Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Мария Гурова

Женевская школа дипломатии и международных отношений, эксперт РСМД

Колонка автора: Киберколонка

3 марта 2017 г. на сайте главной газеты КНР Синьхуа появился текст «Международной стратегии взаимодействия в киберпространстве» (вольный перевод с английского языка), опубликованный Министерством иностранных дел Китая. Ссылка на документ в первые же часы широко разошлась по Интернету и соцсетям — с комментариями и репостами. И действительно — для такого значительного и влиятельного игрока на международной арене в целом и в киберпространстве, в частности, публикация подобного документа — важное событие.

 

Для документа подобного уровня и масштаба стратегия читается довольно легко и плавно: текст разбит на четыре главы по несколько пунктов в каждом, без чрезмерного количества статистики и цитирования международных договоров и двусторонних соглашений. Нельзя назвать данный документ юридически жестким или же подробным планом развития данной области национальной экономики страны. По духу и стилю стратегия скорее напоминает основные документы ООН — Устав ООН — и Международного Союза Электросвязи и одного из его главных мероприятий — Всемирного саммита по информационному обществу — особенно  в области взаимодействия в киберпространстве. Частое упоминание роли ООН и группы правительственных экспертов (ГПЭ), мандат которой ежегодной продлевается Генеральным Секретарем ООН, а также резолюции ООН 2009 г., утверждающей создание глобальной культуры кибербезопасности (UN GA 64/211) — тому доказательство. Для тех, кто следит за развитием данной сферы международных отношений, такое наблюдение не станет сюрпризом — Китай, как Россия и некоторые другие страны, с самого начала обсуждения проблем данной сферы в 1990-х гг. активно призывает к центральной роли ООН в решении всех проблем. Это послание красной нитью прослеживается и в новом документе КНР.

 

 

Фото: uscnpm.org

 

Несмотря на глобальный характер послания стратегии, Китай подчеркивает некоторые традиционные для него доминанты в киберпространстве: одна из центральных ролей уделена необходимости уважать и не нарушать государственный суверенитет в области ИКТ, не применять силу и следовать духу и букве Устава ООН. Никакая страна не должна стремиться доминировать в виртуальном пространстве и навязывать свои правила поведения другим — намек более чем прозрачный. Для Китая, как и для России, суверенитет и безопасность в любой области государственный жизни — святая святых. Однако что применимо в экономической и военной сферах, зачастую вызывает труднопреодолимые сложности в вопросах регулирования киберпространства, поэтому полная трансляция норм международного права (здесь остается вопрос, всех ли норм и всех ли видов права) должна быть тщательно проработана вначале на национальном уровне и затем уже на международном. И здесь формулировка стратегии как нельзя лучше отражает позицию Пекина: China will continue to study the application of international law in cyberspace from the perspective of maintaining international security, strategic mutual trust and preventing cyber conflicts (пер. с англ. Китай продолжит изучение применения норм и принципов международного права в киберпространстве с точки зрения поддержания международной безопасности, стратегического взаимного доверия и предотвращения конфликтов в киберпространстве). Китай не торопится применять все нормы МП в киберпространстве — сначала он изучит их воздействие на данную сферу.

 

В стратегии, выдвинутой Китаем, необходимость защиты государственного суверенитета плохо стыкуется с призывом вырабатывать нормы поведения и правоохранительные механизмы на международном уровне. Успешное выполнение второго предполагает некоторое ослабление первого, но в силу обострения отношений между акторами в киберпространстве, особенно в течение 2016 г., вряд ли оно будет возможно в ближайшие несколько лет. Китай осторожно призывает к гармоничной реформе основных площадок, где обсуждаются вопросы регулирования Интернета, в частности, Форума по вопросам управления Интернетом (UN Internet Governance Forum), который в последние годы находится в предсмертном состоянии из-за недостатка финансирования и слишком широкого спектра вопросов, обсуждаемых на площадке. Однако мягкого подхода здесь уже недостаточно — слишком много стран не хотят признавать лидерство США в вопросах управления киберпространством, да и само лидерство Вашингтона сейчас, как и другие аспекты политической жизни США, могут оказаться без адекватной политической воли.

 

Стратегия освещает некоторые вопросы выгоды развития широкополосного Интернета для мировой экономики и достижения Целей устойчивого развития ООН и другие аспекты международного сотрудничества в киберпространстве. В целом документ не стал откровением последнего дня, но его появление в очередной раз подчеркивает необходимость более таргетированных и немедленных решений с целью решения основных проблем киберпространства и предотвращения появления новых вызовов. На что сейчас правительствам стран нужно сделать особый упор, так это на тесное сотрудничество и, желательно, полное взаимопонимание с частным сектором — ведь именно компании становятся жертвами киберпреступлений, и они же должны быть источником эффективных решений. 

 

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся