Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Тимур Махмутов

К.полит.н., заместитель программного директора РСМД

Людмила Филиппова

Эксперт ЦСР, эксперт РСМД

Российско-турецкое многоплановое партнерство по итогам 2014 г. показало качественно новую динамику развития. На фоне обострения отношений Москвы и ряда западных стран в связи с позицией по Украине России и Турции удалось не только сохранить значительные объемы двусторонней торговли и тесные общественные контакты, но и усилить активный политический диалог. В течение года главы двух государств провели восемь телефонных переговоров и поддержали личным присутствием важные мероприятия, прошедшие в каждой из стран. В середине года Турция получила приглашение присоединиться к ЕАЭС. Двусторонние отношения получили новое стратегическое наполнение после объявления о начале переговоров по проекту «Турецкий поток».

Российско-турецкое многоплановое партнерство по итогам 2014 г. показало качественно новую динамику развития. На фоне обострения отношений Москвы и ряда западных стран в связи с позицией по Украине России и Турции удалось не только сохранить значительные объемы двусторонней торговли и тесные общественные контакты, но и усилить активный политический диалог. В течение года главы двух государств провели восемь телефонных переговоров и поддержали личным присутствием важные мероприятия, прошедшие в каждой из стран (XXII зимние Олимпийские игры в Сочи, пятое заседание Совета сотрудничества высшего уровня в Анкаре). В середине года Турция получила приглашение присоединиться к Евразийскому экономическому союзу. Двусторонние отношения получили новое стратегическое наполнение после объявления о начале переговоров по проекту «Турецкий поток», сменившему «Южный поток».

Кризис в отношениях России и Запада и поворот на восток

На активность российско-турецких отношений в 2014 г. повлиял целый ряд событий международного плана, прежде всего, развитие ситуации в Сирии и на Украине, а также связанные с этим реакции мирового сообщества.

По отношению к конфликту в Сирии Россия и Турция изначально принадлежали к двум противоположным лагерям. Одни, в том числе и Россия, настаивая на необходимости вовлечения в политический диалог правительственных сил, отмечали разобщенность сирийской оппозиции и распространение в ней радикальных исламистских идей. Другие страны-члены НАТО, в частности Турция, обвиняли Башара Асада в массовых убийствах мирного населения и применении химического оружия и требовали его полного исключения из переговорного процесса.

Gazprom.ru
Игбал Гулиев, Игорь Литвинюк:
«Великий газовый путь»: новые повороты

В 2014 г. список неурегулированных региональных конфликтов пополнился кризисом на Украине. Разные трактовки легитимности присоединения Крыма к России, с одной стороны, и смены власти в Киеве, с другой, а также обвинения ряда западных стран в присутствии российских войск на восточных территориях Украины привели к развязыванию санкционной войны и утрате взаимного доверия. Турция, несмотря на членство в НАТО и ассоциацию с ЕС, заняла особую позицию. Для Анкары важной составляющей украинского вопроса стало соблюдение на полуострове прав крымских татар, составляющих одну из крупных диаспор в Турции. Определенные надежды российской стороны на взвешенную оценку украинского кризиса были связаны с работой специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине, которую 2 апреля 2014 г. возглавил бывший постоянный представитель Турции в ООН, посол Эртугрул Апакан.

Проанализировав характер взаимодействия России и Турции по региональным вызовам, можно отметить следующую деталь. При всех разногласиях по сирийскому конфликту Москва и Анкара полностью разделяют желание не допустить превращения Сирии в несостоявшееся государство. Хотя мнения России и Турции по поводу ситуации на Украине и положения татарского населения в Крыму не совпадают, у них есть общая приоритетная цель — создание мирного и безопасного Крыма. Сохраняя приверженность членству в НАТО и не отказываясь от планов по вступлению в ЕС, Турция не прекратила активные контакты с Москвой. Более того, трудности, возникшие в ходе реализации проектов сотрудничества России с рядом европейских государств и США, придали заметный импульс российско-турецкому взаимодействию, главным образом в экономической сфере.

Ключевые направления сотрудничества

EPA / TURKISH PRESIDENTIAL PRESS
OFFICE
Наталья Ульченко: Россия + Турция = ЗСТ?


На двустороннем уровне ключевыми вопросами сотрудничества будут энергетика, туризм и строительство.

Основное внимание, причем не только в России и в Турции, сегодня приковано к совместным российско-турецким проектам в сфере энергетики. Этот сюжет вызывает интерес далеко за пределами двух государств и стран Черноморского региона. Впервые возможность изменения проекта «Южный поток», предусматривавшего сооружение газопровода из России в ЕС, в пользу Турции была озвучена Владимиром Путиным 1 декабря 2014 г. в ходе государственного визита в Анкару. Было объявлено о закрытии совместного с ЕС газотранспортного проекта и проработке проекта строительства газопровода в Турцию, получившего рабочее название «Турецкий поток».

Зависимость Брюсселя от Анкары будет особенно возрастать с учетом предполагаемой прокачки газа из Азербайджана через Турцию. В отличие от Болгарии, которая для «Южного потока» должна была стать точкой входа в Европу, Турция не входит в ЕС, занимает более гибкую позицию по украинскому вопросу, уже реализует с Москвой ряд крупных проектов в энергетике.

Согласно новому проекту, газ с компрессорной станции «Русская», построенной в Краснодарском крае специально для маршрута «Южный поток», будет идти южнее по Черному морю через территориальные воды Турции. Из всего объема прокачиваемого голубого топлива самой республике полагается 14 млрд куб. м газа в год, оставшиеся 49 млрд куб. м будут закачиваться в «точку сдачи» для ЕС.

При этом не следует забывать о развитии собственно российско-турецкого газового проекта «Голубой поток», который уже оказал позитивное воздействие на экономическое развитие двух стран. Благодаря этому проекту Россия в 2013 г. обеспечила более половины общего объема поставок газа в Турцию и 7% всего объема поставок за рубеж (расчеты авторов на основе данных сайтов «Газпрома» и Банка России). В свою очередь, турецкие политические элиты вплотную приблизились к осуществлению плана по превращению республики в регионального энергетического диспетчера. Тем не менее главная интрига по-прежнему заключается в том, куда дальше из Турции пойдет российский газ и какую роль в этом еще могут сыграть страны ЕС, прежде всего Болгария и Греция.

Вопросы туризма — традиционный пункт повестки дня двусторонних отношений. Учитывая изменения в курсе рубля и характере российско-европейских отношений, турецкая сторона будет стараться сохранить, а по возможности и увеличить уровень туристического потока из России.

Еще один крупный проект в энергетике, реализуемый в Турции с участием России, — строительство атомной электростанции «Аккую» на побережье Средиземного моря, в провинции Мерсин. Данный проект в равной степени выгоден обеим странам. С точки зрения российских интересов, строительство АЭС за пределами России дает ей возможность расширить свое присутствие в атомной энергетике в тот момент, когда крупные игроки на этом рынке сворачивают свою активность (например, после аварии на АЭС «Фукусима» правительство Германии приняло решение до 2022 г. полностью отказаться от производства ядерной энергии).

В интересах Турции развивать собственные энергетические мощности. Сегодня страна получает электроэнергию преимущественно из природного газа, который приходится импортировать. Строительство АЭС «Аккую» проектной мощностью 4800 МВт позволит Анкаре минимизировать расходы на производство электроэнергии, снизить затраты на энергоносители, уменьшить дефицит платежного баланса. Старт работы АЭС запланирован на 2020 г., а полный ввод в эксплуатацию — на 2023 г. , к 100-летнему юбилею Турецкой Республики. Кроме того, проект, реализуемый на условиях BOO (Build–Own–Operate, строительство–владение–эксплуатация), предполагает подготовку собственных турецких квалифицированных кадров.

В то же время наращивание сотрудничества в энергетической сфере продолжает усиливать дисбаланс в двусторонней торговле. По итогам 2013 г. товарооборот России с Турцией сократился на 4% – до 32 млрд долл., главным образом, из-за колебаний на мировых рынках энергоносителей. С учетом установившихся в 2014 г. рекордно низких цен на нефть значимая положительная динамика в показателях торговли и тем более доведение объема российско-турецкого товарооборота до декларируемых 100 млрд долл. к 2020 г. представляются малореализуемыми.

Одним из основных факторов сотрудничества двух стран выступают гуманитарные связи и межкультурные отношения. Турецкое направление остается одним из наиболее популярных для отдыха россиян. По оценкам экспертов, в 2014 г. с туристическими целями Турцию посетили около 4,5 млн человек. Для сохранения достигнутого уровня турецкая сторона начала готовить предложения по дотации авиаперевозчиков и льготному кредитованию организаций, занятых в туристическом бизнесе. Стимулом к таким действиям служит опасение резкого снижения турпотока из России в связи с изменением валютных курсов и, как следствие, удорожанием стоимости отдыха.

По самым скромным подсчетам количество браков между гражданами России и Турции составляет не менее 80 тыс. пар. Существенным дополнением к обширным гуманитарным контактам между представителями двух стран стало открытие в феврале 2014 г. в Анкаре Российского центра науки и культуры. Работа Центра призвана не только способствовать поддержанию интереса к России, но и стать самостоятельной основой для развития человеческих контактов между двумя странами.

На региональном уровне главной темой для совместных усилий останется разрешение сирийского кризиса.

Отношения России и Турции показывают интересный пример развития сотрудничества в экономической, гуманитарной областях и в сфере безопасности параллельными курсами. Такое параллельное развитие различных сфер сотрудничества позволяет достигать в каждой из них своих результатов, а впоследствии использовать кумулятивный эффект от реализуемых проектов в целом.

Перспективы отношений

Опираясь на опыт прошедшего года, можно ожидать, что в 2015 г. отношения между Россией и Турцией будут развиваться по нескольким направлениям.

На двустороннем уровне ключевыми вопросами сотрудничества будут энергетика, туризм и строительство. Заявленный газотранспортный проект «Турецкий поток», несмотря на высокий потенциал реализации, требует большой проработки как с технико-экономической, так и с политической точки зрения. Многое будет зависеть от способности Турции организовать продажу газа конечным потребителям. Отдельного внимания заслуживает информационное и экспертное сопровождение проекта, включая меры по формированию общественного мнения в обеих странах в его поддержку.

Что касается сферы строительства, то этот аспект с 1990-х годов служит хорошим примером реального наполнения двусторонней повестки экономического сотрудничества. Учитывая, что в 2018 г. Россия будет принимать Чемпионат мира по футболу, Турция не без основания ожидает победы своих строительных компаний в тендере на сооружение спортивных объектов. Дополнительные возможности открываются перед турецкими строителями в связи с проектами по развитию Крыма.

Вопросы туризма — традиционный пункт повестки дня двусторонних отношений. Учитывая изменения в курсе рубля и характере российско-европейских отношений, турецкая сторона будет стараться сохранить, а по возможности и увеличить уровень туристического потока из России. В июле 2014 г. была озвучена возможность проведения расчетов по оплате туристических путевок в рублях. В целях упрощения визового режима в МИД Турции обсуждается перспектива открытия въезда российским гражданам по внутренним паспортам.

Особый интерес вызывают возможности российско-турецкого межвузовского взаимодействия. Сегодня Турция переживает заметный рост университетского образования, все большую часть которого начинают формировать частные университеты. Состоявшийся 13 ноября 2014 г. в Анталье Российско-турецкий форум общественности показал, что в текущей международной обстановке роль университетов может приобретать дополнительные измерения. Контакты ученых, преподавателей и студентов позволяют выйти за пределы логики кризисного мышления, найти новые формы конструктивного и взаимовыгодного общения.

Единое пространство безопасности «от Лиссабона до Владивостока» невозможно без активного взаимодействия всех трех «полюсов»: России, Турции и Европейского союза.

На региональном уровне главной темой для совместных усилий останется разрешение сирийского кризиса. Для Турции этот аспект носит приоритетный характер, имея в виду общую границу с Сирией. Основными вопросами для обсуждения с Россией остаются развитие миграционной ситуации и противодействие угрозам государственности в регионе, исходящим от «Исламского государства». Москва и Анкара выступают за выработку скорейшего и устойчивого решения проблемы беженцев на сирийско-турецкой границе. В рамках урегулирования сирийского кризиса и устранения негативных последствий «арабской весны» на Ближнем и Среднем Востоке российско-турецкое взаимодействие может быть направлено на выработку скоординированных шагов по противодействию распространению идей радикального ислама.

В свете вывода из Афганистана сил международной коалиции большое значение приобретает обеспечение безопасности и стабильности в Центральной Азии. Перспективной площадкой для сотрудничества на этом направлении способна стать Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), особенно в контексте председательства России в Организации в 2014–2015 гг. Возможно расширение взаимодействия между профильными силовыми ведомствами двух стран в целях противодействия преступности, незаконному обороту наркотиков, торговле оружием, нелегальным перемещениям людей.

Россия и Турция — государства-учредители Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), и от характера их взаимоотношений как наиболее крупных прибрежных стран во многом зависит ситуация в Каспийско-Черноморском регионе. Однако черноморское сотрудничество двух стран в рамках Организации едва ли выйдет на первый план. Тем не менее этот формат не следует полностью исключать из поля внимания. Для согласования сложных экономических проектов в регионе ОЧЭС может стать удобной площадкой, где можно будет тестировать инициативы и получать дополнительную поддержку.

Несмотря на напряженные отношения России и ряда европейских стран на фоне украинского кризиса, а также отсутствие явного прогресса в процессе присоединения Турции к ЕС, Москва и Анкара сохраняют интерес к проекту строительства Большой Европы. Единое пространство безопасности «от Лиссабона до Владивостока» невозможно без активного взаимодействия всех трех «полюсов»: России, Турции и Европейского союза. Нарастающая конкуренция между «полюсами» (как в случае с проектами «Южный поток» и «Турецкий поток»), напротив, приводит к расшатыванию системы и накоплению дисбалансов.

На глобальном уровне определенные перспективы для сотрудничества можно ожидать в рамках «Группы двадцати». В 2015 г. Турция председательствует в «G20» и в своей работе опирается на принцип трех «i»: inclusiveness (открытость), implementation (реализация), investment for growth (инвестиции в развитие). В рамках такого подхода предполагается уделить отдельное внимание проектам развития среднего и малого бизнеса в странах «G20». Это может послужить важным стимулом к активизации экономических контактов России и Турции и позволит начать поступательное движение к декларируемой цели – увеличению взаимного товарооборота в три раза.

На глобальном уровне определенные перспективы для сотрудничества можно ожидать в рамках «Группы двадцати».

Некоторые коррективы в поступательное развитие двусторонних отношений могут внести июньские выборы 2015 г. в турецкий парламент. Но, несмотря на это, принципиальные параметры и стратегические цели сотрудничества России и Турции сохранятся. Они ориентированы на поддержание региональной и глобальной стабильности, на увеличение российско-турецкого торгового и экономического взаимодействия, укрепление гуманитарных контактов. Дополнительным стимулом к развитию сотрудничества в 2015 г. может стать 95-летний юбилей установления дипломатических отношений между Россией и Турецкой Республикой.

Данная статья была опубликована в ежегодном докладе Франко-российского центра Обсерво «Россия 2015», представляющем экспертные оценки по широкому кругу внутри- и внешнеполитических, экономических и гуманитарных вопросов развития России. Русскоязычное издание было презентовано на полях Петербургского международного экономического форума 19 июня 2015 г.

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся