Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

Аспирант СПбГУ, эксперт РСМД

Колонка автора: Франция Эммануэля Макрона

Французская дипломатия традиционно проявляет высокую активность не только на Ближнем Востоке, но и еще в одном весьма конфликтогенном регионе мира — Сахеле. Владевшая этими землями в колониальный период, Франция пытается выстроить новую модель отношений с местными государствами, по-прежнему оставаясь основным гарантом региональной безопасности.

Франция обеспокоена двумя взаимосвязанными типами угроз, существующих в зоне Сахеля и способных негативно сказаться на ее собственной и европейской безопасности, — терроризмом и нестабильностью в странах «сахельской пятерки». Обе угрозы не только создают напряжение перед южным фасадом Франции и ЕС в целом, но и наносят удар по экономическим и главным образом ресурсным интересам Парижа.

Внешняя политика Пятой Республики стремится ответить на них аналогичными жесткими методами, развернув в регионе собственную военную операцию. Окончательного краха местных государств удалось избежать, но регион пока все еще далек от процветания. Местные игроки не форсируют разрешение конфликта, чтобы «учиться» у Франции еще долгие годы, пользуясь ее поддержкой. Реальная боеспособность национальных армий стран G5, как и общего контингента, весьма далека от идеала: техника и оружие нередко уходят на черный рынок; общества и вооруженные силы не лишены клановых и этнических противоречий.

Франция в данный момент делает ставку не только на собственные силы в Сахеле, но и на укрепление региональных армий и привлечение внешних игроков — в первую очередь европейских государств и монархий Персидского залива. Привлекая в Сахель внешние силы в качестве союзников, Франция невольно создает себе здесь конкурентов, которые могут задуматься о собственных интересах. Тем не менее такой подход пока остается единственным, способным в будущем вывести французскую дипломатию на выгодную конфигурацию Сахельского региона.


Французская дипломатия традиционно проявляет высокую активность не только на Ближнем Востоке, но и еще в одном весьма конфликтогенном регионе мира — Сахеле. Владевшая этими землями в колониальный период, Франция пытается выстроить новую модель отношений с местными государствами, по-прежнему оставаясь основным гарантом региональной безопасности. Ее внимание к данной части африканского континента не снизилось и с приходом к власти президента Э. Макрона, подтвердившего значимость сахельского направления для Парижа.

Основные угрозы в регионе

На сегодняшний день Франция обеспокоена двумя взаимосвязанными типами угроз, существующих в зоне Сахеля и способных негативно сказаться на ее собственной и европейской безопасности.

Во-первых, расположенные здесь страны (т.н. «сахельская пятерка», G5 — Мавритания, Мали, Буркина-Фасо, Нигер, Чад) все еще трудно назвать образцом устойчивости государственной власти и стабильности социально-экономического развития. Резкое снижение уровня безопасности в Сахеле было обусловлено туарегским восстанием 2012–2013 гг., в ходе которого племена на севере Мали попытались добиться образования собственного независимого государства Азавад. Центральная власть в Бамако оказалась не способна дать сколь-либо внятный ответ: на пике побед сепаратисты даже вышли за пределы своего предполагаемого государства и стали продвигаться вглубь Мали (крайняя точка — г. Диабали, 400 км от Бамако). Подавить восстание удалось только благодаря вмешательству французских вооруженных сил в ходе операции «Сервал». С тех пор ситуация несколько стабилизировалась, но государственные институты не стали намного крепче. Нередки случаи, особенно в Мавритании и на том же севере Мали, когда центральная власть даже не контролирует государственную границу на всем ее протяжении. Армии стран региона чаще всего не обладают ни крепкой дисциплиной, ни должной выучкой, которая позволила бы эффективно пользоваться современной боевой техникой.

Во-вторых, в Сахеле остро стоит проблема международного терроризма, расцветшего здесь на почве хрупкости государств. В событиях 2012–2013 гг. заметную роль сыграли разнообразные террористические формирования, воспользовавшиеся труднодоступностью территории северного Мали для обустройства своих опорных пунктов. Особенно активны были группировки «Ансар-ад-Дин», «Аль-Каида исламского Магриба» и «Движение за единство и джихад в Западной Африке». После поражения от французских сил террористические формирования были вынуждены отойти к Сахаре и перегруппироваться. Современный этап их деятельности начался в марте 2017 г., когда на основе сразу нескольких организаций была создана зонтичная структура — «Группа поддержки ислама и мусульман». На данный момент террористы предпочитают тактику постоянных булавочных уколов по коммуникациям, технике и удаленным военным объектам, благодаря чему им удается держать в напряжении своих противников. Еще одной формой активности радикальных группировок стали похищения людей с целью продажи на невольничьих рынках. Следует напомнить, что именно через Сахель проходят маршруты беженцев и мигрантов из Центральной Африки к ливийскому побережью Средиземного моря, чем террористы охотно пользуются с выгодой для себя.

Оба типа угроз не только создают напряжение перед южным фасадом Франции и ЕС в целом, но и наносят удар по экономическим (главным образом ресурсным) интересам Парижа. Например, в особенной защите нуждаются урановые месторождения в Нигере, которые осваиваются компанией «Арева». Поэтому задача поддержания безопасности в Сахеле имеет в глазах французского руководства подлинно стратегический характер.

Ответ Франции

На обозначенные угрозы Париж отвечает прежде всего с помощью жесткой силы. Французская армия активно вовлечена в региональные события с января 2013 г., когда официальный Бамако обратился к Франции за помощью в борьбе против террористов. Тогда была начата военная операция «Сервал», призванная решить три основные задачи:

а) помочь малийской армии остановить продвижение сепаратистов и террористов;

б) содействовать восстановлению суверенитета и территориальной целостности Мали;

в) создать условия для развертывания международных миссий в зоне конфликта.

Поставленные задачи соответствовали духу резолюции № 2085 Совета безопасности ООН от 20 декабря 2012 г., поэтому французское вмешательство не вызвало осуждения международного сообщества. В боевых действиях был задействован широкий спектр сил и средств, включая разнообразные виды наземной техники и авиации, а также универсальный десантный корабль «Диксмюд» типа «Мистраль». Поддержку Франции оказали многие западные страны, предоставив прежде всего транспортные самолеты и самолеты-заправщики. В период наибольшей интенсивности конфликта численность личного состава операции достигла 4500 военнослужащих (при этом потери за всю операцию по официальным данным составили 10 человек убитыми). В целом французской армии удалось добиться поставленных задач: террористы были отброшены к Сахаре, а официальные власти вернулись во многие населенные пункты. Сразу после начала французского вмешательства в стране был развернут миротворческий контингент ЭКОВАС (MISMA, позже был расширен до миротворческой операции ООН MINUSMA) и учебная миссия Европейского союза (EUTM).

С 1 августа 2014 г. операция «Сервал» была заменена операцией «Бархан», распространившейся уже на все пять стран Сахеля. Основные задачи французского присутствия с тех пор заключаются не только в разгроме террористов, но и в оказании всего возможного содействия регулярным армиям — обучении, предоставлении образцов вооружений и техники, поставках снаряжения и боеприпасов. Также оказывается помощь местному населению: облегчается доступ к воде, пище, медикаментам, образовательному процессу. Суть подхода французской стороны состоит в том, что нужно постепенно «научить» государства региона действовать самостоятельно, сделать из них автономных игроков, способных обеспечивать региональную безопасность своими силами.

Структура французского контингента по состоянию на май 2018 г.:

  • личный состав — 4500 военнослужащих;
  • 470 единиц бронетехники, 360 автомобилей снабжения;
  • 17 вертолетов, 8 истребителей, 5 беспилотных летательных аппаратов, от 6 до 10 самолетов поддержки;
  • 3 основные базы — Н’Джамена (Чад), Ниамей (Нигер), Гао (Мали);
  • цепочка из 6 опорных пунктов — от Абеше (Чад) до Тессалита (Мали).

Рис. 1. Основные пункты дислокации французских войск в рамках операции «Бархан». Источник — официальный сайт Министерства вооруженных сил Франции.

tanaptap1.jpg

Помимо использования собственной армии, Франция пытается создать из G5 жизнеспособную военную коалицию, которая могла бы адекватно дополнить ее контингент и силы ООН. Еще в 2015 г. стало известно о планах появления совместных вооруженных сил стран Сахеля. Идея долгое время не могла сдвинуться с мертвой точки, но, придя к власти, президент Э. Макрон приложил большие усилия на этом направлении. В результате 2 июля 2017 г. на саммите в г. Бамако лидеры «сахельской пятерки» при поддержке своего французского коллеги все-таки договорились об официальном учреждении совместного воинского контингента в размере 5 тыс. человек. Первое применение этих сил состоялось в ноябре 2017 г. на территории Мали — правда, речь шла скорее о демонстрации и попытках отработать кооперацию, чем о реальных боевых действиях.

Кроме того, французская дипломатия стремится привлечь в дела региона внешних союзников. Неслучайно Париж рассматривает Сахель как регион непосредственного соседства ЕС: по его логике, озаботиться стоящими здесь проблемами должны и Брюссель, и особенно Берлин. Зарубежным партнерам предлагается если не разместить здесь свои контингенты, то по крайней мере не прекращать логистическую поддержку французских войск, а также помочь с финансированием вооруженных сил альянса G5. По предварительным оценкам, начало полноценных общих боевых действий обойдется в сумму около 400 млн евро. Для сбора этих средств Евросоюз уже готов выделить 100 млн, Саудовская Аравия — еще 100 млн, США — 48 млн, ОАЭ — 30 млн, еще по 10 млн предоставят сами страны G5.

Потенциальные риски

Риск первый: государства региона не спешат брать инициативу в свои руки

Несмотря на официальные заявления, поддержка Францией африканских государств и их армий пока не приносит принципиально новых результатов по сравнению с 2013–2014 гг. В Сахеле имеет место типично африканский феномен т.н. «экстраверсии»: местные игроки не форсируют разрешение конфликта, чтобы «учиться» у Франции еще долгие годы, пользуясь ее поддержкой [1]. Реальная же боеспособность национальных армий стран G5, как и общего контингента, весьма далека от идеала: техника и оружие нередко уходят на черный рынок; общества и вооруженные силы не лишены клановых и этнических противоречий. За последние годы так и не было выработано четкого понимания, как восстанавливать затронутые конфликтом территории, а самое главное — как устранить глубинные причины терроризма за неимением устойчивых общественных институтов.

Риск второй: уйти нельзя остаться

Операция «Бархан» уже приняла затяжной характер, о чем лучше всего свидетельствует тот факт, что местные террористические группировки никуда не исчезли. В этой связи перед руководством страны встает дилемма:

а) либо продолжать операцию в нынешнем виде, тратя на нее все новые средства и людские ресурсы, страдая от ненадежного снабжения и распыленности сил;

б) либо поставить в боевых действиях точку, но, скорее всего, получить новый всплеск террористической активности в важном для себя регионе.

Не желая принимать одно из заведомо невыгодных решений, Франция пытается найти какой-то третий вариант выхода из сложившейся ситуации — укрепить свои союзы, сформировать воинские контингенты из заинтересованных стран, привлечь внимание ЕС. Хотя, судя по тому, что в новом законе о военном планировании до 2025 г. ассигнования зарубежных военных операций из бюджета Минобороны вырастут с 850 млн до 1,1 млрд евро в год, вариант с продолжением операции «Бархан» выглядит наиболее вероятным.

Риск третий: повышение влияния других игроков

Привлекая в Сахель внешние силы в качестве союзников, Франция невольно сама создает себе здесь конкурентов, которые могут задуматься о собственных интересах. В первую очередь это касается США. В целом Вашингтон устраивает, что основное бремя обеспечения безопасности здесь можно переложить на своего союзника по НАТО, а самому сосредоточиться на добыче природных ресурсов и точечных спецоперациях. Однако полностью из Сахеля США не уходят: например, с 2016 г. американская сторона прорабатывает открытие новой базы беспилотников в Нигере (г. Агадес; полное развертывание планируется в течение 2018–2019 гг.). Данный факт показателен в том плане, что местоположение базы оставляет в ближайшей доступности как зону Сахель, так и южную Ливию.

Также за эту часть африканского континента начинают конкурировать Саудовская Аравия и ОАЭ, а в перспективе к ним могут добавиться Турция и Катар, не говоря о постепенном экономическом проникновении КНР.

***

На сегодняшний день Франция остается влиятельным игроком в регионе Сахеля. Ее интерес к происходящим здесь событиям обусловлен прежде всего соображениями собственной безопасности, так как Субсахарская Африка воспринимается в качестве уязвимого фланга Европейского союза. Стоящие здесь вызовы имеют ярко выраженный жесткий характер: отсутствие стабильных и предсказуемых государств, активизация международного терроризма, борьба за ресурсы. Внешняя политика Пятой Республики стремится ответить на них аналогичными жесткими методами, развернув в регионе собственную военную операцию (в 2013–2014 гг. — «Сервал», с 2014 г. — «Бархан», с несколько расширенным спектром задач). Окончательного краха местных государств удалось избежать, но регион пока все еще далек от процветания. Поэтому Франция в данный момент делает ставку не только на собственные силы в Сахеле, но и на укрепление региональных армий и привлечение внешних игроков (в первую очередь европейских государств и монархий Персидского залива). Такой подход имеет собственные недостатки, но пока остается единственным, способным в будущем вывести французскую дипломатию на выгодную конфигурацию Сахельского региона.

1. Bayart J.-F. Africa in the World: a History of Extraversion // African Affairs. 2000. № 99. P.

217-267.

(Голосов: 7, Рейтинг: 5)
 (7 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся