Распечатать
Регион: Европа
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Хенкин

Д.и.н., профессор каф. сравнительной политологии МГИМО МИД России, эксперт РГНФ

Глобализация вносит много нового в деятельность политических партий. Традиционно выступающие как основной канал выражения ожиданий населения и его мобилизации, партии нередко сталкиваются с мощной конкуренцией социальных движений нового типа, стихийно формируемых в Интернете. Показателен в этом свете пример Испании, где противостояние между партиями и социальным движением нового типа проявляется весьма отчетливо.

Глобализация вносит много нового в деятельность политических партий. Традиционно выступающие как основной канал выражения ожиданий населения и его мобилизации, партии нередко сталкиваются с мощной конкуренцией социальных движений нового типа, стихийно формируемых в Интернете. Кардинально изменившаяся ситуация, чреватая потерей части электората и утратой влияния в обществе, требует серьезной перестройки политико-организационных основ деятельности многих партий. В особенно сложном положении оказываются партии стран позднего, периферийного или полупериферийного капитализма, в структуре и политической практике которых зачастую сохраняется наследие исторически сложившихся авторитарно-бюрократических методов управления. Показателен в этом свете пример Испании, где противостояние между партиями и социальным движением нового типа проявляется весьма отчетливо.

Каудильистский характер испанских партий

В современной Испании партии играют огромную роль, контролируя практически все политическое пространство. Победив на выборах и став правящей, та или иная партия во многом срастается с госструктурами. Назначая своих ставленников, партии контролируют важнейшие государственные институты – Генеральный совет судебной власти, Конституционный суд, Банк Испании, Счетную палату, которые по классическим демократическим нормам должны быть независимы. Столь необычная для демократий Запада ситуация сложилась в Испании еще в годы перехода от франкизма к демократии. Памятуя на сложном этапе преобразований о политической нестабильности Второй республики (1931-1939), приведшей к гражданской войне, политики того времени стремились обеспечить управляемость рождавшейся демократии. Они наделили партийные верхушки практически неограниченной властью, полагая, что «стабильные партии создают стабильную демократию» [1].

В современной Испании партии играют огромную роль, контролируя практически все политическое пространство. Победив на выборах и став правящей, та или иная партия во многом срастается с госструктурами.

Политики последующих поколений унаследовали сложившуюся традицию. Партии строятся по иерархическому принципу, носят каудильистский характер. Все решения принимаются партийным лидером и очень узким кругом его доверенных лиц. Они назначают и смещают партийных функционеров, созывают по своему усмотрению съезды, в их руках находится партийная касса. В партиях отсутствуют открытые дискуссии.

Об огромной власти партийной верхушки свидетельствует существующая с 1977 г. практика так называемых закрытых списков, применяющихся на парламентских, автономных и муниципальных выборах. Избиратель голосует за список кандидатов, предложенных партией. Голосовать можно только за весь список, при этом новые фамилии в него добавляться не могут. У избирателей нет связи с конкретным лицом, к которому можно было бы обращаться с просьбами и требовать отзыва в случае неудовлетворенности его деятельностью. Подавляющее большинство депутатов и сенаторов неизвестно избирателям.

Система закрытых избирательных списков, с одной стороны, стимулирует отчуждение людей от политики, с другой – ведет к олигархизации партий, ухудшению качества депутатского корпуса. Одновременно выхолащивается принцип реального разделения властей в политической системе Испании, так как парламент и правительство, состоящие из депутатов, прошедших по закрытым спискам, подчиняются власти партий. Примечательно, что в стране существует широкий консенсус (да) по вопросу о необходимости реформирования избирательной системы. Однако этого не происходит, поскольку лидеры партий прекрасно понимают, что, проведя эту реформу, они лишатся своего доминирующего положения в политической жизни.

Фото: estucritica.blogspot.ru
Акция протеста «15 мая» в Гранаде

Партии вне контроля

Аномальность испанского случая состоит в том, что лидер партии и его ближайшее окружение сами определяют правила игры, оставаясь бесконтрольными. В 1978 г. был принят Закон о партиях, реформированный в 2002 г., который оценивается многими экспертами как «бессодержательный», не регулирующий их деятельность [2]. Отсутствие внешнего контроля над деятельностью партий, равно как и внутрипартийной демократии, ведут ко многим негативным последствиям, прежде всего – к широкомасштабной коррупции. Безусловно, коррумпированность присуща в той или иной степени партиям в любой стране. Но при этом существуют механизмы внутрипартийной демократии и сдерживания коррупции. Возьмем пример Германии. Законодательство обязывает немецкие партии проводить съезды каждые два года. Делегаты на эти съезды, равно как и кандидаты на выборные должности в партиях, должны избираться рядовыми членами путем тайного голосования. Закон также обязывает партии проводить аудиторские проверки, осуществляемые независимыми внешними контролерами.

В Испании подобных механизмов, обеспечивающих развитие внутрипартийной демократии и финансовой прозрачности, нет. Из-за всевластия партийной верхушки, отсутствия независимого аудита финансовой деятельности партий, подмены избрания кандидатов на выборные должности их кооптацией коррупция здесь институционализировалась.

Аномальность испанского случая состоит в том, что лидер партии и его ближайшее окружение сами определяют правила игры, оставаясь бесконтрольными.

Неудивительно, что уровень доверия испанцев к партиям и политикам низок. 95% респондентов полагают, что партии «вместо того, чтобы разоблачать и исключать коррумпированных членов, покрывают и защищают их». По мнению 55,1% опрошенных, «партии служат только для того, чтобы разобщать людей». Последняя оценка во многом основывается на том, что отношения между двумя ведущими партиями современной Испании – правоцентристской Народной партией (НП) и левоцентристской Испанской социалистической рабочей партией (ИСРП), контролирующими примерно 80-85% электората, отличаются высокой степенью напряженности, хотя их подходы ко многим проблемам различаются вовсе не так уж значительно.

«Движение возмущенных»: вызов традиционным партиям и традиционной политике

Резкое падение доверия к партиям – одно из проявлений глубокого системного кризиса, переживаемого испанским обществом. В условиях этого кризиса появилась новая оригинальная форма социального протеста – так называемое «движение возмущенных». Датой его возникновения считается 15 мая 2011 г., когда на улицы и площади пятидесяти восьми испанских городов вышли люди, разбившие там палаточные лагеря и потребовавшие глубоких перемен. Волнения продолжались несколько месяцев. В отличие от протестных движений в ряде других стран испанские «возмущенные» не требовали ухода правительства в отставку и не стремились к захвату власти. Они протестовали против дискредитировавшей себя традиционной политики, требовали проведения политики качественно иной, превращения испанской демократии в реальную, соответствующую нормативным требованиям [3].

Фото: GTRES / vozpopuli.com

Стремясь основательно перестроить политическую и экономическую систему Испании, «возмущенные» не имеют конкретной и целостной идейно-политической платформы, в их действиях отсутствует система приоритетов. В определенном смысле можно сказать, что «возмущенные» ясно понимают, чего не хотят, но не вполне представляют себе, чего хотят. Нет у них и организационного центра, лидеров и иерархии. Речь идет о массовом социальном движении нового типа, которое возникло не по призыву партий и профсоюзов, а самоорганизовалось снизу, посредством социальных сетей. Испания стала одной из стран, где проявилась способность в кратчайшие сроки и с минимальными затратами мобилизовать большие группы населения благодаря Интернету. В противовес традиционному для Испании вертикально-каудильистскому принципу партийного строительства отношения в движении строятся по горизонтали. По существу, «возмущенные» стремятся к «прямой демократии», полагая, что чем меньше посредников между управляющими и управляемыми, чем меньше регулирования, тем лучше.

Таких массовых и длительных проявлений гражданской активности, как «движение возмущенных», испанская демократия еще не знала. После бурных событий 2011 г. «возмущенные» не ушли с политической сцены. В последующие годы они неоднократно выходили на улицы, выступая в поддержку той или иной категории задетых кризисом граждан. В мае 2013 г. 78% опрошенных испанцев считали, что «возмущенные» правы [4].

В определенном смысле можно сказать, что «возмущенные» ясно понимают, чего не хотят, но не вполне представляют себе, чего хотят.

Протестуя против политики традиционного типа, «возмущенные» бросают вызов испанским партиям. Результаты парламентских выборов 2011 г. засвидетельствовали, что традиционный бипартизм в испанской политике, когда НП и ИСРП, действуя совместно, могли навязывать остальным свою политическую волю, ослаб.

Появление новой конкурентной силы в большей степени ощутили левые. «Движение возмущенных», углубив и без того существующую разобщенность левых сил, стало одним из факторов, серьезно ослабивших позиции ИСРП. На парламентских выборах 2011 г. социалисты потерпели беспрецедентное за всю историю испанской демократии поражение (28,7% голосов, 110 мест) и перешли в оппозицию (для сравнения: в 2008 г. они получили 43,6% голосов и 169 мест). Примечательно, что после выборов – явно под влиянием «возмущенных» – в ИСРП усилилось движение за преодоление авторитарно-бюрократических методов руководства, предполагающее, в частности, развитие внутрипартийной демократии и избрание руководителей на низовом уровне, в организациях на местах.

Партия Х, Партия будущего

Вместе с тем недавний опыт Испании показал, что новая форма социального протеста, поддержанная миллионами людей, не заменяет партии. Резко критикуя партии и политику, испанцы в своем большинстве все равно приходят в день выборов к урнам для голосования. Приверженность партиям остается неотъемлемой характеристикой политической культуры населения.

Сознавая это обстоятельство, часть «возмущенных» взяла курс на структурирование своих рядов. В декабре 2012 г. в реестре политических партий Испании появилась созданное ими новое политическое образование, так называемая Партия Х, Партия будущего, ставящая своей целью «перезапустить систему и восстановить демократию». Единственный инструмент массовой мобилизации, используемый ею, – это Интернет. Новое образование выступает за прямое участие граждан в разработке законов и решений властей по всем вопросам жизнедеятельности испанского общества путем электронного голосования. Претворение этой инициативы в жизнь обеспечит, по мнению активистов, контроль гражданского общества над политической сферой, транспарентность принимаемых законов и решений, сделает демократию действительно представительной.

Активисты Партии Х изучают и хотят перенести в Испанию опыт Исландии (проекты Better Iceland и Better Reykjavik), а также бразильского штата Риу-Гранди-ду-Сул, где реализуется практика прямого участия и диалога между обществом и органами управления разного уровня. Граждане, зарегистрированные в Интернете, имеют возможность ознакомиться с законами и решениями соответствующих органов управления, высказать свое отношение к ним и внести собственные предложения. Позиция граждан, выражаемая, в числе прочего, путем электронного голосования, учитывается властными структурами.

В Испании активисты нового образования отмежевываются от его определения как «партии» и предпочитают действовать анонимно, чтобы избежать персонализации, характерной для традиционных партий. Вместе с тем с октября 2013 г. некоторые активисты начали проводить презентации, излагая общественности свою программу. Как ожидается, в феврале 2014 г. по итогам презентаций будет объявлено, примет ли Партия Х участие в предстоящих в мае выборах в Европарламент.

Новая форма социального протеста, поддержанная миллионами людей, не заменяет партии. Резко критикуя партии и политику, испанцы в своем большинстве все равно приходят в день выборов к урнам для голосования.

***

Потенциал социальных движений нового типа, их возможности противодействовать партиям в разных странах неодинаковы, так же как неодинаковы используемые ими формы борьбы. В Испании «возмущенные» не настолько сильны, чтобы отстранить от власти правящую элиту или принудить ее принять принципиально иную парадигму функционирования политической системы. Вместе с тем это движение может и уже сделало многое – вывело на улицы десятки тысяч людей и еще больше людей заставило задуматься над истинными причинами существующих проблем; отняло немалое число голосов и депутатских мандатов у ведущих партий, политика которых вызывает наибольшее недовольство, в пользу менее влиятельных; подтолкнуло по крайней мере часть действующих политиков к осознанию необходимости совершенствовать принципы внутрипартийной жизни. И, наконец, многие участники движения создали собственную нетрадиционную партию, которая, вполне возможно, еще скажет свое слово в грядущих политических битвах.

1. Molinas C. Qué hacer con España: Del capitalismo castizo a la refundación de un país. Madrid, 2013. P. 215-216.

2. Molinas C. Qué hacer con España. P.214.

3. Подробнее см.: Hablan los indignados. Propuestas y materiales de trabajo. Madrid, 2011.

4. El Pais, 11 мая 2013.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся