Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Николай Сурков

К.полит.н., старший научный сотрудник ИМЭМО, доцент кафедры востоковедения МГИМО, эксперт РСМД

Реакцию саудовского руководства на приход хуситов к власти можно назвать панической. Пролоббированное ими в ЛАГ решение о создании межарабской коалиции и начале воздушной кампании выглядит поспешным, поскольку они рискуют повторить ошибки, допущенные американцами в Афганистане и Ираке. Ввиду военной слабости самой Саудовской Аравии и любой арабской коалиции, которую она может создать, попытки военного вмешательства в йеменские события выглядят как авантюра, которая лишь усилит хаос в стране.

Нынешний кризис в Йемене возник не внезапно. В Эр-Рияде давно с настороженностью следили за усилением в Йемене последователей шейха аль-Хуси, которых считают проводниками иранских интересов на юге Аравийского полуострова. После пограничных столкновений в 2009 г., фактически обернувшихся для армии королевства унизительным поражением, речь даже шла о создании 50-километровой зоны отчуждения на границе, в оборудование которой КСА готово было вложить несколько миллиардов долларов.

Реакцию саудовского руководства на приход хуситов к власти можно назвать панической. Пролоббированное ими в ЛАГ решение о создании межарабской коалиции и начале воздушной кампании выглядит поспешным, поскольку они рискуют повторить ошибки, допущенные американцами в Афганистане и Ираке. Ведь победить хуситов с помощью одной только авиации невозможно, а в случае полномасштабного вторжения саудовцам и их союзникам неизбежно придется решать вопрос о восстановлении государственной власти в стране. Однако йеменский президент Абд-Раббо Мансур Хади лишился поддержки даже на юге, интересы которого он представлял до революции.

Примечательно, что идея создания военного блока возникла не в ответ на успехи ИГ в Сирии и Ираке, хотя радикалы выступали с угрозами в адрес КСА, а именно на фоне активизации хуситов в Йемене.

Решение о создании межарабской коалиции и начале воздушной кампании выглядит поспешным, поскольку они рискуют повторить ошибки, допущенные американцами в Афганистане и Ираке.

Как представляется, всему виной страх перед угрозой шиитской экспансии. Саудовцы давно говорят об опасности возникновения на Ближнем Востоке шиитского полумесяца (Ирак, Сирия, Ливан). А теперь к ней добавилась угроза превращения Йемена в дружественное Ирану государство и «окружения» Саудовской Аравии.

Надо полагать, что паника саудовского руководства объясняется не только успехами хуситов, но переменами в политике США. Администрация Барака Обамы в последние годы переключает внимание на АТР, а странам Ближнего Востока дают понять, что им теперь придется самим поддерживать порядок у себя в регионе. Вряд ли американцы оставят КСА один на один с Ираном в случае военного конфликта, но Эр-Рияд это не успокаивает.

www.alsouria.net
Сейчас налицо попытка создать тандем –
египетские солдаты плюс саудовские деньги

На настроения среди саудовской элиты, как представляется, сильно повлияло свержение в 2011 году президента Египта Хосни Мубарака, которого США фактически бросили на произвол судьбы, несмотря на длительные партнерские отношения. Дальше – больше: к власти в Египте пришли «Братья-мусульмане», с которыми у КСА непростые отношения, новый президент Мухаммед Мурси вскоре после избрания отправился в Тегеран на саммит Движения неприсоединения, а потом иранские боевые корабли прошли через Суэцкий канал.

Необходимо отметить, что с 1980-х гг. Египет позиционировал себя как главный арабский союзник КСА (помимо партнеров по ССАГПЗ) и один из гарантов его безопасности. Президент Х.Мубарак заявлял о том, что безопасность АРЕ и Саудовской Аравии тесно связаны между собой и выражал готовность оказать военную помощь в случае необходимости.

Реальность внесет коррективы

В нынешней ситуации проявляется такая особенность системы международных отношений на Ближнем Востоке, как отсутствие явного лидера. В арабском мире сейчас несколько центров силы, однако ни один из них не может претендовать на роль регионального гегемона, способного стабилизировать ситуацию.

Прежний лидер, Египет, остается самой густонаселенной арабской страной с самой большой и боеспособной армией, но из-за внутренних проблем и хронической нехватки финансовых ресурсов (усугубившейся после революции) он уже не может позволить себе активную внешнюю политику.

Саудовская Аравия финансовых проблем не испытывает, но ее армия и спецслужбы относительно немногочисленны и еще не готовы взять на себя ответственность за события в регионе. На внешнеполитическую активность королевства также, судя по всему, влияет борьба за власть внутри правящей семьи: когда принцы решают вопрос престолонаследия, другие проблемы теряют актуальность.

REUTERS/Khaled Abdullah/Pixstream
Леонид Исаев:
Йемен – по следам Афганистана?

Сейчас налицо попытка создать (а точнее, возродить) тандем – египетские солдаты плюс саудовские деньги. Но его работоспособность под вопросом. У арабов нет положительного опыта подобных союзов. В любых межарабских силах (во время арабо-израильских войн, в Ливане в 1970-е годы, во время Кувейтского кризиса) доминировали одна-две страны, а остальные присылали контингенты больше для проформы.

Создание арабского аналога НАТО из членов ЛАГ маловероятно. Ведь в ЛАГ входят свыше двух десятков стран, а их интересы порой разнятся очень сильно. Достаточно сказать, что арабы не смогли выработать даже единую позицию по такому важному для них вопросу как конфликт с Израилем (Египет и Иордания подписали с ним сепаратные мирные соглашения, а остальные государства с этим не спешат).

Казалось бы, можно создать союз единомышленников, о котором говорилось на саммите ЛАГ в Шарм-эль-Шейхе. Но даже страны Персидского залива не смогли создать сколько-нибудь эффективный военный блок. Их силы «Щит полуострова» продемонстрировали свою беспомощность во время иракской агрессии против Кувейта. Поэтому монархии Залива предпочли сделать ставку на двусторонние договоренности об обороне с США и странами Западной Европы.

В арабском мире сейчас несколько центров силы, однако ни один из них не может претендовать на роль регионального гегемона, способного стабилизировать ситуацию.

Тем не менее потенциальные союзники нашлись. Саудовскую Аравию сейчас поддержали те страны, которые заинтересованы в финансовой помощи или инвестициях. Особенно это очевидно в случае с Египтом, который не только получает прямую финансовую помощь, но и заинтересован в переводах от мигрантов, работающих в странах Залива. Похожая ситуация наблюдается с Иорданией, которая получает от КСА нефть по льготным ценам.

Однако даже египтяне не пойдут дальше участия в воздушной кампании. Каир крайне озабочен ситуацией в соседней Ливии, где набирают силу радикальные исламисты, и элитные части (которые якобы войдут в состав будущей коалиции) могут скоро понадобиться там. Тем более, что президент А.Ф. ас-Сиси уже обратился к международному сообществу с просьбой санкционировать военное вмешательство в Ливии. Есть серьезная террористическая угроза и на Синае.

Иорданцы уже обожглись в борьбе с ИГ, когда король Абдалла II был вынужден бессильно наблюдать, как террористы сжигают заживо захваченного в плен иорданского пилота. Им нужно охранять границу с Сирией и с Ираком, поэтому вряд ли они смогут послать в Йемен больше нескольких батальонов.

Этого явно будет мало, если вспомнить американское присутствие в Ираке, который по численности населения сравним с Йеменом. США и их союзникам для поддержания подобия стабильности потребовались сотни тысяч солдат и огромное количество техники.

REUTERS/Khaled Abdullah/Pixstream
Максим Сучков:
Йеменская дилемма российской политики

Все это наводит на мысль, что если арабский контингент все же попадет в Йемен, то он окажется примерно в том же положении, что и силы африканского союза в Сомали, которые в основном находились в столице и занимались обеспечением собственной безопасности.

Ввиду военной слабости самой Саудовской Аравии и любой арабской коалиции, которую она может создать, попытки военного вмешательства в йеменские события выглядят как авантюра, которая лишь усилит хаос в стране. В нынешней ситуации представляется куда более целесообразным найти силу или политическую фигуру, способную взять под контроль ситуацию в стране, и оказать ей поддержку (военную, финансовую, дипломатическую). Так что нынешние бомбардировки выглядят больше как попытка припугнуть хуситов, чтобы они были уступчивее на переговорах, которые рано или поздно начнутся.

Нефтяной фактор остается в стороне

Сразу необходимо оговориться, что Йемен не является крупным игроком на мировом нефтяном рынке. В последние годы добыча там упала до 150 тыс. баррелей в день.

Ввиду военной слабости самой Саудовской Аравии и любой арабской коалиции, которую она может создать, попытки военного вмешательства в йеменские события выглядят как авантюра, которая лишь усилит хаос в стране.

Но опасения были связаны скорее с возможной опасностью нарушения судоходства в Аденском заливе и проливе Баб-эль-Мандеб, через который ежедневно проходит до 3 млн. баррелей нефти. У многих игроков рынка свежи в памяти события недавнего прошлого, когда в 2008-2009 годах активизация сомалийских пиратов привела резкому удорожанию страховых услуг. Тогда в плен к пиратам попали даже танкеры с саудовской нефтью, а закончилось все отправкой в Индийский океан международных морских сил, которые в целом решили проблему.

Впрочем, хуситы пока не высказывали намерений перекрывать пролив Баб-эль-Мандеб. Но даже если бы они захотели, им вряд ли это удастся. Это не относительно узкий Ормузский пролив, а у Йемена нет сколько-нибудь серьезного флота.

Реальная опасность для судоходства возникнет только в том случае, если Йемен повторит судьбу Сомали и его территория станет базой для пиратских группировок. Но даже в этом случае угроза преувеличена, поскольку в регионе уже действуют международные силы, которые имеют опыт борьбы с морским разбоем.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся