Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Николай Сурков

К.полит.н., старший научный сотрудник ИМЭМО, доцент кафедры востоковедения МГИМО, эксперт РСМД

«Референдум о поддержке Сиси» состоялся. Ситуация в Египте такова, что будь кандидатов больше, Сиси все равно был бы переизбран. Единственная интрига президентских выборов в Египте заключалась в том, сколько конкретно людей придет на участки для голосования.

Результаты выборов в определенном смысле обнадеживают. Те 25–30 миллионов человек, которые пришли на участки, проголосовали за стабильность. У многих египтян еще свежи в памяти воспоминания о революции и последовавшей за ней смуте. Зажиточные пригороды Каира отдали голоса за Сиси. Там никому не нужны новые уличные стычки с погромщиками и мародерами из числа городской голытьбы. Поддержали президента и в консервативно настроенных сельских районах. Позиции Сиси и поддерживающей его армии по-прежнему достаточно прочны, но вызвавшие столько пересудов выборы заставляют вспомнить о временах Мубарака, итогом которых стал Тахрир.


На завершившихся 29 марта 2018 г. выборах президента Египта действующий глава государства Абдель-Фаттах ас-Сиси получил свыше 90% голосов. Впрочем, с самого начала гонки сомнений в его победе не было ни у сограждан, ни у экспертов, ни у иностранных наблюдателей. И дело не в минимальном числе претендентов на высший пост в стране и не в манипуляциях, о которых уже достаточно написали западные СМИ. Ситуация в Египте такова, что будь кандидатов больше, Сиси все равно был бы переизбран.

Единственная интрига нынешних президентских выборов в Египте заключалась в том, сколько конкретно людей придет на участки для голосования. Борьба шла именно за явку, поскольку стояла простая задача — продемонстрировать широкую народную поддержку. По последним данным, проголосовали не менее 40% избирателей (как и в предыдущий раз).. При такой явке можно смело говорить, что не менее трети взрослого населения страны выступают за нынешнего президента. Демократическая легитимация (пусть и с нареканиями) обеспечена. Поэтому ради увеличения явки чиновники шли на разные ухищрения, самым очевидным из которых было продление голосования до трех дней.

Вероятно, имели место и какие-то нарушения, но об отмене результатов выборов речи не идет. Стороннему наблюдателю важнее разобраться, почему египетские власти в принципе решили превратить априори беспроигрышные выборы главы государства в де-факто референдум о поддержке Сиси.

Как представляется, Сиси и поддерживающие его военные решили не повторять ошибку президента Хосни Мубарака (прозванного политическими оппонентами «фараоном») и не давать оппонентам даже малейшего шанса просто появиться на митинге или в эфире с критикой нынешних властей. Показательно, что два кандидата оказались за решеткой, а двое, как считается, вышли из гонки из-за давления со стороны властей. Оставшийся один на один с Сиси Муса Мустафа Муса сразу дал понять, что ни на что не претендует.

За пару лет относительной демократизации после революции египтяне почувствовали вкус настоящей политики.

Судя по всему, в Каире рассудили, что любые дебаты кандидатов в президенты привлекут ненужное внимание к проблемам страны, а ситуация и без того непростая. Претензий к властям у египтян достаточно. Прежде всего они вызваны экономическими трудностями. Население недовольно мерами бюджетной экономии, на которые пришлось пойти правительству на фоне снижения доходов и под давлением кредиторов. Государственные субсидии для бедняков неуклонно сокращаются, а инфляция методично съедает и без того невысокие у большинства египтян зарплаты. Растут цены на базовые продукты питания. В предыдущие годы властям пришлось вновь столкнуться с хлебными бунтами. Спекулянтов показательно покарали, а распределением дотированной муки и хлеба занялись военные, но осадок остался. Аналогичные проблемы возникали с детскими молочными смесями.

Никуда не делась безработица, которая бьет в первую очередь по молодым людям 20–30 лет (а именно они семь лет тому назад вышли на каирскую площадь Тахрир с требованиями достойной жизни). Нет работы, нет и достоинства; шансов жениться тоже нет. Неудивительно, что в большинстве своем эта часть населения решила игнорировать выборы. Это тревожный знак, схожий пассивный протест молодежь демонстрировала и во времена Х. Мубарака.

Еще одна причина для недовольства — ограничение политических свобод, объективно неизбежное в условиях противостояния с отстраненными в 2013 г. от власти «Братьями-мусульманами». Давать им шанс вернуться в публичную сферу через «независимых» кандидатов военные не собираются. Однако за пару лет относительной демократизации после революции египтяне почувствовали вкус (временами горький, но все же) настоящей политики. Они уже понимают разницу.

Есть проблемы и с безопасностью. Кампания против радикальных исламистов на Синае тянется уже почти четыре года и далека от завершения. Неспокойно и на ливийской границе. Помимо прямых военных издержек все это наносит и косвенный ущерб экономике, поскольку иностранные инвесторы и туристы не спешат в фактически воюющую страну.

Были и просто имиджевые провалы со стороны действующей власти. В первую очередь решение передать Саудовской Аравии два острова в Тиранском проливе в обмен на инвестиции и финансовую помощь. Это была пощечина египетской национальной гордости. В России подобную реакцию вызвала бы разве что передача Японии острова Курильской гряды.

Единственная интрига нынешних президентских выборов в Египте заключалась в том, сколько конкретно людей придет на участки для голосования.

Впрочем, референдум состоялся. И его результаты в определенном смысле обнадеживают. Те 25–30 миллионов человек, которые пришли на участки, проголосовали за стабильность. У многих египтян еще свежи в памяти воспоминания о революции и последовавшей за ней смуте. Зажиточные пригороды Каира отдали голоса за Сиси. Там никому не нужны новые уличные стычки с погромщиками и мародерами из числа городской голытьбы. Поддержали президента и в консервативно настроенных сельских районах. Позиции Сиси и поддерживающей его армии по-прежнему достаточно прочны, но вызвавшие столько пересудов (а порой и открытой критики) выборы заставляют вспомнить о временах Мубарака, итогом которых стал Тахрир.

Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся