Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Мария Гурова

Женевская школа дипломатии и международных отношений, эксперт РСМД

Колонка автора: Киберколонка

Для международного сообщества ежегодно январь ассоциируется с масштабным и знаковым событием — Всемирным экономическим форумом в Давосе. 2017 г. не стал исключением. По традиции, началу форма предшествует выпуск ежегодного доклада ВЭФ, посвященного глобальным рискам.

В этом году среди относительно традиционных рисков — глобального потепления, природных аномалий, возможности использования оружия массового поражения, появления новых технологий и миграции — фигурирует качественно новый феномен — «постправда» (англ. яз. post-truth). В декабре 2016 г. данный термин получил звание «слово года», согласно Оксфордскому словарю, даже несмотря на то, что термину уже больше десяти лет — в 2004 г. его придумал блогер Девид Робертс, писавший о проблемах окружающей среды. И неудивительно — политический дискурс стремительно теряет аргументированную, подкрепленную фактами основу. На его место приходит эмоциональная, популистская риторика первых лиц, апеллирующих не к фактам, а к их интерпретации, способной если не увеличить число сторонников, то взорвать и поляризировать общество громкими и не всегда лицеприятными дебатами. Безусловно, такое явление не появилось на свет в 2016 г. Политика и власть предержащие на протяжении всей известной человечеству истории зачастую пренебрегали доверием масс и расставляли акценты в ходе событий так, как им было угодно.

Однако за последние несколько лет постправда стала массовым явлением, не вызывающим открытого возмущения. Причина тому — стремительное распространение онлайн технологий общения, социальных медиа и различных платформ для обмена информацией. Некоторые эксперты и журналисты утверждают, что социальные медиа убили СМИ в том виде, в котором мы их знали. Ведь для социальных медиа любого формата важно одно — количество лайков. А голая правда и сухие факты не всегда способны собрать необходимые для продвижения того или продукта сердечки и лайки. То, что кажется скучным, но продается публике как громкий скандал, зачастую разбавленный хорошей конспирологической теорией, как раз и становится предметом обсуждений и пересудов в обществе.

Поэтому сегодня владельцы крупнейших социальных сетей не видят ничего плохого в том, чтобы пропускать посты с заведомо сомнительной информацией и оставлять их в топе ленты пользователя. Внимательный читатель увидит в таком тренде пугающую перспективу — столкновение интересов частного сектора, большой политики и будущее настоящей журналистики, которая должна информировать читателя о произошедшем максимально честно и нейтрально. Это становится еще более трудной задачей в эпоху, когда власть и бизнес практически стали одним лицом в крупнейших странах, а медиа-гиганты обвиняются в поставлении ложных новостей (fake news debate). Каждому из нас сейчас важно различать между лавинообразным количеством ложных новостей и стараться вычленять из него факты, что становится еще более трудоемкой задачей при непоколебимой наглости политиков в создании ложного понимания событий, не в последнюю очередь с помощью интернет-технологий. Сегодня интерпретация остается делом каждого отдельного индивидуума.

Многие политики сегодня олицетворяют феномен постправды — практически все ультра-правые партии в Европе, Республиканцы США во главе с Дональдом Трампом, правительство Терезы Мей в Великобритании и другие. Их политический курс подкрепляется тем, что зачастую обычные граждане не хотят знать правду, а выбирают ту новость, которая кажется им наиболее правдоподобной и приятной — или же достойной сплетен.

В силу изменений политического и технологического ландшафта неудивительно, что ежегодный доклад ВЭФ поставил феномен постправды и связанные с ним риски между необходимостью уменьшить социальные различия между культурами и народами, подогреваемые некорректным политическим дискурсом, и стремительно развивающимися технологиями, которые занимают все большее место в повседневной жизни. В целом, как было отмечено в докладе ВЭФ 2016 г., все возникающие риски сегодня носят междисциплинарный характер. Пример постправды красочно отражает эту реальность — рожденная политиками, подкрепленная технологическим прогрессом и межкультурными трениями и нарастающим демографическим и миграционным кризисами, обостряющими социальное и экономическое благосостояние, проблема постправды не может быть решена лишь усилиями честных журналистов.

 

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся