Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД

Очевидно, что дальнейшее углубление разделительных линий в Европе нанесет серьезный ущерб всем заинтересованным сторонам. Пострадает и Европейский союз, и Россия, и постсоветские государства, и другие региональные игроки, такие как Турция. Несмотря на резкое обострение политических разногласий, необходимо вернуться к идее построения Большой Европы. Без ценностного и идейного ориентира прагматичное поведение государств уподобляется поведению «крысы на помойке» – близорукому использованию подвернувшихся возможностей без какой-либо ориентации на будущее.

Идея построения Большой Европы в течение более двадцати лет служила значимым ориентиром для сотрудничества в Евро-Атлантическом регионе. Однако на пути построения Большой Европы оставалось несколько принципиальных вопросов.

1. Как решить «дилемму безопасности» между Россией и НАТО, а также между Россией и евро-атлантическим сообществом в целом? Как построить общее пространство безопасности? За этими вопросами стоял целый букет проблем. В их числе – расширение НАТО, способы решения локальных конфликтов, контроль над ядерными и обычными вооружениями, вопрос ПРО и многие другие.

2. Что нужно сделать для сопряжения экономических потенциалов ЕС, России, постсоветских государств? Как добиться построения взаимовыгодной и взаимозависимой экономики Большой Европы? Как создать общее гуманитарное пространство с участием России и других постсоветских государств?

3. Как учесть стратегические интересы России на постсоветском пространстве с одной стороны, планы по расширению ЕС и НАТО с другой и суверенный выбор отдельных постсоветских государств с третьей?

Окончание холодной войны положило конец блоковому противостоянию, но отнюдь не гарантировало решения обозначенных вопросов. Более того, распад Советского Союза серьезно обострил их. На протяжении двадцати лет мы наблюдали последовательное свертывание окна возможностей для их решения. К концу 2000-х годов, еще до украинского кризиса, стало очевидным, что это окно остается очень узким, а отношения России с НАТО и ЕС переживают явную стагнацию или даже регресс. Истории успеха оставались немногочисленными, а их кумулятивный эффект оказался недостаточным для качественного прорыва.

В области безопасности не было решено практически ни одного проблемного вопроса. Последовательное расширение НАТО игнорирует озабоченности России. Инициативы в области контроля над обычными вооружениями заходят в тупик. Локальные конфликты не решаются совместно – в лучшем случае замораживаются. Система стратегической стабильности деградирует (инициативы по ПРО, ГБУ и др.). Ядерное сдерживание остается ключевым гарантом безопасности (по меньшей мере, речь о России). Постсоветские государства становятся ареной соперничества, а не сотрудничества.

В экономической и гуманитарной сфере ситуация складывалась более благоприятно, но прогресс на данном направлении тоже во многом исчерпал себя. Вопросы энергетического сотрудничества были политизированы (третий энергопакет ЕС, транзитные маршруты). Экономическая и гуманитарная интеграция достигла определенных результатов, но впоследствии начала захлебываться – дали о себе знать пределы расширения Евросоюза, проблемы разноскоростной евроинтеграции, асимметричность экономического сотрудничества.

Не был решен еще один принципиальный вопрос – гармоничной увязки интеграционных планов постсоветских государств. Постсоветское пространство стало «по живому» резаться новыми разделительными линиями. В большинстве случаев предполагался выбор между условно западными и условно российскими проектами. Институтов и форматов, которые могли бы гармонизировать эти процессы, так и не появилось. Правильный с формальной точки зрения принцип суверенитета новых государств де-факто игнорировал огромное количество явных и скрытых проблем (экономического развития, эффективности государственного управления, этнических расколов, открытых и латентных конфликтов), с которыми столкнулись государства, образовавшиеся после распада СССР. Формальный суверенитет оказался под тяжким грузом внутренних проблем и давлением растущей конкуренции крупных игроков.

Вплоть до начала 2014 г. все эти проблемы были очевидны. Однако ситуация на Украине впервые за двадцать пять лет привела к их резкому и кумулятивному обострению. Локальный по своей природе кризис в отдельно взятой стране подверг тяжелому потрясению всю систему отношений России и евро-атлантического сообщества.

Трагедия текущего момента состоит в скоротечной и необратимой утрате даже теоретических возможностей решения многих проблемных вопросов. Идет стремительная радикализация отношений, затягивающая в себя и те сферы, в которых наше сотрудничество было успешным. Еще год назад окно возможностей было узким, но оно, по крайней мере, оставалось открытым. Теперь же оно может захлопнуться на неопределенный срок. Вот лишь некоторые проблемы и упущенные возможности.

В области безопасности

1. Сотрудничество в области снижения рисков ядерного конфликта. В краткосрочной и среднесрочной перспективе сокращение сил ядерного сдерживания, информационная открытость, меры по укреплению доверия вряд ли получат развитие. В худшем случае ряд основополагающих договоров будут вообще сведены на нет (например, договор о РСМД и др.).

2. Диалог по ПРО. Осложнение отношений с Россией может спровоцировать развертывание элементов ПРО в Европе, а также ответные шаги российской стороны для нейтрализации потенциальной угрозы своим ядерным силам. Если раньше сторонам удавалось находить компромиссы, то теперь ситуация может перейти в режим гонки вооружений и отсутствия какого-либо взаимодействия.

3. Диалог России и НАТО. Сворачиваются институциональные механизмы. Совет Россия–НАТО вызывал много вопросов и нареканий, но оставлял возможности для обмена мнениями и согласования позиций. Теперь эта площадка замораживается на неопределенное время.

4. Диалог по обычным вооружениям в Европе. Данное направление во многом зашло в тупик. В обозримой перспективе мы с большой вероятностью увидим гонку обычных вооружений, а также ее локальные проявления в виде военной помощи со стороны России и Запада соответствующим сторонам украинского конфликта.

5. Вопрос об обычных силах глобального удара также с большой вероятностью выйдет за пределы обсуждений. Теперь он будет рассматриваться как один из механизмов сдерживания России с перспективой ответных действий.

6. Взаимодействие по вопросам кибербезопасности. Цифровая среда превращается в арену жесткого соперничества. Инициативы по ее регулированию в текущей обстановке вряд ли получат развитие.

7. Сотрудничество в космосе. Здесь вероятна новая волна милитаризации и сворачивание многостороннего сотрудничества. Возможно возрождение программ перехвата спутников и других программ военного использования околоземной орбиты.

8. Локальные всплески гонки вооружений. Подобные всплески вероятны в Черноморском и Балтийском регионах. В первом случае они будут определяться динамикой украинского кризиса, во втором – возможным нагнетанием обстановки со стороны балтийских государств-членов НАТО и России.

9. «Разморозка» и обострение локальных конфликтов. Перспективы многостороннего решения конфликта на Украине остаются призрачными. Здесь вероятен новый виток военных действий. Наряду с Украиной обострение может получить нагорно-карабахский и приднестровский конфликты.

10. Сотрудничество в решении внерегиональных проблем. Снижается вероятность повторения успешных многосторонних действий по решению общих проблем и противодействию общим угрозам, подобных взаимодействию по Афганистану, решению проблемы сирийского химического оружия и др.

В области экономики и гуманитарного сотрудничества

REUTERS/Valentyn Ogirenko
Андрей Кортунов:
Россия между двумя Майданами

1. Санкционный режим подрывает экономическую взаимозависимость России, ЕС и других стран региона. Санкции приведут к сворачиванию взаимодействия или к существенному росту транзакционных издержек.

2. В сфере энергетики подрывается энергетическая безопасность Европы. Транзитные маршруты через Украину будут предметом постоянных политических манипуляций. Противодействие строительству «Южного потока» усилит нестабильность на данном направлении. Россия будет постепенно терять европейский газовый рынок.

3. Россия лишится доступа к большому числу европейских технологий и инвестиций, потеряв тем самым один из источников своего роста. Для Европейского союза и других стран региона это чревато потерей рынков, а значит и источников роста собственной промышленности, сокращением ее экспортного потенциала.

4. Процесс сближения российских и европейских стандартов в самых разных областях, пусть и весьма неровный в прошлом, может оказаться под угрозой торможения.

5. Вопрос о либерализации визового режима между Россией и ЕС в лучшем случае будет заморожен, в худшем – будут вводиться ограничения на поездки с обеих сторон. Это нанесет удар по тесным социальным и человеческим связям, которые создавали живую ткань будущей Большой Европы. Сокращение поездок и обменов будет лишь обострять взаимные стереотипы и враждебность. Либерализация визового режима для Украины в «назидание» России усугубит ситуацию, усилит и углубит раскол, поляризацию и разделительные линии.

6. Образовательное и научное сотрудничество также могут пострадать от политических противоречий и экономических санкций. По меньшей мере, здесь следует ожидать снижения финансирования многосторонних программ и проектов как со стороны ЕС и отдельных европейских стран, так и со стороны России.

7. Утрачиваются возможности совместного контроля миграционных потоков. Украинский кризис порождает проблему беженцев и нелегальной миграции. Она ударит по всем сторонам, а отсутствие сотрудничества увеличит цену ее решения.

8. Вероятно, пострадает межрегиональная кооперация (идея «Европы регионов»). Резкое ухудшение политической обстановки вполне может сказаться на межрегиональных связях. Ключевым негативным фактором служат санкции с обеих сторон.

9. В европейской идентичности Россия возвращает себе статус «значимого другого» («Россия – не Европа»). Аналогичный процесс ускорится в российской политической идентичности. Этот раскол будет актуализироваться СМИ, системой образования и другими институтами, закладывающими основу для него на долгосрочную перспективу.

10. Расхождение траекторий России, Евросоюза и других европейских стран в области экономики вряд ли усилит их глобальную конкурентоспособность. Особенно это касается России с ее слабо диверсифицированной экономикой, но также важно и для стагнирующего, теряющего российский рынок ЕС.

В области взаимодействия на постсоветском пространстве

1. Соперничество на постсоветском пространстве чревато издержками для большинства стран. В первую очередь, речь идет об Украине. Последовательный разрыв связей с российским рынком лишает страну важного источника роста. Свою цену за него платит Россия, вынужденная тратить ресурсы на замещение украинского импорта. Еще большую цену, видимо, придется заплатить Европейскому союзу, страхующему Украину от финансового и экономического коллапса. Разрыв экономических связей с Россией лишает источников роста и другие страны постсоветского пространства.

2. Россия, ЕС, США и любые другие игроки вряд ли смогут помочь постсоветским странам в разрешении имеющихся конфликтов и противоречий в одиночку. Всякий раз это будет наталкиваться на противодействие одной из сторон. Прежде всего, это касается гражданской войны на Украине.

3. Разделительные линии на постсоветском пространстве, в частности, ограничения на передвижение, нанесут ущерб трудовой и образовательной миграции. Это приведет к экономическим потерям и общей деградации трудовых ресурсов постсоветских государств.

4. Нестабильность на постсоветском пространстве помешает формированию здесь полноценных суверенных государств. Под суверенитетом в данном случае понимается способность осуществлять самостоятельный политический курс, эффективное государственное управление на собственной территории, быть экономически самостоятельными. Хороший иллюстративный пример – опять же Украина. После распада СССР именно у этой страны были уникальные возможности для развития. Украина была достаточно велика и развита для самостоятельной экономической и политической роли и при этом лишена громоздкости и многообразия проблем, которые лежали на России. Этот уникальный шанс был упущен.

5. Взаимодействие ЕС и ЕврАзЭс во многом теряет перспективы в случае нарастания политических разногласий между Россией и странами Европейского союза.

Что делать?

Очевидно, что дальнейшее углубление разделительных линий нанесет серьезный ущерб всем заинтересованным сторонам. Пострадает и Европейский союз, и Россия, и постсоветские государства, и другие региональные игроки, такие как Турция. Несмотря на резкое обострение политических разногласий, необходимо вернуться к идее построения Большой Европы.

В текущий момент идея Большой Европы многим может показаться утопией. Однако без ценностного и идейного ориентира рациональный прагматизм и реализм просто повиснут в воздухе. Без подобного ориентира прагматичное поведение государств уподобляется поведению «крысы на помойке» – близорукому использованию подвернувшихся возможностей без какой-либо ориентации на будущее.

Наоборот, наличие общей объединяющей идеи делает прагматизм осмысленным и ориентированным на общие долгосрочные цели.

Что конкретно можно сделать для реализации идеи Большой Европы и ухода от ситуативных, хаотичных и враждебных шагов? Как минимум речь могла бы идти о следующем.

В области безопасности

Александр Гущин, Сергей Маркедонов:
Россия и Украина: коридор возможностей

1. Воздержаться от взаимных провоцирующих шагов в военной сфере – от наращивания контингентов, опасного сближения военной авиации и военных судов и т.п. Сделать военные учения и маневры в зонах соприкосновения России и сил НАТО взаимно предсказуемыми.

2. Добиваться всеми доступными политическими способами прекращения огня на Украине, содействовать переговорам конфликтующих сторон, долгосрочному разрешению конфликта путем реформирования территориального устройства Украины или иными приемлемыми для сторон конфликта способами.

3. Запустить механизм регулярных многосторонних консультаций (контактная группа) по вопросам кризисных ситуаций в Европе.

4. Вернуть на повестку дня вопрос о Договоре о европейской безопасности и о реформе ОБСЕ.

5. Возобновить работу Совета Россия–НАТО. Помимо Украины, вернуться к обсуждению вопросов общих угроз и вызовов.

В области экономики

1. Разработать и запустить механизм совместной программы гуманитарной помощи украинским регионам, нуждающимся в ней (возможно, под эгидой ОБСЕ).

2. Разработать и запустить механизм совместных действий по оказанию экономической помощи Украине, смягчению последствий текущего финансового и экономического кризиса.

3. Не допустить взаимной визовой дискриминации, а также влияния политических противоречий на сотрудничество в области образования, науки и в других сферах гуманитарного взаимодействия.

4. Несмотря на политические противоречия, подготовить на экспертном уровне проекты нового базового соглашения между Россией и ЕС.

5. На уровне университетов и исследовательских центров начать системное обсуждение «сложных вопросов» в отношениях России, ЕС, отдельных европейских государств.

По вопросам постсоветского пространства

1. Запустить диалог о многосторонних гарантиях безопасности постсоветских государств.

2. Поставить на повестку дня вопрос о механизмах многостороннего оперативного реагирования на кризисные ситуации на постсоветском пространстве.

3. Провести инвентаризацию политических, экономических и гуманитарных проектов России, ЕС и других стран на постсоветском пространстве. Определить точки их соприкосновения, синхронизировать их, по возможности переводя часть таких проектов в многосторонний режим.

В практическом ключе представляется необходимым запустить детальную проработку этих и других предложений на экспертном уровне силами ELN, ПИСМ, РСМД и УСАК – партнеров по реализации проекта «Большая Европа 2030».

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(5) {
  ["Безопасность"]=>
  string(24) "Безопасность"
  ["Внешняя политика России"]=>
  string(44) "Внешняя политика России"
  ["Европа"]=>
  string(12) "Европа"
  ["Постсоветское пространство"]=>
  string(51) "Постсоветское пространство"
  ["Будущее Большой Европы"]=>
  string(42) "Будущее Большой Европы"
}

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся