Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 5)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Роман Файншмидт

Ведущий специалист, кафедра международных отношений и зарубежного регионоведения РАНХиГС

Колонка автора: Азиатский калейдоскоп

Азиатское турне Д. Трампа продемонстрировало новый подход Вашингтона во внешней политике США, который характеризуется более взвешенным и прагматичным взглядом на отношения с государствами АТР с вниманием не только на военно-политические интересы, но также и на возможности торгово-экономического сотрудничества. В текущих условиях американо-китайское соперничество характеризуется принятием равного распределения обязанностей за сохранение стабильности в АТР с одновременным усилением двухстороннего формата взаимоотношений между США и государствами региона.

Подошло к концу турне Дональда Трампа по странам Восточной и Юго-Восточной Азии, в ходе которого он посетил ведущие страны Азиатско-Тихоокеанского региона, а также форум АТЭС и юбилейный саммит АСЕАН. Несмотря на высокий уровень гостеприимства со стороны азиатских лидеров и на удивление достаточно сдержанную манеру поведения действующего президента США, остается ряд серьезных вопросов, охватывающих как военно-политическую стратегию США в регионе, так и экономическое взаимодействие с основными акторами АТР.

Игра дракона и орла

Знаменательным моментом турне стал официальный визит Д. Трампа в Китай, в ходе которого он встретился с председателем Си Цзиньпином. Как известно, Китай претендует не только на региональное, но и на глобальное лидерство. Это вызывает озабоченность крупных игроков АТР и особенно США как сверхдержавы. При этом, несмотря на противоречия и активное вмешательство США в сферу интересов КНР, отношения между двумя гигантами характеризуются высокой степенью экономической взаимозависимости, что обусловливает необходимость осторожного продвижения собственных интересов для того, чтобы избежать провокаций и конфронтации. Д. Трамп продемонстрировал, что США воспринимают Китай в качестве равноправного партнера, с которым предусматривается сотрудничество по ряду вопросов, включая совместную борьбу с терроризмом и киберугрозами, укрепление двусторонних контактов на различных уровнях. США и Китай заключили торговые и инвестиционные сделки на более 250 млрд долл.

Другими словами, позиция президента Трампа сводится к тому, что США и Китай — два равнозначных партнера, ответственных за продвижение стабильности в АТР. Тем самым он фактически перекладывает часть бремени за обеспечение безопасности на Поднебесную, что прежде всего проявляется в северокорейской проблеме. КНДР, которую некогда рассматривали в качестве партнера Китая, сейчас воспринимается как основная угроза процветанию региона. С этим вынужден согласиться даже Китай, который присоединился к экономическим санкциям против КНДР.

Тем не менее возможность партнерства между двумя сверхдержавами ограничивается наличием как экономических противоречий (например, сильные административные барьеры для выхода американских компаний на китайский рынок), так и проблем военно-политического характера (проблема Южно-Китайского моря). Более того, исходя из выбора стран для турне, ясно, что Д. Трамп посетил основных союзников в регионе — Японию и Южную Корею, а также Вьетнам и Филиппины, отношения которых с Китаем отличаются неоднозначностью и сохранением большого числа противоречий (например, проблемы территориального характера). При этом президент США в рамках турне заключил сделки на поставку новых видов военной техники в Японию, а также обсудил с премьер-министром Вьетнама возможности для приобретения американского вооружения. Все это указывает на сохранение конкуренции между США и Китаем, однако при этом есть понимание необходимости двусторонней кооперации и возможности получения экономических и имиджевых выгод от её реализации.

Юго-Восточная Азия и интересы США

В конце своего азиатского турне Д. Трамп посетил 31 саммит Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), посвященный 50-летию Ассоциации. Вместе с ним также прошел и саммит АСЕАН-США, приуроченный к 40-летию работы диалогового партнерства.

США традиционно рассматривались одним из ключевых партнеров блока, а с такими странами, как Таиланд и Филиппины, США долгое время развивали еще и партнерские двусторонние отношения. Однако, если при администрации Б. Обамы был провозглашен «поворот к Азии» (pivot to Asia), и страны Юго-Восточной Азии в лице блока АСЕАН занимали особое место во внешней стратегии США в АТР, то с приходом Д. Трампа фокус внимания переместился в Северо-Восточную Азию, а акцент внешней политики сместился с многосторонних форматов (например, с Регионального форума АСЕАН) на двусторонние отношения с отдельными государствами ЮВА. Это может стать угрозой для единства АСЕАН как интеграционного объединения, особенно в свете американо-китайского соперничества в АТР. В качестве примера следует упомянуть укрепление отношений между США и Вьетнамом, что обусловлено не только экономическими интересами, но и стремлением сдержать растущую мощь Китая.

В свою очередь, АСЕАН стремится к сохранению своего имиджа как крупного нейтрального актора, способного быть посредником в региональных спорах и конфликтах, а также силы, ориентированной на активизацию экономических связей и политического взаимодействия через площадки многостороннего диалога (прежде всего через Региональный форум АСЕАН, Восточноазиатский саммит, а также Совет министров обороны АСЕАН+8). Тем не менее отсутствие прогресса в решении проблемы Корейского полуострова и территориальных споров в Южно-Китайском море продемонстрировало слабость и недостаточность стратегического ресурса со стороны Ассоциации.

Присутствие Д. Трампа на юбилейном саммите может рассматриваться больше как проявление уважения к нейтральному и даже миротворческому характеру АСЕАН, а также как возможность президента США создать имидж более рассудительного и миролюбивого лидера, готового к диалогу, что способствует повышению уровня доверия со стороны стран ЮВА. При этом сама повестка турне, направленная на коллективное сдерживание КНДР и стремление к её денуклеаризации, уже может конкурировать с деятельностью институтов АСЕАН, некогда пытавшихся смягчить северокорейский вопрос.

Как итог, азиатское турне Д. Трампа продемонстрировало новый подход Вашингтона во внешней политике США, который характеризуется более взвешенным и прагматичным взглядом на отношения с государствами АТР с вниманием не только на военно-политические интересы, но также и на возможности торгово-экономического сотрудничества. В текущих условиях американо-китайское соперничество принимает новый оборот и характеризуется принятием равного распределения обязанностей за сохранение стабильности в АТР с одновременным усилением двухстороннего формата взаимоотношений между США и государствами региона. Это снижает значение уже существующих многосторонних форматов, сводя к номинальности роль АСЕАН и ее институтов.

Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 5)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся