Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Виталий Швыдко

К.э.н., зав. сектором экономики и политики Японии ИМЭМО РАН, эксперт РСМД

В середине июля Япония и ЕС подписали соглашение об экономическом партнерстве. На данный момент запланированные меры представляются серьезными и даже амбициозными. Действительно, несмотря на то что действующая сегодня таможенная защита касается в основном товаров премиального сегмента, список компаний, которые окажутся затронуты ее снятием, сравнительно велик и включает в себя значимых для своих стран бизнес-игроков. Вполне возможно, что взаимный торг по параметрам будущего снижения пошлин не был бы к настоящему моменту успешно завершен, если бы не стремление руководства ЕС и Японии продемонстрировать свою приверженность курсу на либерализацию международной торговли в ответ на американскую готовность использовать заградительные импортные пошлины в отношении стран, имеющих профицит в торговле с США.

Вряд ли этот «ответ Америке» окажет существенное влияние на позицию ее нынешней президентской администрации. Дональд Трамп сделал вопрос о пересмотре торгового режима США в отношении стран-партнеров едва ли не ключевым в своей внешней политике. Не вызывает сомнения, что проблема «несправедливых» торговых практик находится и продолжит находиться в центре международной активности американского президента и его стратегии поддержания собственной популярности в среде потенциальных избирателей. Поэтому шаги по координации действий и даже демонстративная солидарность потенциальных объектов американского давления, к которым относятся в том числе Япония и ЕС, никакого впечатления на Трампа и его команду не произведут.

Стремление отойти от прежней линии на заключение всеобъемлющих соглашений в рамках многосторонних платформ и сосредоточиться на решении конкретных вопросов на более узкой основе, по-видимому, является не временной девиацией, а новым трендом американской политики. И японским, равно как и европейским политикам, скорее всего, придется с этим считаться.


17 июля 2018 г. в Токио был подписан согласованный в результате пятилетних переговоров текст соглашения об экономическом партнерстве между Японией и ЕС. Его главную часть составляют договоренности о комплексном снижении существующих барьеров на пути взаимной торговли и инвестиций этих двух важных участников мировой экономики. Хотя подписанные главами ЕС и Японии документы, в том числе соглашение о стратегическом партнерстве, предусматривают сотрудничество по широкому кругу вопросов, таких как обеспечение безопасности, изучение и освоение космоса, противодействие изменениям климата и др., ключевым их положением справедливо называются запланированное снижение таможенных пошлин и другие меры по облегчению доступа европейских и японских компаний на рынки партнера по соглашению.

На выполнение юридических процедур, необходимых для начала реализации соглашения, отводятся восемь месяцев — стороны надеются завершить их к будущей весне. Это позволит с апреля 2019 г. запустить в действие семилетний план снижения тарифов на импорт «чувствительных» товарных позиций (для Японии — это в первую очередь вина и мясомолочные продукты, для ЕС — автомобили), в результате чего к концу этого периода в Японию будут беспошлинно ввозиться 94% импорта из ЕС, а в ЕС — 99% импорта из Японии, если в структуре взаимной торговли за это время не произойдёт больших изменений.

Срок, на который рассчитан график торговой либерализации, достаточно продолжителен, чтобы во взаимной торговле за это время могли возникнуть новые поводы для озабоченности той или другой стороны, однако на данный момент запланированные меры представляются серьезными и даже амбициозными. Действительно, несмотря на то что действующая сегодня таможенная защита касается в основном товаров премиального сегмента, список компаний, которые окажутся затронуты ее снятием, сравнительно велик и включает в себя значимых для своих стран бизнес-игроков. Именно поэтому переговоры шли долго и нелегко, а их итог содержит в себе значительный элемент политической целесообразности. Речь идет о стремлении как Японии, так и ЕС продемонстрировать волю к продолжению процесса устранения торговых барьеров на фоне резких шагов американской администрации, идущих в противоположном направлении. Вполне возможно, что взаимный торг по параметрам будущего снижения пошлин не был бы к настоящему моменту успешно завершен, если бы не стремление руководства ЕС и Японии продемонстрировать свою приверженность курсу на либерализацию международной торговли в ответ на американскую готовность использовать заградительные импортные пошлины в отношении стран, имеющих профицит в торговле с США (а к ним относятся и Япония, и ЕС), если те не согласуют с Вашингтоном административные меры по его уменьшению.

Вряд ли, конечно, такого рода «ответ Америке» окажет существенное влияние на позицию ее нынешней президентской администрации. Дональд Трамп сделал вопрос о пересмотре торгового режима США в отношении стран-партнеров едва ли не ключевым в своей внешней политике. Можно спорить о том, в какой степени проблема «несправедливых» торговых практик, якобы лишающих США огромного количества потенциальных производств и рабочих мест, является популистским приемом и политическим оружием, а в какой — реальной экономической проблемой. Однако не вызывает сомнения, что она находится и будет находиться в центре международной активности американского президента и его стратегии поддержания собственной популярности в среде потенциальных избирателей. Поэтому шаги по координации действий и даже демонстративная солидарность потенциальных объектов американского давления, к которым относятся в том числе Япония и ЕС, никакого впечатления на Д. Трампа и его команду не произведут. [1]

Вместе с тем подписанное ими соглашение может быть в полной мере использовано и японским премьером, и европейским руководством для улучшения своего политического имиджа, в первую очередь в глазах собственной общественности. Во всяком случае, в Японии премьер С. Абэ уже получил свою порцию позитивных комментариев как политик, способный противопоставить деструктивным шагам со стороны США претензии Японии на лидерство (пусть и не единоличное) в деле борьбы с протекционизмом, за свободу торговли и многосторонние усилия для ее поддержки и ускоренного развития. В этом смысле он даже сумел обратить в свою пользу произошедшую в последние годы перемену американской позиции. Если в период переговоров о Транстихоокеанском партнерстве его упрекали в недостаточной защите национальных интересов перед лицом давления со стороны Соединенных Штатов, то сегодня он зарабатывает политические очки как один из лидеров международной коалиции в защиту мирового либерального экономического порядка. Демонстративные достижения на этом направлении, к которым общественное мнение относит и недавно подписанное соглашение с ЕС, не только работают на пропаганду лидерских качеств премьер-министра, но и удовлетворяет растущее желание японской политической элиты повысить свой международный статус и собственную самооценку.

В то же время идти на резкое обострение отношений с США японское правительство также не хочет, в том числе по причине критической важности хороших контактов с американскими властями для японского бизнеса. Характерно, что и сам С. Абэ, и члены его кабинета публично избегают прямых выпадов в адрес Д. Трампа, ограничивая себя пропагандой «позитивной» повестки — призывами бороться с протекционистскими настроениями и действиями, налаживать многосторонний диалог в интересах сохранения и укрепления либерального международного экономического порядка. С другой стороны, и американский президент, и члены его команды, такие как министр финансов Стивен Мнучин, в принципе не возражают против либерализации как стратегической цели и даже говорят о полной ликвидации пошлин как о желаемой конечной цели. Это позволяет японским представителям на многосторонних встречах (в формате «Группы семи», «Группы двадцати» и др.) избежать публичных пикировок с США, которые нынешний кабинет, видимо, считает для себя излишними и нежелательными.

Шаги по координации действий и даже демонстративная солидарность потенциальных объектов американского давления, к которым относятся в том числе Япония и ЕС, никакого впечатления на Д. Трампа и его команду не произведут.

Однако и альтернатива этому в виде особо не афишируемых попыток договориться с США о «торговом мире» через личные контакты на высоком уровне или неявное давление на американскую администрацию тоже не приносит видимых результатов. Сразу после президентских выборов в США и подтверждения Д. Трампом его намерения отказаться от договоренностей о дальнейшем снижении торговых барьеров японский премьер всячески пытался повлиять на линию Д. Трампа в этом вопросе. Максимум, чего он смог добиться, — это исчезновение из лексикона нового американского президента прямых жестких «наездов» на Японию. Однако его отношение к договоренностям о Транстихоокеанском партнерстве осталось прежним — туманная фраза о возможности присоединения США к ТТП, если его условия изменятся таким образом, что станут выгодны США, по сути, ничего не означает. Заявленная Д. Трампом позиция о необходимости начала переговоров о двустороннем американо-японском торговом соглашении также остаётся в силе, несмотря на активные возражения со стороны Японии.

Игорь Истомин, Константин Водопьянов, Никита Старостин и Алевтина Ларионова:
Политика США в Восточной Азии в период правления администрации Д. Трампа

К разочарованию японских политиков, проблема имеет более глубокие основания и не сводится к особенностям личности и мировосприятия нынешнего президента США. В той части американского истеблишмента, настроения которой в определенной степени отражает Дональд Трамп, давно зрело разочарование деятельностью международных политических и экономических институтов, стремящихся создать единые правила игры для широкой конфигурации участников. Такая конфигурация, естественно, включает в себя большое число развивающихся стран и новых претендентов на роль «создателей правил» (rule-maker), недовольных американским лидерством в их разработке и утверждении. По мере того как пакетные соглашения на многосторонних платформах становились всё более сложными и непрозрачными (как в случае с ТТП, конкретное содержание которого составляло десятки томов документов), росли сомнения в том, что они обеспечивают приоритет интересов США и реальный выигрыш для американского (а не иностранного или международного) бизнеса. Двусторонние договоренности о режиме торговли и инвестиций выглядят в глазах этой части американской элиты более предпочтительными, поскольку, во-первых, лучше позволяют использовать разницу в размерах рынков и экономики в пользу США, а во-вторых, более прозрачны и понятны с точки зрения баланса плюсов и минусов для американского бизнеса. Именно поэтому стремление отойти от прежней линии на заключение всеобъемлющих соглашений в рамках многосторонних платформ и сосредоточиться на решении конкретных вопросов на более узкой основе, по-видимому, является не временной девиацией, а новым трендом американской политики. И японским, равно как и европейским политикам, скорее всего, придется с этим считаться.


1. Сказанное также относится и к мартовскому подписанию одиннадцатью странами соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (правда, в несколько модифицированном виде и с изменённым названием), которое было разработано при активнейшем участии предыдущей американской администрации, но решительно отвергнуто Трампом. Американский президент подписание этого соглашения практически проигнорировал как не имеющее серьезного значения для Соединенных Штатов.

(Голосов: 8, Рейтинг: 4)
 (8 голосов)

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся