Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 3.5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Куприянов

К.и.н., научный сотрудник ИМЭМО им. Примакова РАН, эксперт РСМД

До введения США санкций против оборонного комплекса России отношения Москвы и Нью-Дели в сфере оборонно-технического сотрудничества развивались стабильно. Россия, несмотря на потерю значительной доли индийского оборонного рынка после распада СССР в 1991 г., сумела после 2000 г. частично восстановить свои позиции.

После одобрения и принятия CAATSA США оказались в двусмысленном положении. Американские законодатели пытались обеспечить последовательное давление на Россию, что требовало создания максимально неблагоприятной для российских компаний среды, однако под удар при этом попали и те страны, которые Вашингтон желает видеть в числе союзников: Индия, Индонезия, Вьетнам. Все эти страны традиционно закупают технику российского (ранее советского) производства и не могут себе позволить одномоментно отказаться от нее.

Индийские эксперты и политики пытались донести до американских властей позицию государства, состоящую в том, что Индия при всем желании не может одномоментно отказаться от вооружений российского производства, не говоря уже о том, что она в принципе не намерена этого делать в силу последовательной политики диверсификации оружейного импорта. Индийские власти заявили, что будут продолжать и впредь закупать оружие у России, невзирая на американскую позицию.

Дополнительным фактором напряженности стали введенные США ограничения на импорт ряда товарных позиций из Индии, затронувшие индийскую черную и цветную металлургию. Помимо этого, выход США из иранской ядерной сделки и анонсированные санкции против Тегерана поставили под угрозу индийские инфраструктурные и энергетические проекты в Иране.

Не вызывает сомнений, что США всерьез нацелены на то, чтобы лишить Россию доли индийского рынка, и готовы добиваться этого, при необходимости и дальше ужесточая санкционную политику. Это ставит перед Нью-Дели вопрос о том, насколько Вашингтон готов мириться с проведением Нью-Дели независимой внешней политики. Жесткие шаги США, по сути принуждающие Индию под угрозой финансовых санкций покупать американское вооружение, при этом либо разоружаясь перед лицом КНР, либо влезая в долги, ставят Нью-Дели перед выбором, от которого напрямую зависит дальнейшее военно-техническое сотрудничество России и Индии.


До введения США санкций против оборонного комплекса России отношения Москвы и Нью-Дели в сфере оборонно-технического сотрудничества развивались стабильно. Россия, несмотря на потерю значительной доли индийского оборонного рынка после распада СССР в 1991 г., сумела после 2000 г. частично восстановить свои позиции. В октябре 2016 г. на саммите БРИКС в Гоа Н. Моди и В. Путин достигли договоренности о поставках для Индии российских ракетных комплексов С-400 «Триумф», создании совместного предприятия по производству вертолетов Ка-226Т и строительстве для Индии четырех фрегатов проекта 1135.6. Велись переговоры и по другим направлениям.

В январе 2017 г. в Конгресс США был внесен законопроект «О противодействии противникам США посредством санкций» (Countering America's Adversaries Through Sanctions Act, CAATSA), предусматривающий, в частности, введение ограничений против банков, ведущих операции с находящимися под санкциями физическими и юридическими лицами. Обсуждение CAATSA вызвало беспокойство в Индии: согласно индийскому законодательству, в случае закупки оружия за рубежом обязательным условием является выделение средств индийским банком в качестве гарантии поставок. Учитывая связи индийских банков с американским финансовым сектором и их вовлеченность в общемировую финансовую систему, предоставление такой гарантии находящемуся под санкциями российскому предприятию и последующее введение против банка ограничительных мер создавало бы для него значительные трудности.

В преддверии возникновения этой проблемы индийское правительство в конце мая 2017 г. приняло решение о введении в действие временного исключения для уже оговоренных закупок вооружений в России. Для соответствующих контрактов больше не требовалось выделение гарантийных средств индийскими банками, достаточно было суверенных гарантий, предоставляемых Россией. На какие именно контракты распространялось это исключение, не сообщалось.

Однако индийские власти не учли возможности расширения санкций и не проработали вовремя необходимые меры, которые позволили бы в этом случае вывести банки страны из-под удара. Это привело к тому, что после введения санкций в 2017 г. и расширения списка в апреле 2018 г. (в итогом списке, в частности, находятся «Алмаз-Антей» — производитель С-400, Объединенная судостроительная корпорация (ОСК), поставляющая фрегаты, «Вертолеты России» и «Рособоронэкспорт», что фактически угрожает абсолютно всем контрактам по линии ВТС) индийские банки заморозили порядка 100 млн долл., которые должны были быть переданы России. В результате возникла угроза задержки поставок вооружений по уже заключенным контрактам, после чего российская и индийская стороны начали спешные консультации на всех уровнях по выходу из создавшейся ситуации.

После одобрения и принятия CAATSA США оказались в двусмысленном положении. Американские законодатели пытались обеспечить последовательное давление на Россию, что требовало создания максимально неблагоприятной для российских компаний среды, однако под удар при этом попали и те страны, которые Вашингтон желает видеть в числе союзников: Индия, Индонезия, Вьетнам. Все эти страны традиционно закупают технику российского (ранее советского) производства и не могут себе позволить одномоментно отказаться от нее. Идеальным выходом для США представляется полное вытеснение российских производителей с рынка этих стран и их переход на стандарты НАТО.

Индийские эксперты и политики пытались донести до американских властей позицию государства, состоящую в том, что Индия при всем желании не может одномоментно отказаться от вооружений российского производства, не говоря уже о том, что она в принципе не намерена этого делать в силу последовательной политики диверсификации оружейного импорта. Вынуждая Индию отказаться от поставок российского оружия, США наносят удар по обороноспособности страны, что входит в противоречие с декларируемой целью превратить Индию в сильного игрока в Азии. Помимо этого, сам тон американских заявлений вызвал негодование индийских СМИ, политического и экспертного сообщества: страну, претендующую на статус великой державы, другое государство попыталось принудить проводить выгодную ему внешнюю политику. При этом Россия вводит контрсанкции, не затрагивающие третьи страны. Нью-Дели неоднократно подчеркивал, что готов подчиняться исключительно санкциям, введенным ООН. Индийские власти заявили, что будут продолжать и впредь закупать оружие у России, невзирая на американскую позицию.

В поддержку позиции индийцев выступили глава Пентагона Д. Мэттис, заявивший на слушаниях в Сенате, что, настаивая на фактическом участии Индии, Вьетнама и Индонезии в антироссийских санкциях, Вашингтон «парализует сам себя», а также госсекретарь М. Помпео. Они предлагали внести в Закон о национальной обороне на 2019 г. (National Defense Authorization Act for Fiscal Year 2019, NDAA-19) положение о выведении этих стран из-под действия CAATSA. Однако их позиция в итоге не нашла понимания среди конгрессменов и сенаторов. Во время слушаний в Конгрессе в текст NDAA-19 было внесено положение (пар. 1236), вводящее поправку к пар. 231 CAATSA. В соответствии с ним администрация президента США имеет право приостановить действие санкций против конкретной страны на 180 дней в случае, если эта страна явно работает над уменьшением своих торговых связей в военной сфере с Россией. Это уточнение никак не улучшало положения Индии: Нью-Дели добивается полного вывода Индии из-под санкций и не намерен прекращать сотрудничество с российским ВПК, что не раз подчеркивало руководство страны. Однако финальный текст поправки был смягчен: теперь президент имеет право приостановить санкции на полгода, если сочтет, что это соответствует интересам американской внешней политики. Тем не менее, как заявил помощник министра обороны США по вопросам безопасности в Азии и Тихоокеанском регионе Р. Шрайвер, изменение формулировки не означает, что Индия будет гарантированно выведена из-под действия CAATSA, поскольку Вашингтон заинтересован в прекращении стратегического партнерства Москвы и Нью-Дели.

Дополнительным фактором напряженности стали введенные США ограничения на импорт ряда товарных позиций из Индии, затронувшие индийскую черную и цветную металлургию. Помимо этого, выход США из иранской ядерной сделки и анонсированные санкции против Тегерана поставили под угрозу индийские инфраструктурные и энергетические проекты в Иране.

Как один из возможных вариантов, которые помогут индийским финансовым учреждениям избежать американских санкций, рассматривается отказ от использования долларов при покупке российского оружия и переход на расчет в рублях и рупиях. В качестве промежуточного варианта в этом случае может выступить сингапурский доллар. Помимо этого, предлагается вариант с использованием в качестве получателя денег российских компаний и банков, не находящихся под американскими санкциями (к примеру, «Крайинвестбанка», банка «Российский капитал», «Ханты-Мансийского банка Открытие»). Первый вариант представляется более выигрышным, так как позволяет освободиться от долларовой зависимости в торговле; при этом банк, осуществляющий финансовые операции, связанные с закупками российских вооружений, все равно оказывается под угрозой санкций. Во втором случае эта проблема снимается, однако не исключено внесение компании-получателя в очередной санкционный список.

Все эти меры представляются временными: не вызывает сомнений, что США всерьез нацелены на то, чтобы лишить Россию доли индийского рынка, и готовы добиваться этого, при необходимости и дальше ужесточая санкционную политику. Это ставит перед Нью-Дели вопрос о том, насколько политический курс США дружественен Индии и насколько Вашингтон готов мириться с проведением Нью-Дели независимой внешней политики. Жесткие шаги США, по сути принуждающие Индию под угрозой финансовых санкций покупать американское вооружение, при этом либо разоружаясь перед лицом КНР, либо влезая в долги, ставят Нью-Дели перед выбором, от которого напрямую зависит дальнейшее военно-техническое сотрудничество России и Индии.

Условно можно выделить три возможных сценария. Первый подразумевает безоговорочное принятие американских условий, следование в фарватере указанной политики, дальнейшее сближение с США с перспективой попасть в серьезную военную и политическую зависимость от них. В этом случае Индия становится субгегемоном США в регионе и полностью опирается на американскую помощь, разрывая ВТС с Россией.

Второй сценарий предполагает, что и индийское, и американское руководство будут следовать нынешней линии. Индия продолжит движение по пути становления в качестве великой державы, но это потребует расширения контактов с Россией и дальнейшей нормализации отношений с КНР. Последнее подразумевает урегулирование или, по меньшей мере, замораживание пограничных споров, заключение договоренностей о разделе сфер влияния и учет взаимных интересов в регионе, принятие мер, направленных на укрепление взаимного доверия. В перспективе этот сценарий потребует остановки расширения, а, возможно, и частичного ограничения ВТС с США в пользу развития ВТС с Россией и третьими странами в сферах, где до сих пор доминирует продукция американского ВПК.

Наконец, третий сценарий подразумевает компромисс между США и Индией. В обмен на выполнение ряда требований Вашингтона — увеличение заказов у американского ВПК, подписание Communications Capability and Security Agreement (COMCASA) и Basic Exchange and Cooperation Agreement (BECA), в соответствии с которыми Индия и США смогут обмениваться данными геопространственной разведки и получат доступ к системам зашифрованной связи, а также уступки в ряде других сфер — Индия может быть временно выведена из-под действия CAATSA.

Первый сценарий представляется наиболее негативным для развития российско-индийского сотрудничества, второй — наиболее позитивным. В случае реализации второго сценария возможны более глубокая интеграция ВПК России и Индии с повышением уровня передачи технических решений и выход на новый уровень военно-технического сотрудничества. В случае реализации третьего Россия, скорее всего, потеряет определенную долю рынка, но сохранит основу для продолжения сотрудничества.

Вероятно, в итоге будет реализован промежуточный сценарий, который позволит Индии продолжать наращивать отношения стратегического сотрудничества как с Россией, так и с США, нормализуя отношения с КНР и балансируя в сфере ВТС, в то же время развивая собственный ВПК, что в перспективе позволит свести импорт вооружений к минимуму.

В настоящий момент в развитии отношений в военно-технической сфере заинтересованы и Москва, и Нью-Дели. Так, Индия нуждается в поставках современных истребителей, которые смогли бы заменить устаревшие МиГ-21, до сих пор состоящие на вооружении; Россия могла бы принять участие в тендере MMCRA-2 с МиГ-35 и нарастить поставки истребителей в рамках межправительственных соглашений еще до его окончания. Помимо этого, российские производители самолетов военно-транспортной авиации (ВТА) готовы к расширению сотрудничества; нужда в средствах ВТА возрастает с учетом слабого развития инфраструктуры в потенциально опасных районах.

Индийским сухопутным силам остро необходим легкий танк, который можно было бы использовать в горной местности, в первую очередь на границе с Китаем. Народно-освободительная армия Китая (НОАК) уже испытала и получила на вооружение легкие танки, способные действовать в горных условиях, что дает ей заметное преимущество в случае любого пограничного конфликта с применением оружия. Россия могла бы предложить Индии самоходную противотанковую пушку 2С25 «Спрут-СД», по своим характеристикам соответствующую легкому танку, подходящую для использования в условиях высокогорных районов и способную бороться с неприятельскими танками, в том числе при помощи управляемых ракет комплекса «Рефлекс-М». Наконец, России есть что предложить индийскому флоту — от помощи при создании новых авианосцев до поставок фрегатов пр.1135.6 и других перспективных проектов (в частности, сторожевых кораблей проекта 11661).

Однако развитие военно-технических связей находится в прямой зависимости от того, какой из возможных сценариев развития отношений с США выберут индийские власти. Очевидно, что в случае если Нью-Дели будет действовать в русле американской санкционной политики, расширение сотрудничества между Россией и Индией невозможно. Соответственно, индийским властям необходимо добиться вывода страны из-под действия CAATSA либо путем переговоров, убедив США в непродуктивности введения санкций против индийских фирм и банков на нынешнем этапе, либо продемонстрировав намерение до конца отстаивать национальные интересы: Индия могла бы продолжить жестко отстаивать свою линию и в конце концов поставить Вашингтон перед выбором — потерять потенциального союзника в регионе или смириться с нежеланием Индии жертвовать стратегически важными контрактами с Россией во имя расширения американского оружейного экспорта.

Материал подготовлен в рамках совместного проекта РСМД и Индийского совета по глобальным отношениям «Gateway House» по анализу влияния антироссийских санкций США на сотрудничество России и Индии, в первую очередь в военно-технической сфере. Материал индийской стороны доступен на сайте Gateway House.


Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 3.5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся