Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.8)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Александр Сергунин

Д.полит.н., профессор СПбГУ, эксперт РСМД

В конце года принято подводить его итоги и строить планы на будущее. Что же принёс Арктике уходящий год и что «год грядущий нам готовит»?

2018 год не принёс каких-то неожиданных решений или, наоборот, драматических событий, резко ухудшивших ситуацию в регионе. Так, например, не была реализована «прорывная идея» финского президента о проведении «арктического саммита». Финляндия до весны 2019 г. остается председателем Арктического совета, и такой саммит был бы мощным «аккордом» в конце финской северной «пьесы». Однако скептическое отношение Д. Трампа к подобным мероприятиям, где, как он опасается, его будут уговаривать вернуться в лоно Парижского соглашения (2015 г.) по борьбе с последствиями изменения климата и склонять к заключению каких-то новых многосторонних соглашений по Арктике, помешало воплощению этой идеи в жизнь.

С другой стороны, не оправдались и мрачные прогнозы некоторых западных аналитиков о том, что украинский и сирийский кризисы негативно повлияют на другие регионы, включая Арктику, где усилится борьба различных держав за контроль над природными ресурсами региона и расширится военное противостояние между НАТО и Россией. Не сбылись и предсказания о «китайской экспансии» в Арктике под лозунгом о необходимости развития инициативы «Полярного шелкового пути», являющегося частью более широкого проекта «Один пояс — один путь». Пекин вёл себя вполне конструктивно и всячески демонстрировал своё уважение к суверенитету арктических держав.

Что касается Москвы, то в 2018 г. она продолжала последовательно реализовывать свою программу социально-экономического развития Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ). На полную мощность заработал завод по производству сжиженного природного газа Ямал-СПГ. Семь из пятнадцати газоводов ледокольного типа, способных доставлять груз заказчикам круглый год, уже функционируют на Северном морском пути (СМП), перевозя СПГ из порта Сабетта. Компания «Новатэк» планирует построить еще один завод по сжижению газа (Арктик СПГ-2) на базе Салмановского (Утреннего) нефтегазоконденсатного месторождения, расположенного в северной части Гыданского полуострова. Летом 2018 г. «Новатэк» открыл крупное Северо-обское месторождение в Обской губе, которое, возможно, потребует строительства третьего завода СПГ.

Неплохо развивались двусторонние отношения России с отдельными государствами, вовлеченными в арктические дела. Так, проводятся совместные с норвежскими коллегами мероприятия в сфере охраны морских биологических ресурсов Баренцева моря, в том числе по предупреждению браконьерского лова, а также по совершенствованию взаимодействия при поиске и спасании людей, терпящих бедствие в Баренцевом море.

В 2018 г. между Россией и США была достигнута договоренность об утверждении маршрутов для судов, следующих через Берингов пролив и в Беринговом море. Информация об этой договоренности была предоставлена Международной морской организации. Стороны договорились создать шесть двусторонних маршрутов и шесть предупредительных зон для безопасного прохождения Берингова моря и пролива между двумя океанами. Карта маршрутов позволит странам избежать многочисленных отмелей, рифов и островов за пределами маршрутов и уменьшить риск возникновения экологических катастроф.

В целом ситуацию, сложившуюся в Арктике в уходящем году, можно охарактеризовать английской поговоркой «back to normalcy» (возвращение к нормальности).

В конце года принято подводить его итоги и строить планы на будущее. Что же принёс Арктике уходящий год и что «год грядущий нам готовит»?

2018 год не принёс каких-то неожиданных решений или, наоборот, драматических событий, резко ухудшивших ситуацию в регионе. Так, например, не была реализована «прорывная идея» финского президента о проведении «арктического саммита». Финляндия до весны 2019 г. остается председателем Арктического совета, и такой саммит был бы мощным «аккордом» в конце финской северной «пьесы». Однако скептическое отношение Д. Трампа к подобным мероприятиям, где, как он опасается, его будут уговаривать вернуться в лоно Парижского соглашения (2015 г.) по борьбе с последствиями изменения климата и склонять к заключению каких-то новых многосторонних соглашений по Арктике, помешало воплощению этой идеи в жизнь.

С другой стороны, не оправдались и мрачные прогнозы некоторых западных аналитиков о том, что украинский и сирийский кризисы негативно повлияют на другие регионы, включая Арктику, где усилится борьба различных держав за контроль над природными ресурсами региона и расширится военное противостояние между НАТО и Россией. Не сбылись и предсказания о «китайской экспансии» в Арктике под лозунгом о необходимости развития инициативы «Полярного шелкового пути», являющегося частью более широкого проекта «Один пояс — один путь». Пекин вёл себя вполне конструктивно и всячески демонстрировал своё уважение к суверенитету арктических держав.

В целом ситуацию, сложившуюся в Арктике в уходящем году, можно охарактеризовать английской поговоркой «back to normalcy» (возвращение к нормальности).

Что касается Москвы, то в 2018 г. она продолжала последовательно реализовывать свою программу социально-экономического развития Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ). На полную мощность заработал завод по производству сжиженного природного газа Ямал-СПГ. Семь из пятнадцати газоводов ледокольного типа, способных доставлять груз заказчикам круглый год, уже функционируют на Северном морском пути (СМП), перевозя СПГ из порта Сабетта. Компания «Новатэк» планирует построить еще один завод по сжижению газа (Арктик СПГ-2) на базе Салмановского (Утреннего) нефтегазоконденсатного месторождения, расположенного в северной части Гыданского полуострова. Летом 2018 г. «Новатэк» открыл крупное Северо-обское месторождение в Обской губе, которое, возможно, потребует строительства третьего завода СПГ.

СПГ в основном поставляется в страны Восточной и Юго-Восточной Азии, но часть его идёт европейским потребителям, что вызвало острую реакцию со стороны США, которые сами намерены продавать СПГ европейцам, но пока отстают от России по объемам поставок и не могут конкурировать с ней по цене. В ноябре 2018 г. госдепартамент США выразил озабоченность закупками российского СПГ европейцами, поскольку, по его мнению, это усиливает зависимость Европы от России и, в конечном счете, якобы подрывает её энергетическую безопасность.

Решая собственные энергетические проблемы отдаленных регионов АЗРФ, Россия собирается разместить плавучую атомную теплоэлектростанцию в Певеке (Чукотка). Сейчас ПАТЭС загружается ядерным топливом в Мурманске, а в 2019 г. она будет транспортирована в Певек. ПАТЭС призвана заменить Билибинскую АЭС и Чаунскую ТЭС, которые почти исчерпали свой ресурс.

Москва продолжает придерживаться курса на активное развитие СМП не только как национальной морской артерии, но и как международного транспортного маршрута. Наблюдается значительный рост активности в таких портах, связанных с поставкой энергоносителей, как Сабетта («Новатэк»), Новый порт («Газпром нефть») и Варандей («Лукойл»). По сравнению с 2017 г. в 2018 г. объем перевезенных по СМП грузов увеличился на 80%. Постепенно модернизируется инфраструктура СМП — портовая, поисково-спасательная, навигационная, метеорологическая и пр. Компания «Новатэк» определилась с местом строительства терминала для перевалки СПГ на Камчатке. Он будет расположен в бухте Бечевинская, где арктический СПГ будет перегружаться на суда заказчиков из Восточной и Юго-Восточной Азии. Это выгодно и компании, у чьих газовозов ледового класса не будет необходимости ходить по теплым морям, и потребителям из Азиатско-Тихоокеанского региона, так как они смогут использовать суда без ледового подкрепления.

Конечно, международные транзитные перевозки по СМП развиваются не так быстро, как хотелось бы, но и в этой области наблюдается определенный прогресс.

Для предотвращения и ликвидации чрезвычайных ситуаций на СМП и в целом в Арктике сформирована группировка МЧС России, которая предусматривает создание 11-ти арктических комплексных аварийно-спасательных центров [1]. На сегодняшний день функционируют пять центров в Северо-Западном федеральном округе (Нарьян-Мар, Архангельск, Воркута, Мурманск) и один — в Сибирском федеральном округе в г. Дудинка. Они обеспечивают режим постоянной готовности и экстренного реагирования на любую чрезвычайную ситуацию в Арктике.

МЧС России совместно с Государственной корпорацией «Роскосмос» создали общие центры приёма и обработки космической информации в Мурманске, Дудинке и Анадыре [2]. Успешно функционирует созданный в октябре 2015 г. на базе Главного управления МЧС России по Мурманской области совместный с Роскосмосом первый арктический Центр дистанционного зондирования Земли. Центр позволяет повысить оперативность информирования по всем значимым для региона рискам: ухудшения ледовой, лесопожарной и паводковой обстановки, возникновения аварийных ситуаций, связанных с разливами нефти и нефтепродуктов на морских акваториях.

Значительные перемены произошли в системе управления СМП. В 2018 г. Минтранс и «Росатом» договорились о разделении полномочий по управлению СМП. Министерство сохранит полномочия по нормативно-правовому регулированию судоходства по СМП, выполнению международных обязательств РФ, контрольно-надзорные функции, в том числе утверждение стандартов и требований, связанных с безопасностью мореплавания и пр. Предусматривается наделение Росатома полномочиями главного оператора СМП и распорядителя бюджетных средств, главного администратора доходов бюджета и государственного заказчика государственных программ в области развития и устойчивого функционирования СМП, инфраструктуры морских портов СМП, а также полномочиями по обеспечению навигации и круглогодичной проводки по СМП. В структуре Росатома была создана дирекция СМП. Законопроект об управлении СМП находится на рассмотрении в Госдуме.

Параллельно с морской создаётся новая сухопутная инфраструктура для обслуживания АЗРФ. В мае 2018 г. было запущено строительство ключевого элемента проекта так называемого Северного широтного хода, а именно — мостового перехода через реку Обь между городами Салехард и Лабытнанги. Новая железнодорожная магистраль в Ямало-Ненецком автономном округе будет иметь протяженность 707 км по маршруту Обская — Салехард — Надым — Новый Уренгой — Коротчаево и свяжет Северную и Свердловскую железные дороги.

Другой проект — строительство новой железнодорожной магистрали «Белкомур» (Белое море — Коми — Урал) по маршруту Архангельск — Сыктывкар — Соликамск протяженностью 1161 км — предполагает сокращение расстояния доставки грузов с Урала и из Сибири к морским портам до 850 км. Её пропускная способность составит до 35 млн тонн грузов в год. Пока проект находится на стадии поиска инвесторов. Отмечу, что интерес к проекту уже проявили иностранные инвесторы. Например, китайская компания Poly International Holding готова вложить 5,5 млрд долл.

Укрепляется сотрудничество между российскими регионами, заинтересованными в развитии АЗРФ. Так, в мае 2018 г. на тот момент губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко заключил двустороннее соглашение о сотрудничестве с рядом регионов АЗРФ — Якутией, Красноярским краем, Республикой Коми и Мурманской областью. Было принято решение о создании в составе мэрии Санкт-Петербурга Комитета по делам Арктики, который будет полноценно функционировать с 2019 г.

Был обновлен состав Государственной комиссии по вопросам развития Арктики. Теперь во главе органа вместо бывшего вице-премьера Дмитрия Рогозина встал новый вице-премьер, курирующий развитие Дальнего Востока и Сибири Юрий Трутнев.

На недавнем правительственном совещании по вопросам развития Арктики, проходившем в Сабетте под председательством Д. Медведева, были озвучены новые впечатляющие планы по освоению Арктики. На период 2019–2024 гг. Москва намерена привлечь 5,5 трлн руб. государственных и частных инвестиций на эти цели. А до 2050 г. эта сумма достигнет 13,5 трлн рублей. После этих известий голоса «арктоскептиков», вещавших о снижении интереса государства к региону и неминуемом упадке АЗРФ, сильно поутихли.

Наряду с социально-экономическим развитием АЗРФ Москва продолжала укреплять обороноспособность России в этом регионе. Например, военная инфраструктура российской Арктики улучшается за счёт реконструкции ряда заполярных аэродромов и военных баз, которые планируется использовать как объекты двойного назначения (не только чисто военного, но и гражданского). Всего в АЗРФ будут построены 13 аэродромов, наземный авиационный полигон, а также 10 радиолокационных отделений и пунктов наведения авиации.

Идёт процесс перевооружения армии и флота новыми образцами оружия. Так, ракетно-артиллерийские части Северного флота приступили к перевооружению на новые береговые ракетные комплексы «Бастион» и «Бал» для защиты арктического побережья [3]. В 2018 г. российские военные получили новые мобильные системы ПВО Тор-M2ДТ, способные действовать при низких температурах (до –50 градусов). Первый военный ледокол «Илья Муромец», вошедший в состав Северного флота, завершил программу испытаний во льдах, и, возвращаясь в порт, провел через ледовые поля Белого моря стратегический ракетный крейсер «Юрий Долгорукий». Новые суда ледового класса «Полярная звезда» поступают на вооружение Береговой охраны погранслужбы ФСБ РФ.

В 2019 г. будет открыта новая военно-морская база в Тикси на берегу моря Лаптевых. В этом же году в состав Северного флота войдут стратегическая подводная лодка «Князь Владимир» класса «Борей» и многоцелевая атомная подводная лодка «Казань».

Что касается международной обстановки в Арктике в 2018 г., то она характеризовалась довольно противоречивыми тенденциями.

С одной стороны, в 2018 г. наблюдалась активизация НАТО в регионе. Альянс продолжил наращивать и усиливать военную активность в Арктике — подготавливались передовые аэродромы, модернизировались морские порты, создавалась система заблаговременного складирования имущества и вооружения, отмечалась провокационная военная активность вблизи границ с Россией.

НАТО стала регулярно проводить военные учения в Арктике. В 2018 г. там прошли крупнейшие за всю историю этого альянса учения на Севере. В них приняли участие 50 тыс. военнослужащих, 250 самолётов, 65 крупных надводных кораблей из 31-го государства. Правда, устрашающе-провокационного эффекта эти учения не достигли. Москва достаточно спокойно отреагировала на это событие и не стала отвечать чем-то похожим, например, проведением учений аналогичного масштаба.

Не способствовал активизации арктического сотрудничества и приход к власти в США администрации Д. Трампа. Вскоре после своего появления в Белом доме новый президент объявил о выходе США из Париж¬ского соглашения по климату, обосновав этот шаг тем, что оно противоречит национальным интересам страны, сдерживая развитие амери¬канской промышленности. В своей стратегии национальной безопасности, опубликованной в декабре 2017 г., он заявил о намерении прово¬дить политику «энергетического доминирова¬ния» (в отличие от политики «энергетической безопасности» Б. Обамы). Со¬ставной частью этой политики является нача¬ло добычи нефти и газа в тех районах Аляски, где она раньше была фактически запрещена, то есть в Национальном нефтяном резерве и На¬циональном арктическом заповеднике, а также на аляскинском шельфе в акваториях Чукот¬ского моря и моря Бофорта.

Д. Трамп также неоднократно высказывал критические замечания в адрес «неудовлетвори¬тельной работы» международных институтов в Арктике. И хотя новая администрация не стала блокировать заключение соглашений о расши¬рении научного сотрудничества в Арктике (май 2017 г.) и о запрете нерегулируемого рыболов¬ства в центральной части Северного Ледовитого океана (ноябрь 2017 г.), которые были подготовлены при участии «ко¬манды» Б. Обамы, она дала понять, что не собирается форсировать имплементацию этих договоренностей. Неслучайно в 2018 фин. г. финансирование полярных исследований в целом было уменьшено на 10,3% по сравнению с 2016 фин. г. Финансирование же арктических исследований упало за этот период на 18,1%. Изменение арктического курса амери¬канского президента привело к серьезным ка¬дровым перестановкам в его администрации. На протяжении 2017–2018 гг. в отставку ушли практиче¬ски все ключевые чиновники госдепартамента, отвечавшие за арктическую политику страны и выступавшие за активное участие США в про¬граммах арктического сотрудничества. США заметно снизили свою активность в рамках главного регионального института — Арктического совета. Партне¬ры Вашингтона по арктическому диалогу пока не имеют ясного представления о содержании и приоритетах арктической стратегии админи¬страции Д. Трампа.

В то же время эти негативные тенденции отчасти компенсировались рядом позитивных процессов в сфере международного арктического сотрудничества.

Соглашение по укреплению международного арктического научного сотрудничества между Канадой, Данией, Финляндией, Исландией, Норвегией, Россией, Швецией и США, заключенное в 2017 г., вступило в силу в мае 2018 г.

В октябре 2018 г. состоялось формальное подписание соглашения о запрете коммерческого рыболовства в центральной части Северного ледовитого океана. Основные параметры соглашения были согласованы арктической «пятёркой» (Данией, Канадой, Норвегией, Россией, США), Исландией, Китаем, Южной Кореей, Японией и Евросоюзом ещё в ноябре 2017 г., но потребовалось ещё некоторое время для доработки технических деталей.

Неплохо развивались двусторонние отношения России с отдельными государствами, вовлеченными в арктические дела. Так, проводятся совместные с норвежскими коллегами мероприятия в сфере охраны морских биологических ресурсов Баренцева моря, в том числе по предупреждению браконьерского лова, а также по совершенствованию взаимодействия при поиске и спасании людей, терпящих бедствие в Баренцевом море. С Береговой охраной США Пограничным управлением ФСБ России по Камчатскому краю наработан достаточно обширный опыт по проведению совместного патрулирования кораблями и авиацией акватории Чукотского моря, а также мониторинга судоходной обстановки в Беринговом проливе. В марте 2018 г. представители служб береговой охраны 8-и государств договорились о проведении вторых практических учений Арктического форума береговых охран (создан в 2015 г.), которые должны пройти в водах Финляндии в начале 2019 г [4].

В 2018 г. между Россией и США была достигнута договоренность об утверждении маршрутов для судов, следующих через Берингов пролив и в Беринговом море. Информация об этой договоренности была предоставлена Международной морской организации. Стороны договорились создать шесть двусторонних маршрутов и шесть предупредительных зон для безопасного прохождения Берингова моря и пролива между двумя океанами. Карта маршрутов позволит странам избежать многочисленных отмелей, рифов и островов за пределами маршрутов и уменьшить риск возникновения экологических катастроф.

Южная Корея продолжала реализацию амбициозного проекта по строительству для России 15-ти газовозов СПГ ледового класса.

Особенно динамично развивались отношения России с Китаем. Ещё в 2017 г. Пекин выступил с инициативой «Полярный шелковый путь», которая будет частью более широкой китайской инициативы «Пояс и путь» (Экономический пояс Шелкового пути и Морской Шелковый путь XXI в.). В январе 2018 г. вышла «Белая книга КНР» по Арктике, в которой Пекин впервые разъяснил свою стратегию на Севере. В ней значительное место уделено сотрудничеству с Россией.

В целом в 2018 г. был создан неплохой задел на будущее как в плане обеспечения устойчивого развития АЗРФ, так и упрочения международного сотрудничества в этом стратегически важном регионе.

1. Журавель В. Российская армия, МЧС и Росгвардия в Арктике: вопросы безопасности и международного сотрудничества // Научно-аналитический вестник ИЕ РАН, 2018, № 5, с.160.

2. Там же. С. 161.

3. Там же. С. 159.

4. Там же. С. 162.


Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.8)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся