Из-за продававшихся в Могилеве глобусов, где Крым обозначен частью России, разгорелся скандал. В итоге они были изъяты из продажи, а МИД страны рекомендовал обозначать Крым на картах цветами сопредельной Украины. При этом и А. Лукашенко, и министр иностранных дел В. Макей, говоря о территориальной целостности Украины, признают, что де-факто Крым принадлежит Российской Федерации. Сам факт нейтралитета Минска в Крымском вопросе в соответствии с позицией МИД Белоруссии позволяет России иметь площадку для переговоров по Донбассу на дружественной территории. Таким образом, Минск выполняет свои союзнические обязательства.

За 10 лет Белоруссия не признала независимость Абхазии (240 тыс. чел.) и Южной Осетии (53,5 тыс. чел.), население которых более чем на 90% состоит из граждан Российской Федерации, и сегодня под давлением ЕС и США говорит о своей поддержке абхазского и осетинского народов, не делая акцент на вопросе признания. Причиной этому называется Москва, которая не оказала должной поддержки военного и экономического характера Минску.

Донецкая и Луганская народные республики, судьба которых решается в рамках Минского переговорного процесса, не рассматриваются белорусскими властями в качестве независимых государств. Референдум о независимости и выборы глав и Народных советов (как 2 ноября 2014 г., так и 11 ноября 2018 г.) Минск не признает. Однако экономические отношения развиваются, и белорусские товары заняли места украинских продуктов. Белоруссия, несмотря на негативную позицию Киева, занимает второе место во внешнеторговых отношениях республик Донбасса после Российской Федерации. А в ходе Форума регионов Белоруссии и Украины в октябре 2018 г. А. Лукашенко заявил о готовности включиться в конфликт в Донбассе и решить проблему при участии всех трех восточнославянских народов без США и ЕС. Целью Минска остается не только мир в регионе, но и сохранение единства Украины.

За 10 лет Белоруссия не признала независимость Абхазии (240 тыс. чел.) и Южной Осетии (53,5 тыс. чел.), население которых более чем на 90% состоит из граждан Российской Федерации.

Белорусские власти не признали российскими Республику Крым, город федерального значения Севастополь, независимыми, но обладающими российским гражданством Республику Абхазию, Республику Южная Осетия-Алания (территории с населением 2,64 млн чел.), а это четверть населения всей Белоруссии. Подобная позиция не только не может вызывать одобрения Москвы, но и плохо согласуется с самим форматом союзнических отношений, особенно в вопросах, фактически, носящих внутриполитический характер.

Пять областей или федеральный округ?

Выступая на встрече с послом Российской Федерации и спецпредставителем Президента России Михаилом Бабичем в октябре 2018 г. А. Лукашенко заявил: «Незыблемо одно, и вы это знаете, мы — суверенная и независимая страна... В XXI веке говорить... об инкорпорации, включении Белоруссии в состав России просто смешно. И я ни разу от нынешнего президента России этого не слышал».

Подобная риторика в его речах носит регулярный характер. Чуть ранее на совещании в Шкловском районе Могилевской области белорусский лидер упомянул, что провал в экономическом секторе может стоить стране суверенитета: «Мы на фронте. Не выдержим эти годы, провалимся, значит, надо будет или в состав какого-то государства идти, или о нас просто будут вытирать ноги. А, не дай бог, еще развяжут войну, как в Украине».

Вопрос о том, каким же должно быть Союзное государство, а главное какой статус должна занимать в нем Белоруссия, вызывал бурные дискуссии. О возможности объединения России и Белоруссии по примеру Китая и Гонконга говорил заместитель председателя Комитета по делам евразийской интеграции, СНГ и связям с соотечественниками ГД РФ Константин Затулин. А после заявления А. Лукашенко о возможности войны К. Затулин резюмировал, что белорусских чиновников пугают Россией и повторением событий аналогичных крымским, но уже по отношению к их государству.

С радикальной позицией в феврале 2017 г. выступил лидер ЛДПР Владимир Жириновский, который, комментируя позицию белорусской стороны об экономических льготах, заявил: «И вот сидит (Белоруссия — прим. ред.): дай Россия, дай Евросоюз. Как хорошо!». При этом он добавил, что белорусский руководитель «высосал из России» все, что можно. По мнению В. Жириновского, цель А. Лукашенко — оставить Белоруссию отдельным государством, но получать от России блага по внутрироссийским ценам. Впоследствии В. Жириновский опроверг выступление и заявил, что был неправильно понят журналистами.

В российских СМИ активным образом, как и 18 лет назад, идет обсуждение того, необходимо ли создавать Белорусский федеральный округ, что не безосновательно вызывает раздражение Минска. При этом вопрос вхождения Белоруссии в том или ином виде в состав Российской Федерации подается как возможность мощного внешнеполитического хода и возвращения российского общества в состояние аналогичное периоду «крымского консенсуса».

***

Состоялось Союзное государство России и Белоруссии или нет — вопрос действительно сложный. Торговые войны, внешняя политика, оборонная сфера неоднократно выступали «камнем преткновения» Москвы и Минска. Ряд изначально намеченных траекторий так и не был реализован. Заявления А. Лукашенко лишь накаляют межгосударственную повестку дня. Но можно согласиться с тем, что Союзное государство, как и Таможенный союз, ЕЭП, ЕврАзЭС, выступило одной из ступеней на пути к созданию Евразийского экономического союза — единого интеграционного проекта не только для постсоветского пространства, но и территории «от Лиссабона до Владивостока», а, возможно, и Шанхая.

Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 3.86)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся