Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 3.05)
 (21 голос)
Поделиться статьей
Сергей Величкин

Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации

В России наблюдается критический дефицит информации о Непале — стране, стоящей на пороге активного включения в межгосударственные отношения в стратегически важном для судеб многополярного мира регионе. Последовательная позиция России по поддержке базового соглашения сторон о принципах урегулирования при неукоснительном соблюдении уважения независимости и суверенитета Непала, невмешательстве в его внутренние дела способствовала росту авторитета Москвы и заинтересованности в развитии сотрудничества с ней в различных областях.

Катманду внимательно вглядывается в горизонты мировой политики. Это подтверждается последовательной позицией непальских властей по сопротивлению весьма серьезному давлению со стороны США, периодически подключающих к нему своих западных партнеров, а также в вопросе о тибетцах, перешедших из Китая на территорию гималайской республики. История и география гималайского государства предопределяет интерес Непала к функционированию формата БРИКС. Катманду пытается выстроить новые отношения с соседями, которые позволили бы использовать их резко возросшие мощь и влияние во благо Непала.


«Далекая страна»

В мире мало мест, о которых с таким единодушием говорят «далекая страна» даже жители соседних государств. А соседей у Непала всего двое, и оба мировые гиганты — Индия и Китай. Непал — небольшое по территории государство (всего 140 тыс. кв. км), и даже без малого 30-миллионное население не позволяет ему встать в один ряд с этими левиафанами, которых география объективно делает неизбежными партнерами страны. А далеким для всего мира Непал оказывается как раз ввиду необходимости добираться до него через необъятные китайские и индийские просторы.

Непал издревле был почти безальтернативным сухопутным путем для транзита между Китаем (Тибетом) и Индией.

Но и для Индии, и для Китая Непал всегда был где-то «за окраиной» — не только в силу большого расстояния до Катманду от Пекина и Дели (или Калькутты, откуда администрация британского генерал-губернатора до перебазирования в одну из старых столиц Великих Моголов в 1911 г. отправляла колониальную внешнюю политику «индийской жемчужины английской имперской короны»). Непал расположился на склонах вершин и в долинах основного хребта Гималаев — высочайших гор планеты, при этом с севера он граничит с Тибетским плоскогорьем, а с юга его окружают болотистые джунгли Тераи, кишащие змеями и тучами малярийных комаров.

Неприступность сложила особую аскетическую самодостаточность непальского народа — исключительно выносливого, трудолюбивого, не испытавшего ярма колониального господства, но и не без труда сложившегося из десятков маленьких разноязыких общностей. Непальцы помнят свою историю и гордятся тем, что всего через несколько десятков лет после создания единого Непала королем-объединителем Притхви Нараяном Шахом в 1768 г. они выстояли в войне с британскими колонизаторами (1814–1816 гг.) и сохранили, пусть и с утратой значительных территорий, свою независимость.

Непальские гуркхи, 1857 г.

Не обладая ни привлекательными ресурсами для хозяйственного освоения, ни потребностями в развитии значительной торговли с внешним миром, Непал издревле был почти безальтернативным сухопутным путем для транзита между Китаем (Тибетом) и Индией. В связи с этим он также стал значимым для двух мировых религий центром паломничества. Согласно одной из версий, именно на территории нынешнего Непала родился Будда, а индуистская традиция помещает туда место действия одного из центральных для нее эпосов — Рамаяны, а также не менее десятка других наиболее священных мест. Собственно, индуизм на протяжении большей части истории Непала был официальной религией страны — единственного в мире индуистского королевства.

Наиболее тесные отношения у Непала, очевидно, сложились с его южным соседом. Причем при сохранении юридической независимости страны на деле британская администрация наладили весьма эффективный механизм контроля над гималайским королевством во всех вопросах, которые интересовали Лондон с практической точки зрения. Во-первых, Непал был полностью изолирован от внешнего мира — единственным «посольством» в его неизменной столице и крупнейшем городе Катманду была огромная по территории Британская резиденция. Крайне ограниченный доступ в гималайское государство англичане плотно контролировали.

В связи с этим показательным стало первое известное пребывание на непальской земле русского человека. Им стал известный российский индолог, профессор санскритологии Санкт-Петербургского университета И.П. Минаев. Его путешествие в Непал в 1875 г., оставившее значимый след в отечественной науке, как, впрочем, и пребывание на индостанском субконтиненте в целом, проходило под неусыпным и гласным надзором британских властей и стало возможным лишь в результате беспримерной настойчивости и самоотверженности этого выдающегося ученого.

Король Махендра стремился укрепить независимость государства и его экономику, диверсифицируя источники внешней помощи. Советский Союз оказался среди них одним из наиболее привлекательных.

Во-вторых, Непал поставлял солдат для британской армии, и в течение многих лет был известен миру исключительно в данном качестве. Непальские гуркхи (такое название — имя ведущей народности горного королевства — закрепилось за всеми, кто служил в формировавшихся англичанами рекрутских полках) зарекомендовали себя как бесстрашные, выносливые и безупречно дисциплинированные воины. Они участвовали во многих войнах, которые вела Великобритания, включая обе мировые.

Стоит отметить, что высокий престиж непальских солдат позволил стране сегодня занять видное место среди поставщиков миротворческих контингентов ООН. Эта важная составляющая международного имиджа гималайской страны формирует серьезный приоритет ее внешней политики.

В-третьих, Непал в XIX в. выступил в роли силы, противостоящей тибетским властям. Из-за противоречий, в основном торгово-финансового характера, в период с 1788 по 1856 гг. между странами произошли три войны, в связи с чем Катманду утвердился в глазах северного соседа как составная часть угрозы с юга, к которой и сегодня достаточно серьезно относятся в Пекине.

Именно благодаря английской поддержке в Катманду закрепилось более чем на столетие правление узурпировавшего в 1846 г. пост премьер-министра королевского правительства, а с ним и реальную власть в государстве семейства Рана, сыгравшего негативную, тормозящую роль в развитии Непала. Только после освобождения от колониальной зависимости от Индии стало возможным свержение в 1951 г. владычества Рана и обретение Непалом реального суверенитета.

Советско-непальская дружба

Особой сферой советско-непальских отношений с первых лет стало получение молодыми непальцами высшего образования в учебных заведениях СССР.

Дипломатические отношения между СССР и Непалом были установлены 20 июля 1956 г., то есть сразу же после Бандунгской конференции (18–24 апреля 1955 г.), положившей начало Движению неприсоединения, и обретения Непалом членства в ООН. В 1955 г. были установлены и дипломатические отношения с Китаем. По своему значению и направленности это были однопорядковые события, означавшие выход Непала на международную арену.

Король Махендра (правитель Непала в 1955–1972 гг.), внешняя политика которого вполне соответствовала общим настроениям в стране, стремился укрепить независимость государства и его экономику, диверсифицируя источники внешней помощи. Советский Союз оказался среди них одним из наиболее привлекательных. Визит короля Непала в Москву в 1958 г. и посещение председателем Президиума Верховного Совета СССР К.Е. Ворошиловым Катманду в 1960 г. не только упрочили взаимопонимание двух стран и утвердили принципы равенства, мирного сосуществования, взаимного уважения и невмешательства во внутренние дела друг друга, но и дали старт интенсивному практическому сотрудничеству в различных сферах.

В соответствии с подписанными в конце 1960-х – начале 1980-х гг. соглашениями в Непале в рекордные сроки были сооружены сахарный завод в Биргандже, сигаретная фабрика в Джанакпуре и ГЭС в Панаути — первые объекты государственного сектора, игравшие в то время заметную роль в экономике и доходах государства. СССР построил 110-километровый участок (Патхлайя — Далкхебар) существенно изменившей облик южных районов страны шоссейной трассы «Восток-Запад», который до сих пор обеспечивает функционирование жизненно важной транспортной артерии Непала в самой напряженной ее части.

РИА Новости/ Вячеслав Рунов
Король Непала Махендра Бир Бикрам Шах Дев во время посещения всесоюзного пионерского лагеря «Артек»

Дополнительно Советский Союз оказал безвозмездную помощь в строительстве детской больницы Канти на 50 мест, обеспечивая ее всеми необходимыми инструментами и оборудованием, а также персоналом в течение двух лет. В 1968 г. вступил в строй завод сельскохозяйственных орудий в Биргандже. Новый этап сотрудничества открыло сооружение в 1987 г. на Западе Непала завода по производству скипидара и канифоли — первый проект двустороннего сотрудничества в частном секторе.

Торговля между двумя странами началась с поставок в Непал советских товаров для обеспечения финансовых расходов при строительстве перечисленных выше объектов. Из СССР начали поступать в Непал тракторы, машины, моторы, запчасти, нефтепродукты. Определенный рост числа контрактов между торговыми организациями двух стран последовал за заключением торгового соглашения в 1970 г.

Особой сферой советско-непальских отношений с первых лет стало получение молодыми непальцами высшего образования в учебных заведениях СССР. Начиная с 1957 г., когда в Москву приехали учиться первые два непальца, поток студентов, которым советское правительство предоставляло стипендии, оставался стабильным. Присущие жителям Гималаев прилежание, усидчивость, способности (в том числе и к изучению русского языка), а также скромность, добросовестность и дисциплинированность позволили подготовить несколько тысяч профессиональных, в ряде случаев — блестящих врачей, инженеров и прочих специалистов в различных областях. Они заняли видные позиции в своих профессиях, вернувшись на родину, что способствовало росту там авторитета СССР. Многие весьма успешно устроились в третьих странах.

Следует отметить такую важную особенность непальцев, как присущее им «чувство локтя», способность к самоорганизации. Возникшая на основе образовательных обменов непальская община в Москве отличается высокой степенью консолидации. Характерно, что именно непальцы стали одними из инициаторов формирования международного движения выпускников советских и российских вузов. С другой стороны, именно выпускники советских и российских университетов в 2003 г. создали Всемирную ассоциацию непальской диаспоры, авторитет которой в стране в последние годы все более возрастает.

При Махендре, и при наследовавшем престол в 1972 г. Бирендре поддержание дружественных отношений с Советским Союзом оставалось неотъемлемой частью их видения политики неприсоединения.

Авторитет и активность подготовленных в СССР специалистов, сформировавших в 1967 г. в Непале организацию «Митра Кундж» («Клуб друзей»), сыграли немалую роль в утверждении в этой стране доброжелательного отношения к советским людям. Возникло движение за дружбу и сотрудничество с Советским Союзом, сторонники которого создали несколько общественных организаций.

Данные обстоятельства, безусловно, оказывали позитивное воздействие на политику официального Катманду. При этом ведущую роль в просоветском движении играли непальские коммунисты, на тот момент заметная политическая сила стране, хотя участвовали в нем и представители основной, центристской и вполне себе буржуазной партии «Непальский конгресс». Притом что все политические партии были в той или иной степени оппозиционны правящему королевскому режиму, а с введением в 1960 г. беспартийной панчаятской системы на 30 лет, по сути, и вовсе запрещены. Однако и при Махендре, и при наследовавшем престол в 1972 г. Бирендре поддержание дружественных отношений с Советским Союзом оставалось неотъемлемой частью их видения политики неприсоединения.

Существенно, что внешняя политика Непала постепенно приобретала самостоятельный характер, все более отдаляясь от стартовых позиций особых отношений с Индией. Установление Пекином контроля над Тибетом в 1959 г. и особенно индийско-китайский пограничный конфликт 1962 г. привели к установлению своего рода баланса в отношениях Катманду с соседями, смещавшегося в сторону того или иного из них.

В торгово-экономической сфере с переходом к рыночным отношениям связи с Непалом, как и другими подобными партнерами, в этот период практически прекратились.

Это особенно проявилось с провозглашением Бирендрой на коронации в 1975 г. курса на превращение Непала в «зону мира» в качестве основы внешней политики. В Южной Азии инициатива была воспринята в контексте образования Бангладеш после индийско-пакистанской войны 1971 г., вхождения в 1975 г. соседнего с Непалом гималайского княжества Сикким в состав Индии и установления отношений между США и КНР на фоне укрепления китайско-пакистанских связей. СССР, подписавший в 1971 г. Договор о мире, дружбе и сотрудничестве с Индией, в отличие от остальных постоянных членов Совета Безопасности ООН, предложения о «зоне мира» не поддержал.

Охлаждение отношений с южным соседом сыграло самую существенную роль в успехе «Народного движения», которое привело в 1990 г. к восстановлению многопартийной парламентской системы и резкому ограничению королевской власти по новой конституции страны.

В 1990-е – начале 2000-х гг. эти судьбоносные исторические потрясения естественным образом свели непальскую внешнюю политику исключительно к попыткам влиять на их восприятие внешними акторами, в первую очередь, разумеется, соседями и донорами внешнеэкономической помощи. Россия ввиду внутриполитической ситуации в стране и смещения приоритетов внешней политики к таким игрокам не относилась.

REUTERS
Выступления сторонников «Маоистского центра» в 2013 г.

Немаловажно, что в декабре 1991 г. Непал без промедления подтвердил признание Российской Федерации правопреемником СССР, а в дипломатической сфере в 1990-е гг. были предприняты усилия по созданию механизма двусторонних консультаций по линии министерства иностранных дел (протокол от 5 сентября 1995 г.), осуществлялись визиты на уровне заместителей министров.

К сожалению, в торгово-экономической сфере с переходом к рыночным отношениям связи с Непалом, как и другими подобными партнерами, в этот период практически прекратились. Это объясняется не только удручающим состоянием российской экономики на тот момент, но и в особенности неготовностью ее хозяйственных субъектов к освоению подобных рынков.

Парадоксальным образом положение дел в данной сфере не особенно изменилось и за последнее десятилетие. Однако следует пояснить, что для Непала это были годы постконфликтного урегулирования, заполненного переговорами об условиях роспуска партизанской армии и подготовке компромиссного варианта республиканской конституции с сопутствующими перетасовками сменявших друг друга многопартийных коалиций и образованных на их основе правительств.

С принятием Конституции вторым Учредительным собранием в сентябре 2015 г. этот период вступил в завершающую фазу, содержанием которой является переформатирование государства в федерацию и формирование законодательной власти на трех уровнях посредством выборов. Последние из них по счету — в федеральный парламент и законодательные собрания провинций — были проведены 7 декабря 2017 г.

Значительно участились и укрепились контакты Непала с Китаем на всех уровнях, многократно возрос объем торговли, при участии северного соседа строятся важные объекты инфраструктуры.

Процесс мирного урегулирования проходил под пристальным наблюдением международного сообщества. В соответствии со специальной резолюцией Совета Безопасности ООН для этих целей была учреждена миссия с посредническими функциями, на неформальной основе проходили встречи глав дипломатических представительств, а оценки, высказывавшиеся в ходе данных обсуждений, становились основой регулярно заслушивавшихся докладов Генерального секретаря.

При этом последовательная позиция России по поддержке базового соглашения сторон о принципах урегулирования при неукоснительном соблюдении уважения независимости и суверенитета Непала, невмешательстве в его внутренние дела способствовала росту авторитета Москвы, заинтересованности в развитии сотрудничества с ней в различных областях. Тем более что работа российской дипломатии убеждала представителей непальских правящих кругов и широкую общественность в усилении присутствия России в Азии как важной составляющей общего роста ее влияния в мировой политике.

Горизонты мировой политики

Последовательная позиция России по поддержке базового соглашения сторон о принципах урегулирования при неукоснительном соблюдении уважения независимости и суверенитета Непала, невмешательстве в его внутренние дела способствовала росту авторитета Москвы, заинтересованности в развитии сотрудничества с ней в различных областях.

История и география гималайского государства предопределяет интерес Непала к функционированию формата БРИКС. Катманду пытается выстроить новые отношения с соседями, которые позволили бы использовать их резко возросшие мощь и влияние во благо Непала без вовлечения в геополитическое соперничество этих гигантов.

Значительно участились и укрепились контакты Непала с Китаем на всех уровнях, многократно возрос объем торговли, при участии северного соседа строятся важные объекты инфраструктуры. Следует подчеркнуть, что развивать эти отношения стремятся решительно все политические силы, играющие в постконфликтном многопартийном раскладе весомую роль. Коммунисты из Объединенной марксистско-ленинской компартии и маоисты из КПН («Маоистский центр») достигли в этом вопросе наибольшего успеха. Однако не будет лишним отметить, что само название «маоистский» является отсылкой к «народной войне», но, как и в те времена, никакого предпочтения со стороны Пекина, оказывавшегося данным политическим силам в 60-е – 70-е гг. XX в., за собой не влечет.

Тем не менее практических рычагов влияния у Индии на сегодняшний день все же больше, включая устойчивую зависимость Непала от поставок с юга топлива и электроэнергии, большей части оборудования и сырья, да и продовольствия, а главное — фактор ориентирующегося на Индию населения равнин Тераи, разделяющего с индийцами общие этнические корни.

Mikhail Esteves/Flickr/CC BY-NC-SA 2.0
Граница Индии и Непала

Пока что воспользоваться соперничеством соседей получается не всегда. Так, тактика сталкивания индийских и китайских подрядчиков в конкуренции за получение крупных гидроэнергетических и прочих инфраструктурных проектов пока не привела к реализации ни одного из них, покрыв карту страны значками, обозначающими долгострои. Правда, основная проблема здесь — крайняя неповоротливость непальского госаппарата, а также коррупция, пышным цветом разросшаяся в годы министерской чехарды.

Многие непальские собеседники высказывают надежду, что Россия как партнер Индии и Китая проявит интерес к торговле с Непалом и взаимным инвестициям. Пока этого не происходит: создается ощущение, что в данном случае с Гималаев видят дальше, чем из окон иных московских контор.

Признак того, что в Катманду внимательно вглядываются в горизонты мировой политики, — оформление Непалом после уфимского саммита Шанхайской организации сотрудничества в 2015 г. статуса диалогового партнера ШОС. В этом просматриваются элементы далекоидущего выбора перспективы. Они наблюдаются и в последовательной позиции непальских властей по сопротивлению весьма серьезному давлению со стороны США, периодически подключающих к нему своих западных партнеров, в вопросе о тибетцах, перешедших из Китая на территорию гималайской республики. Американцы под правозащитными и гуманитарными предлогами пытаются консолидировать эту многотысячную общину как фактор давления на своего глобального геополитического оппонента в лице Китая. Катманду этого делать не позволяет.

При этом стоит отметить, что Вашингтон стремится утвердить свое присутствие в Непале. Растущие инвестиции, в том числе с задействованием американских бизнесменов индийского происхождения, системная работа с учащейся молодежью и предоставление значительных грантов на образование, налаженные регулярные контакты с армейскими кругами — далеко не полный перечень выработанных рычагов влияния. Следует также отметить частое посещение Катманду руководителями курирующих регион структур Госдепартамента.

Не приходится говорить пока и о значительных возможностях российско-непальской торговли.

Добиться тесного и результативного взаимодействия в современной насыщенной событиями международной жизни возможно только в регулярном интенсивном диалоге, нацеленном на выявление совпадающих интересов и сопряжение сил в поиске работающих вариантов разрешения существующих проблем. В данном случае подход, по которому партнеров делят на более и менее перспективных, является обманчивым — перспективу можно и не разглядеть, если пристально не вглядываться.

Не приходится говорить пока и о значительных возможностях российско-непальской торговли. Экспорт Непала не превышает 1 млрд долл. в год, что составляет 7% товарооборота. Местный рынок также невелик и в значительной мере контролируется Индией (58% импорта) и Китаем (14%). Для сравнения в том же 2016 г. импорт из России составил 8,4% от общего объема, а экспорт — всего 0,8%. Основными статьями импорта из Непала являются кожевенное сырье, предметы одежды из хлопка и шерсти, обувь, изделия художественного промысла. Россия экспортирует в Непал продукты цветной металлургии, запчасти для легких гражданских самолетов и вертолетов, машины, оборудование, древесину и целлюлозно-бумажные изделия.

Вашингтон стремится утвердить свое присутствие в Непале.

Однако существуют и другие возможности. В ходе беседы на полях Тигриного саммита в Петербурге 24 ноября 2010 г., остающейся и по сей день единственной встречей на высшем уровне между лидерами России и Непала, в то время председатель правительства Российской Федерации В. Путин предложил премьер-министру Мадхаву Кумару развивать инфраструктуру, в частности, гидроэлектростанции и прочие объекты, построенные в Непале при участии Советского Союза.

Примером прорыва на стратегически значимом участке торговли является продажа двух российских вертолетов Ми-17-В5 Непалу. Подписанный в 2013 г. контракт сделал Россию первой страной, поставившей гималайской республике военную технику после введения по условиям соглашения о мирном внутриполитическом урегулировании 2006 г. запрета на закупку вооружения сторонами (маоистской партизанской армией и армией Непала). Невозможно забыть слова благодарности, произнесенные жителями отдаленной, незадолго до этого отрезанной разрушительным землетрясением горной деревни при встрече данной машины с премьер-министром и главкомом на борту, доставившими им продовольствие, одеяла и палатки.

kazinform.kz
Генсек ШОС Рашид Алимов и заместитель премьер-министра, министр иностранных дел Непала Камал Тхапа подписали меморандум о предоставлении Непалу статуса партнера по диалогу в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)

Важнейшим обстоятельством для отношений между Россией и Непалом стало появление в них туристической составляющей. Для Непала иностранный туризм становится одной из важнейших отраслей, являющейся источником доходов для казны и орудием борьбы с безработицей. Туристическая индустрия рассматривается руководством страны как способ сокращения масштабов нищеты и достижения большего социального равенства среди населения. По данным Российского союза туриндустрии, после прекращения гражданской войны число туристов из России начало стремительно расти: если в 2005 г. их приезжало примерно 2 тыс., то в 2012 г. зафиксировано почти 12 тыс.

Многие едут в страну для трекинга, походов к Эвересту, вокруг горного массива Аннапурна. Постепенно российские туристы узнают и о других привлекательных чертах Непала — красотах Читванского тигрового заповедника, параглайдинге в Покхаре, древних храмах Бхактапура и Муктинатха. Правда, после упоминавшегося разрушительного землетрясения 2015 г. число туристов в Непале сократилось, однако предпринимаемые правительством меры — восстановление пострадавших памятников, строительство новых отелей, развитие индустрии отдыха — постепенно восстанавливают былые показатели.

В Россию едут и туристы из Непала — представители культурной и деловой элиты для посещения музеев Кремля и Эрмитажа. При этом о сколь-либо заметных усилиях со стороны российской туриндустрии говорить не приходится. Наиболее вопиющим случаем является многолетнее рассмотрение ПАО «Аэрофлот» регулярных обращений о возобновлении прекращенных им в 2004 г. рейсов. Только 21 ноября 2017 г. в СМИ появилось сообщение, что «Аэрофлот» восстанавливает авиасообщение с Катманду, однако когда откроется продажа авиабилетов и запустят первые рейсы, в авиакомпании не сообщили.

В России пока наблюдается критический дефицит информации о Непале.

Между тем в Непале действуют в тесном контакте с Российским центром науки и культуры, помимо упоминавшегося «Клуба друзей», «Общество сотрудничества и дружбы с Непалом» и Непальско-российская торгово-промышленная палата, которые немало способствовали созданию в стране атмосферы, способствующей качественному сдвигу к лучшему в развитии отношений двух стран.

В то же время в России пока наблюдается критический дефицит информации о Непале — стране, стоящей на пороге активного включения в межгосударственные отношения в стратегически важном для судеб многополярного мира регионе. Притом что «Общество сотрудничества и дружбы с Непалом» в меру своих возможностей старательно работает над если не устранением, то хотя бы некоторым смягчением этого дефицита. Хочется верить, что наблюдающийся с обострением информационной войны против России заметный рост интереса в нашей стране к улучшению отношений с недооцененными партнерами будет благоприятствовать продвижению в этом направлении.

(Голосов: 21, Рейтинг: 3.05)
 (21 голос)

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся