Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Александр Крамаренко

Директор по развитию Российского совета по международным делам

Колонка автора: Вооружения и безопасность

То, что англичанам удалось своей провокацией с «делом Скрипаля» осуществить практически необратимую эскалацию в отношениях Запада с Россией, говорит о том, что они верно просчитали момент, возможно, интуитивно и до сих пор не веря в достигнутый результат.

В очередной раз России, как и во времена Пушкина, ставят ультиматум, на этот раз подкрепленный угрозой применения силы, что следует из Стратегии национальной обороны Администрации Д. Трампа, предусматривающей ведение войн с применением сил общего назначения против России и Китая. Как и тогда, от России требуют «изменения поведения» и покаяния.

Россия ни при каких условиях не в состоянии удовлетворить Запад. Поэтому остается запастись стратегическим терпением и ждать, пока партнеры не прояснят для себя реалистичные условия ведения дел с нами, или пока американский диктат не покажется Европе чрезмерно обременительным, или не скажет свое слово протестный электорат в рамках нынешнего системного кризиса западного общества.


То, что англичанам удалось своей провокацией с «делом Скрипаля» осуществить практически необратимую эскалацию в отношениях Запада с Россией, говорит о том, что они верно просчитали момент, возможно, интуитивно и до сих пор не веря в достигнутый результат. Будь то пресловутый императив «ответа Запада» на беспрецедентную победу В. Путина на президентских выборах (она опровергает тезис о том, что у Лондона ссора с Кремлем, а не с народом России) или разворот Администрации Д. Трампа в направлении силовой конфронтации с Россией в расчете взять реванш в Сирии, о чем говорит назначение бушевского неокона Джона Болтона советником по национальной безопасности, надо признать очевидное: никакой разрядки ждать не приходится в предстоящие месяцы и, возможно, годы. По крайней мере, пока США и Запад в целом не прояснят для себя пределы возможного на этом пути не столько новой холодной войны, сколько новой Большой игры, предполагающей эпизоды войны горячей.

Разумеется, надо дождаться ответных мер российской стороны, но даже их банальная зеркальность будет восприниматься как эскалация. «Ответный выстрел» всегда может быть просчитан с целью нанести наибольший ущерб присутствию на своей территории противной стороны, но в ситуацию еще вторгся такой эмоциональный момент, как фон трагедии в Кемерово. Это на порядок усиливает встречный императив нашей реакции. Но важнее то, что Москве нечего ждать не только в отношениях с Лондоном, но теперь даже с Евросоюзом, который на глазах подвергается милитаризации, пусть только политико-риторической.

Нельзя исключать, что свои планы в Сирии США попытаются реализовать до инаугурации президента России и что с американской стороны решающее слово окажется за более осторожными военными, а не за Дж. Болтоном, который взят на роль козла отпущения на случай фиаско, в том числе на иранском направлении, где также в мае Администрация должна окончательно определиться со своим подходом к многосторонней ядерной сделке, заключенной при Б. Обаме. Соответствующий политический горизонт новой администрации определяется промежуточными выборами в Конгресс в ноябре этого года и президентскими в 2020 г. Еще предстоит завершить расследование спецпрокурора Р. Мюллера.

В очередной раз России, как и во времена Пушкина, ставят ультиматум, на этот раз подкрепленный угрозой применения силы, что следует из Стратегии национальной обороны Администрации Д. Трампа, предусматривающей ведение войн с применением сил общего назначения против России и Китая. Как и тогда, от России требуют «изменения поведения» и покаяния. Как отмечал Т. Грэм на страницах «Нью-Йорк таймс» года три назад, главная проблема России с Америкой состоит в том, что мы не готовы признать свое «поражение в холодной войне», а без этого никакая победа не считается полной. Далее, уже в связи с расследованиями «российского вмешательства» в американский политический процесс Москве давали понять через отставных европейских политиков, что в наших интересах было бы «признаться». То же с «делом Скрипаля»: Лондон предложил нам признать один из двух вариантов «российской вовлеченности» в его отравление.

Из этого можно заключить, что Россия ни при каких условиях не в состоянии удовлетворить Запад. Поэтому остается запастись стратегическим терпением и ждать, пока партнеры не прояснят для себя реалистичные условия ведения дел с нами, или пока американский диктат не покажется Европе чрезмерно обременительным, или не скажет свое слово протестный электорат в рамках нынешнего системного кризиса западного общества. Тем временем надо плотно заниматься собственными делами, поскольку, как кто-то мудро заметил, хорошая жизнь — главный аргумент для внешнего мира. К сожалению, важно и другое — сохранять способность постоять за себя и свои интересы. Еще Тургенев, хорошо знавший англичан и уважавший их за многое, отмечал, что они при всем при том «уважают всякую силу, а стало быть и силу денег» (см. его письмо «Обед в обществе Английского литературного фонда», как, впрочем и воспоминания Е.Я. Колбасина о поездке с ним в Лондон: И.С. Тургенев в воспоминаниях современников, в 2-х томах, т.2, Москва, «Художественная литература», 1983).

Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся