Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 2.5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей

12–13 октября 2016 г. РСМД провел конференцию «Международное сотрудничество в Арктике: новые вызовы и векторы развития», организованную при поддержке Аппарата Правительства Российской Федерации и МИД России. Пол Беркман, профессор научной дипломатии из Университета Тафтса, Дэвид Бентон, уполномоченный Комиссии США по исследованию Арктики, и Скотт Хайлимэн, директор Международной арктической программы Благотворительного фонда Пью, поделились своим мнением о том, станет ли Арктика новой зоной противостояния, а также о наиболее перспективных сферах сотрудничества в регионе.

12–13 октября 2016 г. РСМД провел конференцию «Международное сотрудничество в Арктике: новые вызовы и векторы развития», организованную при поддержке Аппарата Правительства Российской Федерации и МИД России. Пол Беркман, профессор научной дипломатии из Университета Тафтса, Дэвид Бентон, уполномоченный Комиссии США по исследованию Арктики, и Скотт Хайлимэн, директор Международной арктической программы Благотворительного фонда Пью, поделились своим мнением о том, станет ли Арктика новой зоной противостояния, а также о наиболее перспективных сферах сотрудничества в регионе.

В двусторонних отношениях России и США присутствует целый ряд сложностей, в том числе по вопросу сотрудничества в Сирии. Может ли Арктика также превратиться в зону противостояния?

Пол Беркман: На дипломатическом уровне Арктика считается регионом с низкой степенью напряженности. Все арктические государства заинтересованы в экономическом потенциале Арктики, от которого во многом будет зависеть стабильность региона. Проблема заключается в том, удастся ли государствам уравновесить национальные интересы и интересы общие, которые еще необходимо сформировать. Пока уровень напряжения в Арктике низок, есть возможность подумать и о развитии сотрудничества, и о предотвращении конфликтов. Кроме того, сейчас есть шанс перенести диалог с уровня министров иностранных дел на уровень глав государств. Надеюсь, нам удастся сохранить Арктику регионом мира, стабильности и сотрудничества.

Дэвид Бентон

Дэвид Бентон: Будущее предсказать сложно. Были как хорошие, так и плохие времена. Были и проблемные ситуации, и времена, когда между нашими государствами царило полное взаимопонимание. Сейчас мы переживаем ряд трудностей, и мы это признаем. Сотрудничество в Арктике даже в годы холодной войны находилось на достаточно неплохом уровне, и в 1980-х гг. вместе с коллегами из Советского Союза мы работали над различными вопросами. Сотрудничество стало возможным, потому что у нас были общие интересы в этом регионе. Мы наладили рабочие отношения на таком уровне, который не зависит от текущих разногласий, и поддерживаем эти отношения до сих пор. Я уверен, что способность США и России работать вместе переживет эти времена.

Скотт Хайлимэн: Я очень надеюсь, что описанный вами сценарий не реализуется. Мне кажется, что на данный момент оба государства, а также технические специалисты из других стран придерживаются мнения о том, что Арктика — это особый регион. Наши страны окружают Северный Ледовитый океан, формируя его береговую линию, и поэтому мы должны держаться вместе. Люди, живущие на севере, знают, что чтобы выжить, нужно сотрудничать. По моему мнению, пока мы придерживаемся этой прагматичной точки зрения, в наших интересах продолжать вести диалог и сотрудничать друг с другом.

То есть, на Ваш взгляд, вероятность того, что Арктика может стать ареной военного противостояния, низка?

Пол Беркман

Пол Беркман: Я расскажу вам историю. Несколько лет назад я написал статью для газеты New York Times. Редакция оставила за собой право выбрать заголовок. В статье я писал о мире и сотрудничестве в Арктике. Когда же газета вышла, заголовок гласил: «Предотвращение холодной войны в Арктике». Трудно говорить о мире и сотрудничестве, когда СМИ предпочитают все представлять в черном свете. Мы ответственны за то, чтобы постоянно разрабатывать стратегии, способствующие формированию общих интересов.

Дэвид Бентон: Видите ли, некоторые газетчики стараются сделать сенсацию из милитаризации Арктики. Но в реальности это не так. Не совсем так, понимаете? Я всегда с оптимизмом отношусь к таким вопросам. Мне кажется, что наша способность вести диалог, наши общие интересы и личные отношения составляют достаточно прочный фундамент для плодотворного сотрудничества в Арктике в обозримом будущем.

Какое направление сотрудничества, с вашей точки зрения, наиболее перспективно для арктических государств, России и США, в частности?

Пол Беркман: Примеры успешного сотрудничества можно найти в обоих полярных регионах. В Антарктике в самый разгар холодной войны в качестве средства дипломатии использовалась наука, в результате чего и США, и Советский Союз в 1959 г. подписали Договор об Антарктике. Этот договор стал первым в мире соглашением об использовании ядерного оружия и предусматривал отведение около 10% площади нашей планеты исключительно в мирных целях. В Арктике наука вновь признается средством дипломатии. В мае 2017 г. планируется подписание соглашения о научном сотрудничестве, в котором, наряду с другими арктическими государствами, будут участвовать США и Россия. Соглашения по Арктике, каждое в отдельности и все вместе взятые, способствуют укреплению сотрудничества и формированию общих интересов. У нас уже есть соглашение о поисково-спасательных операциях, соглашение о сотрудничестве по реагированию на загрязнение моря в Арктике, и скоро у нас будет новое соглашение о научном сотрудничестве.

Дэвид Бентон: Я думаю, что важнейшую роль должна сыграть наука. Благодаря творческому мышлению и доброй воле мы сможем значительно укрепить наше научное сотрудничество как в Америке, так и за ее пределами. Лично я родом с тихоокеанского побережья США и поэтому знаю, что в Беринговом море, в Чукотском море и в Северном Ледовитом океане в целом мы можем сделать намного больше.

Скотт Хайлимэн

Берингов пролив пересекает любой, кто хочет попасть в Северный Ледовитый океан, по крайней мере, со стороны Тихого океана. Он также очень важен с точки зрения биологии, транзита и пассажирских перевозок. Нам необходимо урегулировать все вопросы в Беринговом проливе, потому что именно в этом регионе мы можем укрепить способность работать вместе. Берингов пролив еще не стал кризисной точкой, но люди всегда дожидаются чрезвычайной ситуации, а мне бы хотелось попытаться опередить события. Мне кажется, мы можем придумать эффективный способ урегулирования ситуации и избежать ее усложнения. Мы можем предпринять усилия, способствующие укреплению безопасности и защите окружающей среды, избежав лишних затрат.

Скотт Хайлимэн: Соглашение о сотрудничестве между арктическими государствами, которое будет подписано в ближайшем будущем, касается рыбного промысла в Арктике. Оно направлено на предотвращение развития нерегулируемого коммерческого рыболовства в открытом море вокруг Северного полюса, пока для этого не будет создана достаточная научная база. Российский совет по международным делам за годы своей работы провел отличную работу по привлечению экспертов из различных стран к обсуждению указанных вопросов. Представители заинтересованных государств уже встречались несколько раз и уже очень близки к консенсусу. Это пример прагматичного подхода, благодаря которому мы можем работать с общими ресурсами и продолжать сотрудничество.

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 2.5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся