Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Татьяна Андреева

К.и.н., с.н.с. Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН

Колонка автора: Европейская политика

22 декабря 2017 г. состоялся официальный визит министра иностранных дел Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Бориса Джонсона в Москву.

Несмотря на резкие высказывания британских официальных лиц в отношении России и на словесную пикировку между сторонами во время визита результаты переговоров британского и российского министров выглядят многообещающими. При сохраняющихся разногласиях по украинской проблеме и по вопросам кибербезопасности стороны нашли точки соприкосновения по нормализации отношений во многих областях.

Помимо налаживания культурного и научного обменов британская сторона высказалась в пользу возобновления экономического сотрудничества. Несмотря на разницу подходов были достигнуты договоренности о совместной работе в СБ ООН по проблеме прекращения разработки ракетно-ядерной программы КНДР. Стороны также договорились о диалоге по иранской проблеме и о создании более комфортных условий для работы диппредставительств обеих стран.

Все эти позитивные результаты переговоров выглядели тем более неожиданно в свете возобновления санкций ЕС в отношении России, главным лоббистом которых вслед за США выступает Великобритания.

Причина такого улучшения отношений очевидна — это тяжелый процесс выхода Великобритании из ЕС при отсутствии должной поддержки со стороны главного британского союзника — США, и ведущих экономик Содружества — Австралии, Индии и Канады.

22 декабря 2017 г. состоялся официальный визит министра иностранных дел Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Бориса Джонсона в Москву. Многочисленные политические разногласия между странами, возникшие в связи с вхождением Крыма в состав РФ в 2014 г., способствовали серьезному охлаждению в российско-британских отношениях и препятствовали посещению главами британского внешнеполитического ведомства Москвы в течение пяти лет.

Нынешняя поездка Б. Джонсона состоялась с третьей попытки после официального приглашения Сергея Лаврова. За несколько месяцев до визита британская сторона вспомнила практически все старые и новые разногласия в отношениях с Россией от «дела Литвиненко» и аннексии Крыма до кибератак на телекоммуникационные и энергетические сектора британской экономики и кибервмешательства в американские и британские выборы. На пятом саммите «Восточного партнерства», состоявшемся в ноябре 2017 г. в Брюсселе при участии представителей шести стран постсоветского пространства, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй обвинила Россию в попытке дестабилизировать ситуацию в Европе и подорвать доверие к европейским демократическим институтам.

Также она изъявила готовность выделить в течение пяти лет 100 млн фунтов стерлингов (111 млн евро) на борьбу с дезинформацией на территориях бывшего СССР. В декабре 2017 г. начальник генштаба британских вооруженных сил Стюарт Пич отметил угрозу со стороны российских подлодок для безопасности глубоководных оптоволоконных кабелей, проложенных по дну Атлантического океана между Европой и Америкой. Советник премьер-министра Великобритании по национальной безопасности Марк Седвилл во время выступления в Комитете по стратегии национальной безопасности британского парламента в Лондоне 18 декабря 2017 г. также внес свою лепту в нагнетание напряженности в отношениях между странами. Он заявил, что Россия представляет собой растущую угрозу и готова использовать пропаганду, подрывную деятельность и кибератаки для нанесения ущерба Великобритании и другим странам Европы, предостерегая, что британский ответ на возможную российскую кибератаку по британским объектам будет несимметричным.

Уже перед самым визитом Б. Джонсона в Москву 20 декабря 2017 г. в Украине по подозрению в шпионаже в пользу России был арестован украинский переводчик Станислав Ежов, ранее присутствовавший на секретных переговорах украинского премьера Владимира Гройсмана с британским премьером Т. Мэй. Этот шпионский скандал позволил Б. Джонсону заявить о необходимости обезопасить Украину от тлетворного влияния и пригрозить России серьезными последствиями, если та не изменит свой курс.

Несмотря на резкие высказывания британских официальных лиц в отношении России и на словесную пикировку между сторонами во время визита результаты переговоров британского и российского министров выглядят многообещающими. При сохраняющихся разногласиях по украинской проблеме и по вопросам кибербезопасности стороны нашли точки соприкосновения по нормализации отношений во многих областях. Так помимо налаживания культурного и научного обменов британская сторона высказалась в пользу возобновления экономического сотрудничества. В 2017 г. Британия уже продала в Россию 300 автомобилей фирмы «Бентли» и стала покупать санкционный российский сжиженный газ.

Москва проинформировала Лондон о подготовке в Сочи конгресса сирийского национального диалога. Несмотря на разницу подходов были достигнуты договоренности о совместной работе в СБ ООН по проблеме прекращения разработки ракетно-ядерной программы КНДР. Стороны также договорились о диалоге по иранской проблеме и о создании более комфортных условий для работы диппредставительств обеих стран. Все эти позитивные результаты переговоров выглядели тем более неожиданно в свете возобновления санкций ЕС в отношении России, главным лоббистом которых вслед за США выступает Великобритания.

Причина такого улучшения отношений очевидна — это тяжелый процесс выхода Великобритании из ЕС при отсутствии должной поддержки со стороны главного британского союзника — США, и ведущих экономик Содружества — Австралии, Индии и Канады. Необыкновенно сложные переговоры по «Брекситу» и их негативное влияние на развитие британской экономики в обозримой перспективе заставляют Соединенное Королевство искать доступ к дешевому углеводородному сырью, а также выходы на свободные рынки для сбыта британской продукции и размещения инвестиций.

Всего этого можно было бы достигнуть благодаря налаживанию отношений с Россией. Фактически развитие отношений между странами может пойти по сценарию 2010–2011 гг. Тогда для решения британских экономических проблем в условиях глубокого кризиса еврозоны британский премьер Д. Кэмерон был вынужден вывести отношения с Россией из состояния «малой холодной войны». В данный момент перспективы среднесрочного экономического развития Британии выглядят гораздо хуже, чем в 2010 г., поскольку находящиеся на экономическом подъеме страны ЕС не склонны идти на компромиссы в пользу Лондона на переговорах по «Брекситу».

Масштабная ревизия внешнеэкономических связей с ЕС и фактически со всем миром является сложным, продолжительным и капиталоемким процессом. Для снижения всякого рода расходов и сохранения своего международного влияния Великобритания не заинтересована в появлении новых и активизации старых конфликтов в мире. В этой связи Россия, победившая ИГ в Сирии и выступающая основным гарантом безопасности на Ближнем Востоке, выглядит выгодным внешнеполитическим партнером особенно в свете обострения ситуации на Ближнем Востоке из-за американской политики в отношении статуса Иерусалима. Хотя между Великобританией и Россией остаются (иногда даже острые) разногласия по целому кругу международных проблем, британцы должны быть заинтересованы в сотрудничестве с россиянами для обеспечения безопасности в мире, по крайней мере, во время «Брексита» и в период адаптации к нему британской экономики. Великобритания вряд ли сможет стать союзницей России, но способна на некоторое время пойти пусть и на трудное, но взаимовыгодное партнерство.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся