Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Александр Крамаренко

Директор по развитию Российского совета по международным делам

Колонка автора: Европейская политика

Сейчас, когда стороны обменялись банальными высылками дипломатов, самое время подвести первые итоги искусственного кризиса вокруг «дела Скрипаля», который никак не повлиял ни на международное положение России, ни на исход наших президентских выборов. Что касается выборов, скорее, наоборот: в том же Лондоне, как и в целом за рубежом, россияне стремились своим активным участием в голосовании поддержать свою страну перед лицом убогих, хотя и далеко не безобидных интриг консервативного кабинета Терезы Мэй.

Англосаксы решают свои проблемы за российский счет, по сути встав на путь заговора против всей Европы, нуждающейся в разрядке и приведении архитектуры своей безопасности в соответствие с требованиями времени. Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон заявил, что у Лондона нет проблем с российским народом, а только с Кремлем. Но ввиду происходящего и тех целей, которые преследуют англо-американцы в европейской политике, имеются все основания сказать, что у россиян есть реальная проблема с правительством Ее Величества, причем со всеми сменявшими друг друга кабинетами, начиная с новых лейбористов Т. Блэйра.

Сейчас, когда стороны обменялись банальными высылками дипломатов, самое время подвести первые итоги искусственного кризиса вокруг «дела Скрипаля», который никак не повлиял ни на международное положение России, ни на исход наших президентских выборов. Что касается выборов, скорее, наоборот: в том же Лондоне, как и в целом за рубежом, россияне стремились своим активным участием в голосовании поддержать свою страну перед лицом убогих, хотя и далеко не безобидных интриг консервативного кабинета Терезы Мэй.

Более того, росла и поддержка российского посольства среди рядовых британцев: за две недели число подписчиков его Twitter-аккаунта увеличилось на 12 тысяч, или на 20% (а за период с декабря 2016 г. — в три с половиной раза!). Несмотря на «дело А.Литвиненко», которому официальный Лондон думает, что нашел замену, 32% граждан ЕС (см. материал А. Кортунова на сайте РСМД) хорошо относятся к России, а согласно статье Р. Блэкуилла и Ф. Гордона в газете «Хилл» (от 23 февраля 2018 г.), 34% республиканцев «испытывают доверие к В.Путину».

В чем же главный итог, если учесть, что британские власти делали упор не на доказательства своих обвинений в адрес России (у полиции их пока нет и расследование займет «многие недели»), а на солидарность союзников по НАТО, то есть вопрос был изначально политизирован? Эта вербальная поддержка не заставила себя ждать, появилось даже четырехстороннее (Лондон, Вашингтон, Берлин и Париж) заявление. Надо полагать, другие союзники особого значения не имеют. Но ключевым «доказательством пудинга» призвана стать позиция Брюсселя на переговорах с Лондоном по Брэкзиту, до завершения которых остался ровно год. Первый год переговоров не дал сколь-либо осязаемых, конкретных результатов (что-то общеполитическое подоспело только 19 марта 2018 г.), а правительству тори они нужны во что бы то ни стало. Пока нет оснований считать, что Лондону, оказавшемуся со своим диссидентством на острие популистской революции на Западе, удастся выйти из ЕС и в то же время остаться в его общем рынке и таможенном союзе. Этот трюк почище «дела Скрипаля».

Одновременно Великобритания оказалась в критической точке своего позиционирования в радикально меняющемся мире. «Потеряв» свою империю в послевоенный период, она неплохо устроилась на правах «особого» союзника Вашингтона в его глобальной империи. Теперь разваливается и эта конструкция, т.е. момент фактической «потери империи» для англичан был отложен во времени и наступает только сейчас, в условиях системного кризиса на Западе и утверждения многополярности в мировой политике. Отсюда лозунг «глобальной Британии». А если взять «Америку прежде всего» Д. Трампа, то получается, что англосаксы односторонне закрывают свой глобальный проект и буквально «кидают» своих западных союзников на этом геополитическом перепутье, к которому никто не был готов, в т.ч. психологически. Видимость нерушимости западного альянса и должна поддерживать угроза со стороны «агрессивной России». И если союзники ее не очень-то ощущают, то тут должен сработать довод об иррациональности поведения «непредсказуемого Кремля», готового действовать вопреки логике и собственным интересам.

Словом, англосаксы решают свои проблемы за российский счет, по сути встав на путь заговора против всей Европы, нуждающейся в разрядке и приведении архитектуры своей безопасности в соответствие с требованиями времени, благо всем стало ясно, что реально, а что виртуально в нашем мире. Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон заявил, что у Лондона нет проблем с российским народом, а только с Кремлем. Но ввиду происходящего и тех целей, которые преследуют англо-американцы в европейской политике, имеются все основания сказать, что у россиян есть реальная проблема с правительством Ее Величества, причем со всеми сменявшими друг друга кабинетами, начиная с новых лейбористов Т. Блэйра.

Британской политэлите свойственно призывать спецслужбы, когда нет других ресурсов. Американцы исторически призывали кавалерию, но в наше время тоже полагаются на свое разведсообщество. Тесные связи англосаксов по этой линии хорошо известны, в том числе своими феноменальными провалами в годы холодной войны. Но для англичан спецслужбы — это своего рода ниша в общей политике Запада, что связано и с их претензией на роль «мозгов при американских мускулах» (время от времени это вызывает раздражение у американцев, последний раз — у неоконов при президенте Дж. Буше-мл.).

Анализ российской политики Лондона, начиная с 2003 года, когда мы разошлись по Ираку, показывает, что тогда была поставлена задача «смены режима» в оказавшейся несговорчивой России. И англичане подрядились ее решить. Отсюда приоритет спецслужб, а не профессиональных дипломатов на российском направлении. За все время моей работы в Лондоне (в 1999–2004 гг. и 2011–2017 гг.), особенно в последние годы, всегда ощущалось, что Россию курируют не дипломаты, а спецслужбы, прежде всего внешняя разведка МИ6, которая подотчетна министру иностранных дел. Проявлялось это по-разному, но неизменным было отсутствие интереса к позитивному развитию наших двусторонних отношений при президенте В. Путине.

Давала о себе знать и элементарная неграмотность по части международных отношений, регулирующих их норм и правил поведения. Собственно, вся запредельная, откровенно враждебная риторика официального Лондона, немыслимая между странами, поддерживающими между собой дипломатические отношения, может иметь только такое объяснение. Уже не говоря об очевидной иррациональности при обсуждении вопросов выдачи виз вновь назначенным сотрудникам посольств друг друга. Даже после американского прецедента с зачетом принятых на месте российских граждан в общую численность персонала посольства в Москве британцы упорно цеплялись за свое преимущество меньшего числа командированных сотрудников, хотя было ясно, что мы им в этом не уступим.

Александр Крамаренко:
Еще одно «дело А.Литвиненко»?

Все это ярко проявилось и в «деле Скрипаля» (если не считать, что наряду с дипломатами отодвинутой оказалась и полиция): незнание, что существует ОЗХО, в компетенцию которой входят инциденты с боевыми отравляющими веществами (а не просто ядами); что есть процедуры двустороннего расследования, когда речь заходит о гражданах других стран; что вопреки нашей воле не удастся провести заседание Совета Безопасности ООН в закрытом режиме. Похоже, понимание всего этого приходило по ходу развития событий, что и объясняет противоречивость заявлений британской стороны, уже успевшей наломать немало дров и подорвать доверие к собственным явно априорным версиям происшедшего. Спрашивается, если их нет у полиции, то откуда они у политиков.

Появившаяся в Интернете книга Петра Авена «Время Березовского» расставляет все точки над «i» в вопросе о том, в чем заключается российская политика Лондона последних 15 лет. Как свидетельствует автор, Б. Березовский и М. Ходорковский намеревались «поделить» Россию между собой, но им помешали. На этот результат и работали англичане — сначала с Березовским, который умер при невыясненных обстоятельствах в марте 2013 г. после того, как решил вернуться в Россию (на днях умер и его соратник Н. Глушков), а затем с М.Ходорковским. В таком раскладе Москве отводилось место на орбите западной политики с потерей суверенитета и независимости. А «дело А. Литвиненко» и теперь «дело Скрипаля» призваны обеспечить британской политике соответствующий информационный фон. Если А. Литвиненко умирал под камеры, обвиняя в своей смерти Кремль, то легко предположить чудесное исцеление С. Скрипаля, который расскажет о «черной метке Кремля», врученной ему 4 марта. В конце концов, все читали, в т.ч. в Европе, как это делается у Р.Л. Стивенсона: зачем напрягать воображение?

В этих планах внешней альтернативы нынешней российской власти, убедительно обновившей свой мандат 18 марта 2018 г., наверное, и должна состоять суть претензий наших граждан к правительству и спецслужбам Ее Величества.

(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся