Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Несколько дней назад один бывший высокопоставленный американский чиновник в разговоре со мной в Вашингтоне заметил, что если на Украине начнется гражданская война, то она пойдет не по боснийскому, а скорее по испанскому сценарию. Как это произошло в Испании в середине 30-х гг., гражданское противостояние на Украине может быстро разрастись и принять международный характер – в конфликт окажутся вовлечены крупные внешние игроки, а окно возможностей для компромисса будет неудержимо сужаться.

Несколько дней назад один бывший высокопоставленный американский чиновник в разговоре со мной в Вашингтоне заметил, что если на Украине начнется гражданская война, то она пойдет не по боснийскому, а скорее по испанскому сценарию. Как это произошло в Испании в середине 30-х гг., гражданское противостояние на Украине может быстро разрастись и принять международный характер – в конфликт окажутся вовлечены крупные внешние игроки, а окно возможностей для компромисса будет неудержимо сужаться.

В такой исторической параллели есть определенная логика. Последние события говорят о растущей опасности дальнейшей эскалации конфликта на Украине. Власти Киева спешно создают Национальную гвардию, в то время как их оппоненты на юге и востоке страны собирают добровольцев с целью сформировать собственные отряды ополчения. Первые стычки уже привели к человеческим жертвам с обеих сторон. Большое количество огнестрельного оружия пропало со складов и, возможно, оказалось в чьих-то руках, а это значит, что малейшая искра может разжечь огонь масштабного вооруженного конфликта.

Вокруг границ Украины наблюдается беспрецедентное наращивание военных контингентов. Россия провела масштабные учения в пограничных районах, что вызвало заметное беспокойство на Западе. В свою очередь НАТО вернулась к прежней риторике об «угрозе с Востока» и приняла решение нарастить военное присутствие в некоторых регионах Европы. В США заявляют о намерении разместить бригаду сухопутных войск в Польше и укрепить группировку ВВС в Прибалтике. На Черном море проходят военно-морские учения НАТО, а президент Чехии и вовсе призвал к размещению войск коалиции на территории Украины. Высокопоставленные представители западных спецслужб стали частыми гостями в Киеве, что не может не вызывать дополнительного раздражения в Москве.

Одновременно обостряется информационное противостояние. Стороны конфликта представляют исключительно собственное видение ситуации на Украине, а в самой стране вводятся ограничения на деятельность журналистов и трансляцию отдельных каналов телевидения. В Германии предлагают демонтировать памятники, воздвигнутые в честь победы советских войск во Второй мировой войне. В Москве радушно принимают лидера французской партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен.

ООН занимает непоследовательную позицию по событиям на Украине, а европейские организации по обеспечению безопасности никак не могут решить, что делать в сложившейся ситуации.

Все эти тенденции не внушают оптимизма. Однако мир XXI века совсем не похож на Европу 30-х годов прошлого столетия. У мировых держав уже нет тех неразрешимых противоречий, как это было 80 лет назад. Напротив, всех их объединяет необходимость противостоять новым угрозам безопасности, таким как международный терроризм, киберпреступность и политический экстремизм. Способность великих держав преодолевать те или иные разногласия по кризисным явлениям в Европе и вырабатывать совместные подходы в наши дни значительно выше, чем в 30-е годы прошлого века. В отношении Украины такой подход должен быть основан на общем стремлении избежать конфронтации и сосредоточить усилия на оказании помощи стране в восстановлении государственности и проведении давно назревших экономических и политических реформ.

Совершенно очевидно, что международные усилия по «украинскому вопросу» не должны ограничиваться телефонными звонками между Москвой, Вашингтоном и европейскими столицами. Только совместные действия «в поле» смогут обеспечить успех любого плана спасения Украины. Поэтому необходимо сформировать контактную группу высокого уровня, которая бы на постоянной основе взаимодействовала с соответствующими украинскими властями над решением срочных задач по обеспечению безопасности стабилизации политической, социальной и экономической обстановки в стране. Только таким образом можно будет предотвратить дальнейшую эскалацию конфликта. Участники женевской встречи, состоявшейся в четверг 17 апреля, - ЕС, Россия, США и Украина – должны стать основой такой контактной группы. Но этого недостаточно. В группу также должны войти высокопоставленные представители тех европейских стран, которые подписывали соглашение 21 февраля с тогдашним президентом Украины Виктором Януковичем.

Нет быстрого или простого решения украинского кризиса. Надо быть готовыми к длительному и непростому процессу урегулирования. На этом пути будут новые разногласия, разочарования и проблемы. Но если мы найдем правильные решения, то Украина войдет в исторические учебники, не как государство, которое пошло по пути гражданской войны в Испании, а как страна, создавшая прецедент для разрешения других кризисов и конфликтов по всему миру в интересах глобального управления в XXI веке.

Статья опубликована в испанской газете “El Mundo” 17 апреля с.г. и в газете “The Moscow Times” 18 апреля с.г.

(Нет голосов)
 (0 голосов)

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся