Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.83)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Евгений Корендясов

К.э.н., зав. центром изучения российско-африканских отношений и внешней политики стран Африки РАН, эксперт РСМД

На африканских просторах разворачивается новая схватка за передел рынков вооружений. В ней принимают активное участие и ведущие державы, и развивающиеся страны, и бывшие республики Советского Союза, и бывшие члены социалистического лагеря. Мотивы очевидны. Роль фактора силы в международных отношениях продолжает повышаться. Растет и влияние Африканского континента на «великой шахматной доске» мировой политики.

Военные расходы африканских государств за 15 лет выросли вдвое. С углублением неравномерности экономического развития и демографии обостряется борьба за региональное и субрегиональное лидерство. Возрастает соблазн «урегулировать» взаимные территориальные и другие претензии оружием.

В 1967–1976 гг., по данным западных экспертов, на СССР приходились до 40% импорта вооружений и военной техники странами континента. Военная помощь предоставлялась в кредит, задолженность африканских стран на 1 января 1991 г. составляла примерно 80% от общей суммы долгов.

После прекращения ВТС России с Африкой в 90-х гг. в 2000-х ситуация переменилась — к 2013 г.13% стоимости всего российского оружейного экспорта приходилась на африканские страны. К наиболее крупным покупателям российского оружия относятся Алжир, Ангола, Египет, Судан, Уганда.

Доля России в мировом экспорте тяжелых вооружений в африканские страны, расположенные южнее Сахары, составляет 27%, в страны Северной Африки — более 30%.

Важнейшую роль в расширении ВТС с Африкой может оказать использование современных схем взаиморасчетов. Несколько лет назад российские партнеры вернулись к практике предоставления коммерческих кредитов. Внешторгбанк предоставил кредиты Уганде. В оплату военных закупок малийские власти предложили России на выбор четыре концессии на разведку и добычу золота.

Повышению практически значимой отдачи от ВТС с Африкой могло бы способствовать возвращение к практике создания в отдельных странах пунктов военно-технического обслуживания, то есть своего рода военных баз.

На африканских просторах разворачивается новая схватка за передел рынков вооружений. В ней принимают активное участие и ведущие державы, и развивающиеся страны, и бывшие республики Советского Союза, и бывшие члены социалистического лагеря. Мотивы очевидны. Роль фактора силы в международных отношениях, как это отмечается в новой редакции Концепции внешней политики России, продолжает повышаться. Растет и влияние Африканского континента на «великой шахматной доске» мировой политики.

Перспективы становления Африки как нового полюса влияния в мировой политике и экономике перестали быть фантазией футурологов, а стали обретать вполне осязаемую реальность.

За какие-то 10–15 лет на рубеже XX–XXI вв. ВВП континента (по ППС) увеличился в три раза и достиг 5,7 трлн долл. [1] Перспективы становления Африки как нового полюса влияния в мировой политике и экономике перестали быть фантазией футурологов, а стали обретать вполне осязаемую реальность. Для развитых стран и их ТНК континент становится новой границей экспансии в целях обеспечения свободного доступа к его природным ресурсам, грядущим когортам африканской рабочей силы, возможностям в связи с формирующимся средним классом. В арсенале задействованных в этих целях средств видное место занимают и меры, направленные на усиление военного влияния как одного из высокоэффективных инструментов продвижения собственных интересов. Убедительным подтверждением новой военно-стратегической роли Африки в мире служит, в частности, создание в 2008 г. «Африканского командования вооруженных сил США» (АФРИКОМ), штаб-квартира которого пока находится в Штутгарте.

Гонка вооружений в Африке

Военные расходы африканских государств (в постоянных ценах) увеличились с 17,2 млрд долл. в 2000 г. до 39,1 млрд в 2015 г. (41,3 млрд в 2014 г.), т. е. более чем в два раза. За 2011–2015 гг. совокупные расходы составили 190 млрд долл., в том числе в странах Северной Африки — 82,5 млрд, в странах к югу от Сахары — 107,3 млрд [2]. Такими же высокими темпами росли и закупки тяжелого вооружения и военной техники за рубежом. За 2000–2004 гг. они составили 8,5 млрд долл., а за 2010–2015 гг. — 8,1 млрд [3]. Экспорт продукции военного назначения (ПВН) в страны Африки в 2006–2015 гг. из США достиг 5 млрд долл., из Франции — 2 млрд, из Китая — 2,5 млрд, увеличившись по сравнению с периодом 2000–2005 гг. на 160%, 190% и 350% соответственно [4]. Доля Африки в мировом экспорте ПВН по годам колеблется от 6 до 13%.

rusafrvts1.jpg
twitter.com/towersight
С углублением неравномерности экономического развития и демографии обостряется борьба за региональное и субрегиональное лидерство.

Гонку вооружений на африканском пространстве подстегнули рост террористических угроз, активизация международной организованной преступности, наркотрафика, пиратства. Но действуют и другие факторы. С углублением неравномерности экономического развития и демографии обостряется борьба за региональное и субрегиональное лидерство. Возрастает соблазн «урегулировать» взаимные территориальные и другие претензии оружием. Во многих странах обостряются порой подстрекаемые извне угрозы сепаратизма. Западные страны чтобы сохранить свои позиции, обеспечить себе благоприятные условия для эксплуатации природных богатств континента, а также под предлогом борьбы с терроризмом и защиты демократии расширяют военную составляющую в отношениях с африканскими государствами. В новом столетии страны Африки приступили к реализации программ реорганизации вооруженных сил и модернизации их военно-технического оснащения.

Эти меры носят долговременный характер. В разных регионах и странах континента они осуществляются разными темпами и масштабами.

Россия в наступлении

Россия получила в наследство от советской эпохи внушительный потенциал в сфере военно-технического сотрудничества. Советский Союз оказал в той или иной мере содействие в создании национальных армий двадцати молодым независимым странам. Он обеспечил их современным оружием, подготовил большую часть офицерского корпуса. В 1967–1976 гг., по данным западных экспертов, на СССР приходились до 40% импорта вооружений и военной техники странами континента [5]. В конце 1980-х – начале 1990-х гг. доля танков советского производства в африканских армиях составляла 70%, самолетов — 40%, вертолетов — 35% [6]. С выходом советских ВМС в мировой океан, а ВВС — в глобальное воздушное пространство советское руководство пошло на создание «пунктов военно-технического обеспечения» в шести африканских государствах. Военная помощь оказывалась на кредитной основе при выставлении в первоклассном банке аккредитива, сумма которого, как правило, покрывала расходы по подготовке техники с учетом тропических условий и транспортировку. На 1 января 1991 г. задолженность по советским военным кредитам составляла примерно 80% от общей суммы долгов и достигла 5–6 млрд долл. (по официальному курсу Госбанка 1 долл. = 60 копеек) [7]. Большая часть кредитов шла на оплату услуг военных советников из СССР, которых перебывало в Африке несколько десятков тысяч.

С углублением неравномерности экономического развития и демографии обостряется борьба за региональное и субрегиональное лидерство.

Военно-техническое и идеологическое противостояние Востока и Запада, естественно, наложило свой отпечаток на условия и цели ВТС, но не исчерпывает всего его содержания. Оно сыграло важнейшую роль в формировании дружественного климата советско-африканских отношений, во многом способствовало развитию торгово-экономических связей. Переход России на рельсы рыночной экономики нанес ВТС тяжелый удар. Одно время широкое распространение получило мнение, что «ни пушки, ни Африка нам не нужны». Финансирование ВПК было резко сокращено. ВТС со странами Африки фактически прекратилось. Было поставлено условие 100% предоплаты стоимости контракта. К счастью, падение экспорта вооружений было довольно быстро приостановлено. Объем экспорта вооружений и военной техники (ВиВТ) вырос (по методологии СИПРИ) с 3,7 млрд долл. в 2000 г. до 6,1 млрд — в 2005 г. [8], а в Африке так и застрял на 0,44 млрд долл. [9] Однако и здесь «застой» длился недолго. Прорыв произошел в 2006 г., когда в результате переговоров В. Путина с президентом Алжира А. Бутефликой были подписаны соглашения об урегулировании алжирской задолженности и о закупках Алжиром российской военной техники. За 2000–2013 гг. Россия поставила оружия в Африку на 5,48 млрд долл., что составило 13% стоимости всего российского оружейного экспорта [10]. В 2014–2015 гг. российский военный экспорт в Африку составил 870 млн долл. [11]

В абсолютном выражении объем российского экспорта тяжелого оружия в Африку по двум последним пятилетним циклам не изменился. Но он существенно разнился по годам (в 2006 г. он составил 296 млн долл., а в 2009 — 1 млрд) и по странам. В последние годы снижается экспорт в страны Северной Африки и расширяется круг клиентов в зоне к югу от Сахары: в 2014–2015 гг. поставки были осуществлены в 20 стран этого региона.

К наиболее крупным покупателям российского оружия относятся Алжир, Ангола, Египет, Судан, Уганда.

Сегодня Алжир — стратегический партнер России в Африке в области военно-технического сотрудничества.

За 2000–2015 гг. российские поставки тяжелого оружия в Алжир превысили 7,6 млрд долл. [12] Объем российского оружейного экспорта составил примерно 80% алжирского импорта вооружений и 60% российского экспорта в страны континента. В российских поставках в Алжир доминируют высокотехнологичные категории боевой техники. На боевые самолеты, военные надводные и подводные корабли, ракетные системы ПВО и бронетехнику новейших образцов мирового уровня приходится до 90% российского экспорта в Алжир. Аналитики СИПРИ утверждают, что в соответствии с подписанными контрактами в предстоящие пять лет (2016–2020 гг.) российские компании поставят в Алжир 190 танков Т-90, 42 боевых вертолета, 2 подводные лодки [13].

rusafrvts2.jpg
twitter.com/KitadicaCool
В 2013–2014 гг. Россия и Египет согласовали контракты о поставках 24 истребителей МиГ-29М

В последние годы алжирская сторона диверсифицирует географическую структуру зарубежного военно-технического сотрудничества [14]. Были достигнуты договоренности о поставках транспортных средств с ФРГ, с США — о военно-транспортной авиации и комплекса электронного оборудования для пограничного контроля. Летом 2014 г. в Шанхае был спущен на воду первый из трех корветов, заказанных Алжиром в КНР, строятся два фрегата в ФРГ.

Тем не менее на вооружение алжирской армии остается много продукции военного назначения российского производства. Напрашивается смещение акцента в ВТС с этой страной на модернизацию ранее поставленных систем вооружения, внедрения новых, в том числе производственных, научно-технических форм и рамок военного сотрудничества.

Египет первым в 1955 г. в Африке закупил вооружение и военную технику советского производства. Известно, как бурно развивалось военно-техническое сотрудничество между Египтом и СССР в годы правления Г. Насера. После смерти Г. Насера пришедший к власти в 1970 г. А. Садат прервал военное сотрудничество с Советским Союзом. По его требованию из Египта к концу августа 1972 г. были эвакуированы 8 тыс. советских военных специалистов и членов их семей [15]. С 1979 г. США до последнего времени ежегодно предоставлял Египту 1,3 млрд долл. военной помощи. На долю США приходится 59% египетского импорта оружия [16].

В абсолютном выражении объем российского экспорта тяжелого оружия в Африку по двум последним пятилетним циклам не изменился. Но он существенно разнился по годам и по странам.

Однако полностью военно-техническое сотрудничество с Россией не прекращалось. С приходом к власти в 1981 г. Х. Мубарака оно несколько активизировалось. Экспорт Россией военной техники в Египет в 2000–2013 гг. составил 1310 млн долл. (в 1990–2000 гг. — 230 млн), что позволило ему занять второе место среди покупателей российской военной техники в Африке [17]. Россия поставляла в Египет зенитно-ракетные комплексы («Печора», «Бук» и другие), осуществляла модернизацию военной техники советского производства. Избрание в июне 2014 г. президентом Египта маршала ас-Сиси открывало новые возможности для российско-египетского военно-технического сотрудничества.

В 2014–2015 гг. зарегистрированные СИПРИ военные поставки в Египет из России составили 105 млн долл. Россия и Египет подписали протокол о военно-техническом сотрудничестве (март 2014 г.). В ходе состоявшихся в 2013–2014 гг. переговоров стороны согласовали контракты о поставках 24 истребителей МиГ-29М, береговых ракетных комплексов и другой тяжелой военной техники на общую сумму до 3 млрд долл. Египетские представители также ставят вопрос о закупке систем ПВО «Антей-2500», 50 вертолетов Ка-52 для вертолетоносца класса «Мистраль». Российско-египетское сотрудничество, однако, сталкивается с немалыми трудностями.

rusafrvts3.jpg
В 2014–2015 гг. в Нигерию были поставлены 6 военно-транспортных вертолетов Ми-171Ш

Неустойчивым остается финансовое положение страны. Египетская армия на сегодня оснащена главным образом американским вооружением, и американцы намерены удерживать завоеванные позиции. По словам бывшего госсекретаря США Дж. Керри, Вашингтон продолжит подготовку египетской армии и ее оснащение на самом высоком уровне.

В последнее десятилетие существенно возросло военно-техническое сотрудничество с африканскими странами, расположенными к югу от Сахары (АюС). Рособоронэкспорт прилагает на этом направлении большие усилия. Его мотивирует и благожелательность африканцев, и рост их платежеспособности, и увеличение политических и экономических рисков на рынках стран Северной Африки. На страны к югу от Сахары в 2011–2015 гг. пришелся 41% континентального импорта оружия, в том числе в Уганду — 15%, Судан — 12% и Нигерию — 11%. Доля России в мировом экспорте тяжелых вооружений в АюС составляет 27% [18].

Крупные российские партнеры в АюС — Ангола, Нигерия, Уганда, Эфиопия.

Ангола. Ангольцы знакомы с советским оружием с 1960-х гг. — начала вооруженной борьбы против португальского колониализма. В ходе борьбы с агрессией ЮАР и гражданской войны, последовавшими за провозглашением независимости в 1975 г., за период с 1980 по 1990 гг. Советский Союз поставил в Анголу вооружений и военной техники на 5,3 млрд долл. Затем поставки сократились.

С начала 2000–х гг. отмечается некоторый подъем российско-ангольского ВТС: объем российского экспорта тяжелой военной техники в эту страну в 2000–2002 гг. составил 96 млн долл. (в ценах 1990 г.), однако с 2003 по 2013 гг. включительно СИПРИ констатирует отсутствие российского экспорта оружия в Анголу.

Важный сдвиг наметился в 2013 г., когда по итогам переговоров между российской правительственной делегацией во главе с Д. Рогозиным и ангольскими властями была подписана трехлетняя программа военно-технического сотрудничества. Предполагается, что для реализации соглашения будет использован предоставленный Анголе годом ранее кредит ВТБ. Уже подписаны контракты на поставки самолетов Су-30К, вертолетов Ми-24П и Ми-171 на сумму 1 млрд долл.

В российских поставках в Алжир доминируют высокотехнологичные категории боевой техники.

В целом для укрепления позиций на ангольском рынке складываются благоприятные условия. После окончания гражданской войны в 2002 г. темпы экономического развития страны возросли. Динамично развивается добыча нефти, алмазов, других природных ресурсов.

Нигерия. ВТС с этой страной также развивалось неровно, со значительными перерывами поставок. Начало экспорта вооружений в эту страну совпало с гражданской войной, связанной с борьбой центрального правительства против сепаратистского движения в провинции Биафра (1967–1970 гг.). СССР занял твердую позицию в поддержку центрального правительства. В Нигерию были поставлены танки, боевые самолеты, вертолеты, средства ПВО. Однако затем наступил перерыв. В 2000–2003 гг. были осуществлены поставки тяжелой военной техники на сумму 66 млн долл. Наконец, в 2014 г., вопреки противодействию США, было подписано соглашение о закупке в России вертолетов Израилем, Китаем. В 2014–2015 гг. в Нигерию были поставлены 6 военно-транспортных вертолетов Ми-171Ш, 6 транспортно-боевых вертолетов МиГ-29М. Подписан контракт о дополнительной поставке 12 единиц Ми-171Ш. По данным СИПРИ, объем поставок российской тяжелой военной техники достиг 209 млн долл. Это важное достижение Рособоронэкспорта. Нигерия — самая мощная страна в АюС. По объему ВВП она обогнала ЮАР, обладает большими запасами углеводородных и минеральных ресурсов, имеет сравнительно развитую промышленность. ВТС может стать важным инструментом прорыва российского бизнеса на рынки этой страны.

rusafrvts5.jpg
sinodefenceforum.com
Су-27 Эфиопских ВВС
Уганда — первая крупная победа начавшегося в 2000-х гг. наступления Рособоронэкспорта на рынки ВиВТ АюС. Общий объем поставок вооружений в эту страну (до сделок с Россией) в 2000–2010 гг., по данным СИПРИ, составил около 160 млн долл. Но за два года — 2011–2012 гг. Россия поставила военной техники на 596 млн долл. [19] В 2010–2012 гг. в Уганду были поставлены 6 боевых самолетов Су-30, современные танки, другая продукция военного назначения.

На Уганду приходится 22% российского экспорта ВВТ в страны АюС. 74% импортируемых этой страной вооружений приходятся на Россию [20]. Успеху российского оружейного бизнеса способствует предоставление российскими банками кредитов угандийскому государству.

Эфиопия. Эфиопия входит в пятерку крупнейших российских экспортеров ВВТ в Африку. В советские годы (1970–1990 гг.) в эту страну были поставлены вооружения и военная техника на 5,2 млрд долл. [21] После распада СССР масштабы военно-технического сотрудничества сократились. Рост торговых операций возобновлялся, как правило, в годы обострения конфликтов с соседними государствами. В 1998 – 1999 гг. в Эфиопию были поставлены 6 истребителей Су-27 УБ, 4 штурмовика Су-25, 4 вертолета Ми-24, 10 — Ми-17, артсистемы, ПЗРК и другая техника, всего на сумму 245 млн долл. Второй пик приходится на 2003 — 2004 гг.: объем поставок — 407 млн долл. Затем последовал перерыв. СИПРИ зарегистрировал поставки российской военной продукции в Эфиопию лишь в 2010 г. на сумму 54 млн долл. [22] Между тем внешние угрозы безопасности страны не ослабевают. На границах Эфиопии находятся зоны этноконфессиональных конфликтов, активной исламистской и пиратской деятельности.

Путь к новым успехам

За последние два десятилетия Россия достигла серьезного укрепления своих позиций на африканских рынках оружия. В целом (цикл 2011–2015 гг.) на Африку приходились 11% российского экспорта вооружений. Доля России в поставках тяжелого оружия в страны АюС составляет 27%, в страны Северной Африки — более 30%. В 2014–2015 гг. объемы российского экспорта несколько снизились, что было вызвано обострением конкурентной борьбы. О степени ее напряженности дают представление данные Таблицы 2, относящиеся к 2005–2012 гг. Россия на четвертом месте после Швеции, Китая и Германии. Она занимает первое место только по бронетехнике и второе — по вертолетам. Сильные позиции оказались у Украины. Но сегодня ее возможности сокращаются.

В Сирии российский военно-промышленный комплекс продемонстрировал, что его военная продукция находится на мировом уровне, а порой и превышает его. Однако реализация достигнутых преимуществ требует решительного перехода на инновационные модели их воплощения, в частности, в сфере торговли оружием.

Египетская армия на сегодня оснащена главным образом американским вооружением, и американцы намерены удерживать завоеванные позиции.

По соотношению «цена–качество» российское оружие на африканском континенте обладает существенным преимуществом. Возможности российской оборонной промышленности определяются не только ее производственными и технологическими достижениями. Важнее то, что российские предложения, базирующиеся на преимуществах по соотношению цены и качества, совпадают с военными нуждами и финансовыми возможностями африканских клиентов [23]. Однако при всей значимости этого фактора его не следует переоценивать. Сегодня на первый план выдвигаются и другие факторы: прежде всего послепродажное обслуживание.

Жизненный цикл современных систем вооружения составляет 20–30 лет. Важнейшим условием продажи становится наличие такой системы послепродажного сервиса, которая гарантировала бы тактико-технические характеристики оружия в течение всего срока его жизненного цикла. США начали переход на такую систему еще в 1970-х гг.

rusafrvts6.jpg
russianhelicopters.aero
«Вертолеты России» и Denel Aviation открыли сервисный центр по обслуживанию российских гражданских вертолетов в Южной Африке

Россия также становится на этот путь. В ЮАР в 2013 г. вступил в эксплуатацию Центр сервисного обслуживания и модернизации вертолетной техники, созданный совместно российским холдингом «Российские вертолеты» и южно-африканской компанией Denel. Ведутся переговоры о создании подобных центров для самолетов, танков и бронетехники. В странах континента в настоящее время эксплуатируются более 800 вертолетов, десятки тысяч танков и бронетехники различных типов, сотни боевых самолетов российского производства. В Алжире, Египте, Эфиопии созданы пять сервисных предприятий, и планируется создать еще три для обеспечения среднего и капитального ремонта вертолетов. АХК «Сухой», ряд других компаний получили право самостоятельно осуществлять обслуживание самолетов «МиГ», «Сухой».

Важнейшим направлением наращивания объемов ВТС со странами Африки становится модернизация ранее поставленной боевой техники. До недавнего времени этому сегменту бизнеса не уделяли должного внимания. Между тем он вызывает повышенный интерес у африканских партнеров, поскольку он позволяет повысить военный потенциал при разумных затратах.

С ростом промышленного и кадрового потенциалов африканских стран, с укреплением кредитно-финансовых институтов расширяются возможности внедрения современных форм военно-технического сотрудничества, а именно: совместное создание производственных мощностей оборонной промышленности, лицензирование, аренда и др. Возможности эти невелики, но они быстро расширяются.

В настоящее время производство оружия и боеприпасов осуществляется в Зимбабве, Нигерии, Уганде, Кении, Танзании. Внушительным военно-промышленным комплексом обладают Алжир, Египет, ЮАР.

В ЮАР насчитываются 700 военно-промышленных предприятий с 13 700 занятых человек. Самые крупные предприятия контролируются компанией Denel, 20% капитала которой принадлежат британской компании BAE Systems [24]. По отчетам, предоставляемым правительством ЮАР ООН, оружие ЮАР на сумму до 1 млрд долл. поставляется в 50 стран мира [25]. В страны АюС за 2005–2012 гг. ЮАР поставила оружия на 111 млн долл. [26]

Мощным и развитым ВПК на Африканском континенте обладает Египет. На военных заводах заняты около 80 тыс. человек. Большинство предприятий созданы с участием западных компаний. Египетская военная промышленность в значительной степени удовлетворяет потребности национальных ВС в некоторых видах ракетной, авиационной и бронетанковой техники, а также средствах ПВО, артиллерийском вооружении.

За последние два десятилетия Россия достигла серьезного укрепления своих позиций на африканских рынках оружия.

Военная промышленность Алжира производит катера, легкие корабли, некоторые виды бронетранспортеров, осуществляет ремонт военной техники.

В Анголе и Эфиопии планируется строительство предприятий по производству боеприпасов, минометов, легкого вооружения. Схема «продавец – покупатель» в чистом виде отмирает не только в ВТС с Индией и Китаем, нарастающими темпами снижается ее эффективность и в отношениях со странами Африки.

Важнейшую роль в расширении ВТС с Африкой может оказать использование современных схем взаиморасчетов. Пока на практике превалируют консервативные подходы. Между тем кредитно-банковские, финансовые, маркетинговые технологии и инструментарий трансформировались. Они выходят за рамки классической бухгалтерии, вовлекая во взаиморасчетные схемы разнопрофильных посредников, деривативный инструментарий и т. д.

Выступая в апреле 2014 г. на заседании Комиссии по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами, В. Путин призвал российские компании в целях эффективного выполнения намеченных программ продвижения российской ПВН на внешних рынках «научиться использовать современные финансовые и маркетинговые инструменты:

  • государственные и коммерческие кредиты давним и надежным партнерам;

  • поставки в счет погашения внешнего долга;

  • экспорт на основе различных офсетных сделок».

Несколько лет назад российские партнеры вернулись к практике предоставления коммерческих кредитов. Внешторгбанк предоставил кредиты Уганде. Подписание в октябре 2013 г. трехлетней программы военно-технического сотрудничества с Анголой сопровождалось предоставлением Внешторгбанком коммерческого кредита в размере 3 млрд долл.

Осваиваются и другие рыночные схемы. Так, перспективным представляется взаимодействие между российскими экспортерами ПВН и действующими в соответствующих африканских странах российскими компаниями, оперирующими, в частности, в сфере добычи природных ресурсов.

Интересная попытка была предпринята в отношениях с Мали. В оплату военных закупок в России малийские власти предложили на выбор четыре концессии на разведку и добычу золота. Подобные схемы — гибкий и выгодный механизм взаимозачетов. Но широкого распространения они пока не получили.

По соотношению «цена–качество» российское оружие на африканском континенте обладает существенным преимуществом.

В достижении прорывов в ВТС с Алжиром и Ливией (до свержения М. Каддафи) решающую роль сыграло подписание «пакетных соглашений» о поставках российского оружия в обмен на списание задолженности африканских партнеров.

Трудно продвигаются сделки на офсетной основе [27]. Офсетная сделка представляет собой вид компенсационной сделки при закупке импортной продукции, условием которой является выставление встречных требований по инвестированию на коммерческих условиях части средств от суммы контракта в экономику страны-импортера. Стоимость офсетного пакета варьируется от 30% суммы основного импортного контракта в гражданской сфере до 100% при закупках военной техники и воздушных судов.

Африканские страны активно используют эти каналы для получения дополнительных финансовых и технико-технологических ресурсов для развития собственной экономики. Сегодня офсетный пакет — необходимое условие заключения любой крупной (свыше 10 млн долл.) оружейной сделки с африканскими странами. Он рассматривается вместе с основным контрактом на тендерных торгах. И порой его объем и содержание играют решающую роль при принятии решения о победителе тендера.

И наконец, повышению практически значимой отдачи от ВТС с Африкой могло бы способствовать возвращение к практике создания в отдельных странах пунктов военно-технического обслуживания, то есть своего рода военных баз. Российские воздушно-космические силы вернулись в глобальное воздушное пространство, а российские ВМС — в мировой океан, и необходимость в таких пунктах возрастает. Движение в этом направлении начато. В 2015 г. с Экваториальной Гвинеей было подписано соглашение об упрощенной процедуре захода российских военных кораблей в порты этой страны. Свободный заход российских судов позволяет им пополнять запасы пресной воды, топлива, продовольствия, организовывать отдых для членов экипажей. Соответствующие переговоры ведутся с Египтом и другими странами.

Важнейшую роль в расширении ВТС с Африкой может оказать использование современных схем взаиморасчетов.

Государства Африки — перспективные партнеры по военно-техническому сотрудничеству для России. Успешное и масштабное возвращение российского оружия на этот континент возможно лишь на основе всесторонне продуманной стратегии, базирующейся на инновационных методологических и технологических подходах по всей цепочке ведения этого сложного, политически и коммерчески тонкого бизнеса.

***

Российские экспортеры продукции военного назначения после провальных 1990-х гг. сумели закрепиться на континенте и намерены расширять свои позиции в будущем. Российский оружейный бизнес избавился от различного рода идеологических табу и препон времен межблоковой конфронтации.

Но главное — у России возрастают и необходимость, и возможности расширения рынков сбыта оружейной продукции. В 2012 г. было объявлено, что до 2020 г. государство инвестирует 100 млрд долл. в основном на повышение технологического уровня ОПК. Обновленный ОПК призван стать локомотивом модернизации всей современной национальной экономики. Здесь уже производятся более 70% средств связи, 60% сложной медицинской техники и т. д.

Повышению практически значимой отдачи от ВТС с Африкой могло бы способствовать возвращение к практике создания в отдельных странах пунктов военно-технического обслуживания, то есть своего рода военных баз.

До недавнего времени экспорт продукции военного назначения по уровню доходов занимал второе место после ТЭК. В 2014 г. он составил 14,5 млрд долл. И лишь недавно экспорт сельскохозяйственной продукции (17 млрд) превзошел этот показатель. Однако и до сих пор он сохраняет ведущую роль, в частности, в финансировании НИОКР. На долю вооружений приходится до 70% российского машинотехнического экспорта. В этих условиях повышение отдачи от экспорта вооружений приобретает важнейшее значение. Дальнейшее расширение экспорта оружия и роли России на мировых рынках в большой мере зависит от диверсификации рынков сбыта. И в этом контексте увеличение объемов продаж ПВН африканским странам становится важной задачей, учитывая и влияние этого фактора на повышение как уровня политического взаимодействия со странами Африки, так и имиджа России на континенте.

Таблица №1

Российский экспорт вооружений и военной техники в страны Африки 2000–2015 гг.

(в млн долл., в постоянных ценах 1990 г., объемы менее 500 тыс. долл. не учитываются)

Год

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

Итого

Страна

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

Алжир

245

380

99

145

233

92

162

485

1510

1005

670

1001

866

312

173

284

7266

Ангола

57

77

19













52

205

Буркина

Фасо

















19

Камерун















14


14

ЧАД







14




7






21

Джибути




3













3

Эритрея


57



70

3











130

Гана





27









41



68

Гвинея












1





1

Кения










20







20

Ливия







13

13

13


15



56



100

Марокко


6



75

69

27

27

27








156

Нигер









8








8

Нигерия

38

1

2

27











58

87

212

Руанда

14














14

7

35

Сенегал






14


19









33

Южный Судан












61





61

Судан

95

95

32

86

277

96

20

20

20

34

68

61

66

176



1065

Конго















7


7

ЮАР















50


50

Замбия
















14

14

Уганда





19





14


442

154

20



648

Египет



60

60

60

135

60

50


8

307

416

68

27

75

30

1415

Итого:

росс.

экспорт

в страны

Африки

444

616

196

494

921

418

296

595

1378

1061

1201

1996

1154

629

391

474

12074

Итого:

росс.

экспорт

во все страны

мира

4043

5936

5638

5322

6189

5229

5096

5561

6343

5112

5962

8495

8391

8283

5468

5483


Доля

Африки

в росс.

экспорте

ПВН во

все

страны

мира в

%

10,9%

10%

3,5%

9%

14%

8%

4%

10,95

22%

20%

20%

23%

13%

7,5%

7%

8%


Доля

Африки

в мировом

экспорте

ПВН

в

%

10,5%

9,2%

9,0%

7,8%

7,1%

8,9%

8,5%

9,0%

12,5%

7,5%

6,6%







Источник: SIPRI. Arms Transfers Database.

Таблица №2

Фактический экспорт ПВН в страны АюС по отдельным категориям вооружений и рейтинг стран-поставщиков

(в млн долл. по текущим ценам)

Категории вооружений

Общий объем

импорта

Рейтинг стран поставщиков

1-е место

2-е место

3-е место

Военные самолета и БЛА

3,884 млрд долл.

(51% от общего экспорта)

Швеция –

1,8 млрд долл. (46,3%)

Китай –

672,4 млн долл. (17,36%)

Великобритания – 362 млн долл. (9,32%)

Военно-морская техника

1,47 млрд долл. (19,4% от общего экспорта)

Германия –

887,9 млн долл. (60,3%)

Израиль –

121 млн долл. (8,2%)

Украина –

110 млн долл. (7,5%)

Вертолетная техника

1,041 млрд долл. (13,8% от общего экспорта)

Италия –

374 млн долл. (35,9%)

Россия –

206,6 млн долл. (19,85%)

Китай –

130 млн долл. (12,5%)

Бронированные машины

752 млн.долл. (9,9% от общего экспорта)

Россия –

243,6 млн долл. (32,4%)

Украина –

195,8 млн долл. (26,1%)

Китай –

105 млн долл. (14%)

Другие типы вооружений, в т.ч.

230,5 млн долл. (3,05%)




ракетно-артилерийские вооружения

135 млн долл. (1,8%)

Франция –

38 млн долл. (28,1%)

Украина –

35,3 млн долл. (26,1%)

Израиль –

32 млн долл. (23,7%)

средства ПВО

49,5 млн долл. (0,65%)

Украина –

30,5 млн долл. (61,6%)

Великобритания –

19 млн долл. (38,4%)


Источник: Международная торговля оружием. № 9. 2012.

1. OECD, UNECA, African Union. African Economic Outlook 2016.

2. SIPRI. Database. Military expenditure.

3. SIPRI. Arms Transfers Database.

4. Там же.

5. Serin F. Revue “Poivoirs”, Paris 1983, N 25, Pp. 91-92.

6. Мир и политика // М. 2013. С. 48.

7. Там же.

8. SIPRI. Arms Transfers Database.

9. Там же.

10. Там же.

11. Там же.

12. SIPRI. Arms Transfers Database.

13. SIPRI. Fast Sheet, February 2016.

14. СИПРИ оценивает на 2011 г. объем экспорта ПВН в Алжир из Франции в 26 млн долл., Италии —16 млн долл., Великобритании — 42 млн, США — 11 млн долл.

15. Международная жизнь // Декабрь 2012. С. 170.

16. SIPRI. Arms Transfers Database.

17. Там же.

18. SIPRI. Fast Sheet, 2015, P.4.

19. Подсчеты автора по данным SIPRI.

20. Подсчеты автора по данным SIPRI.

21. Международная торговля оружием // М. 2012. № 9. С. 7-12.

22. SIPRI. Arms Transfers Database.

23. Lahille E. Le retour de la Russie sur le marché des armements: un choix stratégique. Revue “Recherches internationals”. 2007. №78. P.25.

24. Hartford M. De l’Afrique á l’Afrique: le traffic d’armes. 2010. P.5.

25. Hartford M. Op.cit.P.21.

26. Независимая газета // 9 ноября 2012. Военное приложение. Подсчеты ЦАМТО.

27. Впервые слово «офсет» было использовано в соглашении между США и ФРГ, в соответствии с которым Германия обязывалась закупать в США товары на сумму, равную 80% расходов США на содержание американских войск в ФРГ. А первое офсетное соглашение было подписано в 1973 г. между США и Австралией. США обязывались закупать австралийские товары на сумму до 25% стоимости импортируемых американских вооружений и военной техники.


(Голосов: 12, Рейтинг: 4.83)
 (12 голосов)

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся