Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.27)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Татьяна Канунникова

Выпускница факультета журналистики МГИМО МИД России, экономический обозреватель

Разведслужбы Соединенных Штатов и Великобритании входят в число самых известных и влиятельных в мире. Казалось бы, таким альянсом должны дорожить обе стороны. Но многие крепкие партнерские отношения со временем подвергаются коррозии, и, похоже, в истории дружбы американских и британских спецслужб этот момент настал.

После теракта в Великобритании 15 сентября в лондонском метро Д. Трамп опубликовал твит, в котором обвинил службы безопасности Великобритании в некомпетентности. Мало того, что такое резкое заявление вбивает клин в партнерские отношения двух стран в области борьбы с терроризмом, оно не соответствует действительности. Представляется, что американцы снова «слили» секретную развединформацию, переданную Лондоном.

Что если такая информационная атака — это способ манипуляции и оказания давления на партнеров или оппонентов? XXI век — эпоха локальных конфликтов и информационных войн, а террористические акты воспринимаются общественным мнением особенно чувствительно. Любая оплошность или упущение, которым при других обстоятельствах никто и не придал бы значения, в контексте теракта при соответствующем медийном освещении могут быть расценены чуть ли не как преступления. Это способно привести к общественному недовольству, а в перспективе — стать той искоркой, которая разожжет пламя хаоса.


Разведслужбы Соединенных Штатов и Великобритании входят в число самых известных и влиятельных в мире. Их объединяет история особо тесного сотрудничества, которое только усиливает обе стороны: ЦРУ, одно из семнадцати учреждений разведывательного сообщества США, пользуется щедрым финансированием, прекрасно оснащено технически и имеет хорошую сеть информаторов, которые сообщают о деятельности ячеек «Аль-Каиды» и ИГ.

В свою очередь, МИ-6, орган внешней разведки Великобритании, считается лучшим по сбору агентурных разведданных и работе с людьми. Сыграло роль и имперское прошлое туманного Альбиона, который в своих отношениях с колониями предпочитал полагаться на местные правительства и службы безопасности. Такой подход дал англичанам доступ ко многим ресурсам и информации, чем они до сих пор успешно пользуются.

Казалось бы, таким альянсом должны дорожить обе стороны. Но многие крепкие партнерские отношения со временем подвергаются коррозии, и, похоже, в истории дружбы американских и британских спецслужб этот момент настал. Первый тревожный «звоночек» прозвенел после теракта в Манчестере 22 мая, который совершил ливиец Салман Абеди. Буквально через пару дней после этого события в СМИ попала конфиденциальная информация о личности преступника и деталях происшествия, а утечка была именно из американского источника.

Противостояние президента Дональда Трампа и разведывательного сообщества США происходит открыто, фактически у всех на глазах, и вполне логично предположить, что таким образом Д. Трамп мог попытаться нанести урон репутации своего оппонента.

Британские службы безопасности держали детали расследования в секрете, чтобы не спугнуть вероятных пособников террориста, но с американскими коллегами поделились, отправив информацию в специальную базу данных США, которой пользуются специалисты по борьбе с терроризмом, криминалисты и другие уполномоченные сотрудники. Рутинный рабочий процесс, который, тем не менее, возможен только в условиях взаимного доверия.

Утечка конфиденциальных данных стала настоящим ударом для британцев — Лондон отреагировал быстро и жестко, и полиция объявила о приостановке обмена информацией с США. Правда, «заморозка» сотрудничества продлилась всего 24 часа и поэтому имела скорее демонстративный характер. Тем не менее такого демарша было достаточно, чтобы понять, насколько велико негодование британцев. Формальным поводом для возобновления взаимодействия стали поступившие от американцев заверения в том, что подобных инцидентов больше не будет.

Но как такое могло произойти? Вряд ли речь может идти о самодеятельности какого-нибудь американского чиновника, который, предположим, хотел таким образом заработать — слишком большой резонанс, притом что источник «утечки» выявить несложно. Как позже заявили американские власти, этот источник обнаружили и перекрыли. Поэтому мотив, скорее, должен лежать в политической плоскости.

На первый взгляд, «манчестерский инцидент» можно списать на политическую турбулентность в Вашингтоне. Противостояние президента Дональда Трампа и разведывательного сообщества США происходит открыто, фактически у всех на глазах, и вполне логично предположить, что таким образом Д. Трамп мог попытаться нанести урон репутации своего оппонента. Более того, потеря доверия такого ключевого партнера, как Великобритания, действительно ослабит американскую разведку. Такое мнение, в частности, выразил бывший директор национального контртеррористического центра США Мэтью Олсен: «Если они порвут отношения, то качество их работы только ухудшится», — сказал он корреспонденту ВВС. Кроме того, Д. Трамп вполне мог затаить обиду на британские спецслужбы после скандальных заявлений о том, что в 2016 г. экс-президент США Барак Обама попросил Центр правительственной связи Великобритании (GCHQ), одну из трех спецслужб Соединенного Королевства, вести слежку за кандидатом-республиканцем.

Будь это единичный случай, то можно было бы расценить его как неприятный инцидент и поставить точку во всей этой истории. Но на днях произошел похожий скандал после очередного теракта в Великобритании. 15 сентября в лондонском метро сработало взрывное устройство. Через несколько часов после происшествия Д. Трамп опубликовал у себя в микроблоге твит вполне недвусмысленного содержания, написав, что преступники якобы были в поле зрения Скотланд-Ярда, и посоветовал британцам впредь работать на упреждение.

Сегодня, когда киберпространство занимает слишком большое место в жизни человека и общества в целом, фактор коллективного сознания становится критическим.

По сути, американский президент обвинил службы безопасности Великобритании в некомпетентности. Мало того, что такое резкое заявление еще глубже вбивает клин в партнерские отношения двух стран в области борьбы с терроризмом, оно не соответствует действительности. Тогда как в случаях с терактами на Лондонском и Вестминстерском мостах британские спецслужбы действительно знали подозреваемых, об исполнителе взрыва в метро ничего не было известно на момент публикации твита Д. Трампа. Можно предположить, что ранее террорист действительно попадал в поле зрение британских спецслужб и его вычислили сразу после взрыва, не сообщая об этом прессе. Если следовать этой логике, то получается, что американцы снова «слили» секретную развединформацию, переданную Лондоном. И в том, и в другом случае это брошенная перчатка в лицо британских партнеров.

Представитель Скотланд-Ярда дал официальный ответ на слова Д. Трампа, заметив, что «подобные домыслы не идут на пользу», а расследование еще только ведется. Такое же мнение высказала премьер-министр Тереза Мэй, а эксперты по контртеррористической деятельности как в Великобритании, так и США давали еще более жесткие оценки. Джереми Бэш, бывший начальник отдела кадров в Центральном разведывательном управлении, а затем в Министерстве обороны Соединенных Штатов, рассказал The Independent, что и в ЦРУ, и в Национальном контртеррористическом центре буквально «ахнули», когда президент выложил свой твит. Дж. Бэш подчеркнул, что между США и Великобританией всегда были особо доверительные и близкие партнерские отношения в области борьбы с терроризмом.

Но тогда возникает вопрос: а что если такая информационная атака — а после скандального твита Д. Трампа в случайность уже сложно поверить — это способ манипуляции? Стоит обратить внимание на то, что буквально за день до теракта, 14 сентября, состоялась официальная встреча госсекретаря США Рекса Тиллерсона с министром иностранных дел Великобритании Борисом Джонсоном. Как пишет The Guardian, в ходе встречи были очевидны расхождения Р. Тиллерсона и Б. Джонсона по вопросу ядерного соглашения с Ираном, заключенного в 2015 г. Британский министр убежден, что международное сообщество должно верить в перспективу создания более открытого Ирана, тогда как госсекретарь США неоднократно подчеркивал, что судьба сделки зависит от оценки действий Ирана в целом, включая конфликты в Йемене и Сирии. В тот же день по поводу соглашения 2015 г. высказался и сам Д. Трамп, сказав, что это «одна из худших сделок, которую он когда-либо видел».

Можно ли с помощью публичных нападок манипулировать и оказывать давление на партнеров или оппонентов? Представляется, что да, особенно если речь идет об оценке реакции властей на такую угрозу национальной безопасности, как теракт. XXI век — это эпоха локальных конфликтов и информационных войн, а террористические акты воспринимаются общественным мнением особенно чувствительно. Любая оплошность или упущение, которым при других обстоятельствах никто и не придал бы значения, в контексте теракта при соответствующем медийном освещении могут быть расценены чуть ли не как преступления. Могут демонизироваться социальные или религиозные группы, не имеющие никакого отношения к атаке, а их представители подвергаться нападениям. Все это как минимум способно привести к общественному недовольству, а в перспективе — стать той искоркой, которая разожжет пламя хаоса.

Сегодня, когда киберпространство занимает слишком большое место в жизни человека и общества в целом, фактор коллективного сознания становится критическим. Ведь им теперь намного легче управлять.


Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.27)
 (11 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся