Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 47, Рейтинг: 1.34)
 (47 голосов)
Поделиться статьей
Николай Воропай

Д. техн. наук, член-корреспондент РАН, научный руководитель Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева Сибирского отделения РАН

Сергей Подковальников

К. техн. наук, заведующий лабораторией Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева Сибирского отделения РАН

Ксения Летова (Кушкина)

Руководитель проекта Азиатского энергетического кольца Центра энергетических систем Сколковского института науки и технологий

Исторические противоречия, разделяющие страны Северо-Восточной Азии, продолжают оставаться камнем преткновения в выстраивании устойчивой региональной системы межгосударственных отношений. Учитывая все возрастающую зависимость стран региона от импорта и экспорта энергоресурсов, можно утверждать, что двигателем процесса региональной интеграции экономик России, Китая, Японии, Северной и Южной Корей, Монголии может выступить энергетический сектор: в интересы России входит развитие территорий Восточной Сибири и Дальнего Востока России, тогда как соседние с ней азиатские страны испытывают потребность в обеспечении энергетическими ресурсами. Необходимость сотрудничества в этом направлении может стать локомотивом интеграции, который позволит странам преодолеть давние противоречия и встать на путь взаимовыгодного сотрудничества.

Для развития регионального сотрудничества в сфере электроэнергетики необходима государственная поддержка научного обмена институтов и взаимного обмена информацией со странами СВА. В результате установления международных контактов и проведения совместных исследований важно сформировать концепцию обеспечения энергетическими ресурсами всех стран региона, и на основе этой концепции подготовить документ в виде хартии. Наиболее оптимальным решением представляется создание собственного регулирующего механизма с обязательной поправкой на региональные особенности азиатского рынка.


Становление многополярного порядка мироустройства, ставшее глобальным трендом в меняющейся системе международных отношений, в значительной мере сказалось на интеграционных процессах в Европе, Северной и Южной Америке, Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке. Но Северо-Восточная Азия (СВА), один из наиболее динамично развивающихся регионов, до сих пор остается в стороне от этого глобального тренда. Исторические противоречия, разделяющие страны региона, продолжают являться камнем преткновения в выстраивании устойчивой региональной системы межгосударственных отношений.

Учитывая все возрастающую зависимость стран региона от импорта и экспорта энергоресурсов, можно утверждать, что двигателем процесса региональной интеграции экономик России, Китая, Японии, Северной и Южной Корей, Монголии может выступить энергетический сектор: в интересы России входит развитие территорий Восточной Сибири и Дальнего Востока России, тогда как соседние с ней азиатские страны испытывают потребность в обеспечении энергетическими ресурсами. Необходимость сотрудничества в этом направлении может стать локомотивом интеграции, который позволит странам преодолеть давние противоречия и встать на путь взаимовыгодного сотрудничества.

Несмотря на видимое совпадение интересов и очевидную важность развития энергетического сотрудничества между странами СВА, в регионе до сих пор отсутствуют механизмы, позволяющие координировать развитие энергетических комплексов стран региона и вести многосторонний энергетический диалог, что сдерживает расширение регионального сотрудничества и не позволяет реализовывать взаимовыгодные транснациональные проекты.

Отдельные страны изучают возможности регионального объединения стран СВА самостоятельно. Так, отдельные центры и команды, занимающиеся проработкой проблем интеграции в Северо-Восточной Азии, были созданы в Японии и Республике Корея. В России была предпринята попытка сделать одно из немногих совместных исследований. изучение эффективности формирования межгосударственных связей в странах СВА в части электроэнергетики было выполнено Институтом систем энергетики им. Мелентьева (ИСЭМ СО РАН) совместно со Сколковским институтом науки и технологий (СколТехом) и Корейским институтом экономики энергетики (KEEI). Результаты этого исследования частично представлены в этой статье.

Направления и проекты межгосударственных электрических связей в СВА

В настоящее время межгосударственные электрические связи в СВА можно оценить как слабые. В основном они предназначены для приграничной торговли электроэнергией (см. табл.1) [1; 2]. Их развитие в дальнейшем будет зависеть от темпов расширения сотрудничества и интеграции рассматриваемых стран в различных областях экономики.

Таблица 1. Существующие межгосударственные электрические связи в СВА *

Страны Линия электропередачи (конечные пункты) Напряжение, кВ Пропускная способность, МВт Обмены электро-энергией, ГВт·ч/ 2015 г.
Россия – Монголия Гусиноозёрская ГРЭС – Дархан 220 250 283 (импорт Монголии)/54 (импорт России)
Чадан – Хандагайты – Улангом 110 90
Россия – Китай Благовещенская – Хэйхэ 220 95 3299 (импорт Китая)
Сиваки – Шипачжань 110 90
Благовещенская – Сириус (Айгунь) 220 300
Амурская – Хэйхэ 500 750
Монголия – Китай Оюутолгой – Внутренняя Монголия 220 н.д. 1200 (импорт Монголии)

* Даны только линии напряжением 110 кВ и выше.

Среди ключевых направлений регионального сотрудничества в электроэнергетике можно выделить проекты развития межгосударственных электрических связей (МГЭС) и формирования регионального межгосударственного электроэнергетического объединения (МГЭО). Эти проекты отличаются своими целями (приграничная торговля, экспорт электроэнергии, объединение национальных и локальных электроэнергетических систем), источниками электроэнергии на отправном конце, направлениями и техническим исполнением линий электропередачи между сотрудничающими странами.

В регионе до сих пор отсутствуют механизмы, позволяющие координировать развитие энергетических комплексов стран региона и вести многосторонний энергетический диалог.

Практически во всех странах СВА ученые проявляют интерес к развитию МГЭС и МГЭО и изучают их эффективность. При этом МГЭО предложено в нескольких вариантах.

Несколько лет назад эксперты KERI сравнили несколько возможных сценариев электрических связей, различавшихся теснотой интеграции национальных энергосистем. Корейские ученые пришли к выводу об энергоэкономической эффективности МГЭО российского Дальнего Востока и Корейского полуострова с сооружением линии электропередачи постоянного тока напряжением ± 500 кВ «Владивосток – Пхеньян – Сеул» [3].

В другом южнокорейском исследовании рассматривались МГЭС Республики Корея и Китая (рис.1) [4]. Предполагалось, что электрические связи будут использоваться для передачи избытков энергии возобновляемых источников (ветровых и солнечных) и АЭС из Китая к центрам электрической нагрузки в Южную Корею (Сеул, Инчон).

Рисунок 1. Проект развития МГЭС между РК и КНР (южнокорейское видение)

Еще в одной работе корейских специалистов представлено видение перспективного МГЭО в СВА (рис. 2) [5]. Оно охватывает Корейский полуостров, Японию, Монголию, Китай, частично затрагивая Дальний Восток России, в т.ч. Сахалин. При этом Республика Корея рассматривается как центральная часть всего МГЭО, связывающая остальные страны. Предполагается, что формирование МГЭО в СВА не только обеспечит возможность для широкой взаимовыгодной торговли электроэнергией в регионе и повышение надежности электроснабжения потребителей, но также создаст условия для дальнейшего экономического развития всех стран СВА и мирного объединения РК и КНДР.

Рисунок 2. Потенциальные МГЭО в СВА (южнокорейское видение)

В настоящее время межгосударственные электрические связи в СВА можно оценить как слабые.

Среди других возможных направлений МГЭС между странами СВА в последнее время рассматривается транспорт электроэнергии от ветро- и солнечно-энергетического комплекса в пустыне Гоби (Монголия). Этот проект включает создание комплекса ГобиТЭК (Gobitec Initiative) общей мощностью 100 ГВт на базе ветровых и солнечных электростанций и трансграничные линии электропередачи (ТГЭП) постоянного тока для выдачи их энергоотдачи в Китай, Республику Корея, Японию и Россию. Сооружение этих линий приведёт к формированию межгосударственной электрической сети Азиатское энергообъединение (Asian Super Grid) (см. рис.3). Понятно, что этот проект может быть реализован в отдалённой перспективе и с очень большими затратами. Согласно выполненным оценкам, суммарные инвестиции в проект ГобиТЭК (при его мощности в 100 ГВт) составят около 300 млрд долл. [6] Кроме того, предлагаемая самая предварительная схема указанного энергообъединения требует серьёзной доработки.

Рисунок 3. Схема проекта ГобиТЭК (японское видение)



Что касается исследований, проведенных российскими учеными, то они, так же как и их корейские коллеги, подтвердили эффективность объединения ОЭС Востока с энергосистемой Республики Корея (см. рис. 4). Данный проект по сравнению с другими проектами МГЭС в СВА проработан наиболее детально. Исследованиями ИСЭМ СО РАН и КЕRI [7; 8] обоснованы не только целесообразность и эффективность, но и технические возможности создания этой связи. Экономический эффект проекта превышает 14 млрд долл. по инвестициям и составляет около 2 млрд долл. по приведенным к годовой размерности затратам. При этом приходящийся на долю России годовой экономический эффект может достигать 450 млн долл. [9]

Рисунок 4. Схема МГЭС «Российский Дальний Восток – КНДР – РК» (российское исследование)

Формирование МГЭО в СВА создаст условия для дальнейшего экономического развития всех стран СВА и мирного объединения РК и КНДР.

Высокая эффективность данного проекта для Республики Корея объясняется значительной возможной экономией генерирующих мощностей (8 ГВт), обусловленной разносезонностью наступления годовых максимумов нагрузки. Важную роль в реализации проекта может сыграть перспективная Дальневосточная (ранее именовавшаяся Приморской) АЭС, намеченная к сооружению в Приморском крае. Однако для реализации проекта и обеспечения безопасности эксплуатации ТГЭП необходимо решить политические проблемы на Корейском полуострове и создать условия для тесного экономического и технического партнёрства между Россией и РК.

Общее представление об основных проектах МГЭС России со странами СВА даёт табл. 2. Еще один проект, предусматривающий прохождение электросетевой инфраструктуры по территории Корейского полуострова, — МГЭС Россия – Китай – КНДР – РК – Япония (рис. 5). Среди экспортных электростанций для передачи электроэнергии по указанным маршрутам рассматриваются Ерковецкая ТЭС, сахалинские ТЭС, южно-якутские ГЭС, забайкальские ТЭС, уже упомянутая АЭС в Приморье и некоторые другие.

Таблица 2. Информация по основным проектам МГЭС России со странами СВА

Направление МГЭС Длина, км Напря-жение, кВ Пропуск-ная способ-ность, ГВт Переда-ваемая электро-энергия, ТВт.ч/год Ориенти-ровочная стоимость, млрд.долл.
Россия – Китай

Братск–Улан-Батор–Пекин

2250 ±600 5-6 18 1,8

Бурейская ГЭС – Харбин

700 ±400 1,0 3 2,2

Проект широкомасштабного экспорта электроэнергии

3400*) ±600 10*) 60*) 18*)

Ерковецкая ГРЭС–Шэньян

1300 ±600 3,6 20 8,8

Система постоянного тока «Усть-Илимск–Хабаровск»

5000

±750 10,0 40 16,5
Россия – Корейский полуостров

Владивосток–Чхонджин

370 ±500 0,5 3 0,13

Владивосток–Пхеньян–Сеул

1150 ±500 4,0 7 4,8

южно-якутские ГЭС–Шэньян – Сеул

2400 ±750 5,0 20 10,5
Россия - Япония

Сахалин–Хоккайдо–Хонсю

1850/1400** ±600 4/3 24 9,6

Сахалин–Хоккайдо

500/50** ±500/±400 4,0 24 6,7

* Обобщенные показатели проекта.

** В числителе – общая длина, в знаменателе – длина подводного кабеля.

Рисунок 5. Схема МГЭС Россия – Китай – КНДР – РК – Япония

Источник: crei.skoltech.ru

Как видно из рассмотренных примеров, существует целый ряд исследовательских проектов, направленных на изучение возможностей объединения энергосистем отдельных стран региона. Однако стоит отметить, что комплексные исследования энергоэкономической эффективности формирования МГЭО Северо-Восточной Азии с расчетом выгод всех стран региона от создания энергообъединения до сих пор не проводились. Ниже будут представлены результаты решения данной задачи, полученные впервые [10].

Перспективы формирования межгосударственного электроэнергетического объединения в СВА

Для России наиболее привлекательным направлением экспорта электроэнергии является ее продажа в Японию. Эффективным представляется создание межгосударственных электрических связей от экспортных тепловых электростанций Сахалина, а в перспективе и от гидростанций в Южной Якутии, в Японию. Электроэнергия из России является конкурентоспособной на японском электроэнергетическом рынке, тем более в условиях ограничений на работу атомных станций после инцидента на АЭС Фукусима, вытесняя из энергобаланса дорогие местные электростанции. Это, с одной стороны, позволит снизить стоимость электроэнергии в Японии, а с другой — создать поток экспортных доходов для российской стороны. При этом целесообразным является использование выработки российских электростанций не только для экспорта, но и для покрытия местной нагрузки. В таком случае эти электростанции помимо того, что участвуют в покрытии годового максимума нагрузки в Японии, приходящегося на лето, также участвуют и в покрытии зимнего максимума нагрузки в России. Такое использование мощностей повышает их эффективность за счет того, что они дополнительно вытесняют из перспективных российских энергобалансов конкурирующие мощности. Вместе с тем для реализации проекта МГЭС «Россия – Япония» прежде всего требуется достижение договоренностей между странами на политическом уровне.

С Китаем и странами Корейского полуострова эффективным для России является взаимный обмен перетоками мощности и электроэнергии либо передача переменных во времени (по времени суток, сезонам года) перетоков. Фактически за счет такого обмена реализуется системный интеграционный эффект сокращения требуемых для покрытия нагрузки генерирующих мощностей в участвующих в обмене странах. Кроме того, эффективным является предоставление Россией системных услуг по выравниванию неравномерной энергоотдачи возобновляемых источников электроэнергии — ВИЭ (преимущественно в Китае). В данном случае Россия получает электроэнергию ВИЭ, которая не востребована в Китае вследствие снижения там нагрузки потребителей и ограниченности регулирующих способностей местных электростанций, кратковременно аккумулирует ее за счет водохранилищ сибирских ГЭС, а в период роста нагрузки в Китае выдает ее обратно. В отсутствие указанного предоставления системных услуг России Китаю часть энергии ВИЭ терялась бы безвозвратно.

Для Японии экономически эффективно замещение развития своих мощностей импортом электроэнергии из Китая, России и, частично, Южной Кореи.

Что касается создания в Северо-Восточной Азии межгосударственного электроэнергетического объединения, то расчеты даже для ограниченного объединения (которое учитывает технические ограничения на передачу больших объемов электроэнергии и ограничения, обусловленные соображениями энергетической безопасности стран-участников энергообъединения) показали реализацию т.н. системных эффектов. Системные эффекты, получаемые в результате формирования межгосударственного энергообъединения в СВА, согласно выполненным исследованиям, составляют более 24 млрд долл./год в части экономии затрат на функционирование и развитие этого объединения (учитывая затраты в электросетевую инфраструктуру), более 65 ГВт экономии установленных генерирующих мощностей, более 77 млрд долл. экономии инвестиций и около 10 млрд долл./год экономии топливных затрат. При этом значительная доля эффекта приходится на Китай и Японию.

Для Японии экономически эффективно замещение развития своих мощностей импортом электроэнергии из Китая, России и, частично, Южной Кореи. При этом снижается не только развитие ее дорогих установленных мощностей, но и выработка электроэнергии за счет дорогого импортируемого топлива. Последнее в итоге приводит к снижению импорта углеводородных энергоресурсов. В Китае снижается развитие генерирующих мощностей, реализуя мощностной эффект в рамках МГЭО, однако при этом наращивается выработка электроэнергии на имеющихся мощностях ТЭС, которая преимущественно идет на экспорт в Японию.

Роль России в создании системных эффектов энергообъединения весьма существенна: потери эффективности МГЭО СВА при отказе России от участия в объединении составляют 30-40%.

Предложения по развитию сотрудничества в сфере электроэнергетики в СВА

Очевидно, что реализация проекта по объединению национальных энергосистем будет способствовать нормализации отношений в регионе. В частности, наличие взаимной зависимости Северной и Южной Кореи от поставок электроэнергии позволит снизить напряженность между обеими странами, что, в свою очередь, отвечает интересам России, заинтересованной в поддержании стабильности на Корейском полуострове [11].

Для развития регионального сотрудничества в сфере электроэнергетики необходима государственная поддержка научного обмена институтов и взаимного обмена информацией со странами СВА.

Для развития регионального сотрудничества в сфере электроэнергетики необходима государственная поддержка научного обмена институтов и взаимного обмена информацией со странами СВА. Сегодня сбором информации об энергосистемах стран региона занимаются представители научного сообщества. В редких случаях им удается договориться о взаимном обмене информацией. Как правило, исследования проводятся на основе общедоступных, далеко не полных данных, что соответствующим образом сказывается на их качестве. Важно не только поощрять научный обмен институтов, но и договариваться о ведении совместных разработок и взаимном обмене информацией на более высоком, государственном уровне. Целесообразно налаживать активное международное сотрудничество между государственными и академическими структурами, принимающими участие в разработке долгосрочных планов развития электроэнергетики и ТЭК в целом. Было бы правильно, если бы Россия, имея правительственные соглашения со странами региона и учитывая опыт многолетних взаимоотношений, этот процесс инициировала.

В результате установления международных контактов и проведения совместных исследований важно сформировать концепцию обеспечения энергетическими ресурсами всех стран региона, и на основе этой концепции подготовить документ в виде хартии. Расширение регионального сотрудничества невозможно без существования признаваемых всеми его участниками норм и правил, регулирующих торговлю и многостороннее сотрудничество. Сегодня попытки стать региональным регулятором предпринимает Энергетическая Хартия, что не всегда находит поддержку в азиатских странах [12].

Наиболее оптимальным решением представляется создание собственного регулирующего механизма, пусть и имеющего в своей основе те же нормы, что и в Международной хартии, но с обязательной поправкой на региональные особенности азиатского рынка. Взаимопонимание между странами региона может быть подтверждено не только двусторонними государственными соглашениями, но и международными многосторонними документами. И тогда легче будет договариваться с такими странами, как КНДР, когда они почувствуют себя важным звеном в этом движении и будут участвовать в переговорах на правах равноправного партнера. Таким образом, критически важным видится привлечение к разработке всех стран региона так, чтобы по результатам переговоров каждое из государств-участников понимало, что итоговый документ отвечает их интересам. В разработке концепции новой Энергохартии могут принимать участие не только заинтересованные государства, но и работающие в регионе компании.

Важным представляется координация действий российских организаций по выходу на зарубежные электроэнергетические рынки. Состав потенциальных совместных проектов отражает сложившееся к настоящему времени среди различных российских организаций, включая Россети, ИнтерРАО, ЭН+, Русгидро и др., видение электроэнергетической кооперации в СВА. Следует, однако, отметить, что разные организации, поддерживая разные проекты, нацеленные на одни и те же электроэнергетические рынки, создают ситуацию монопсонии, ухудшая свои конкурентные позиции на этих рынках. В связи с этим необходима бόльшая координация действий российских организаций по выходу на зарубежные электроэнергетические рынки, а инициируемые различными компаниями проекты, требуют комплексного исследования. Функции координатора указанных проектов могло бы взять на себя Министерство энергетики РФ.

В дальнейшем для развития проекта необходимо проведение научных разработок, позволяющих сделать независимую оценку всех предлагаемых маршрутов энергообъединения, рассчитать выгоды от его реализации и претворить в жизнь наиболее эффективные проекты. Требуется проведение дополнительного исследования для решения задачи с определением эффективности участия каждой страны в МГЭО с учетом доходов, которые будет получать Россия от экспорта электроэнергии, а также предоставления системных услуг другим странам-участницам МГЭО по выравниванию неравномерной энергоотдачи электростанций на возобновляемых источниках энергии. Также необходимы исследования надежности функционирования и технической реализуемости МГЭС и МГЭО, энергетической безопасности стран, присоединившихся к энергообъединению. Кроме того, для создания МГЭС и МГЭО потребуются современные технологии передачи электроэнергии на постоянном токе, интеллектуального управления электроэнергетическими системами, а также средства измерения и контроля, разработку и производство которых также необходимо стимулировать в России. Государственная поддержка дальнейших научных исследований в данной области — важный шаг на пути к эффективной реализации проекта.

Государственная поддержка дальнейших научных исследований в данной области — важный шаг на пути к эффективной реализации проекта.

В целом важной составляющей успеха в реализации проектов электрических связей в СВА, впрочем, как и большинстве других проектов, является налаживание эффективного сотрудничества и диалога. Внутри страны это может быть диалог между органами государственной власти, бизнеса и научного сообщества, проводимый на нейтральной площадке. Хорошей площадкой такого рода может стать Сколковский институт науки и технологий, имеющий налаженные связи со всеми тремя сторонами, а также развитую сеть контактов с представителями научного и бизнес-сообщества за рубежом. На международном уровне важно обеспечить недискриминационный доступ всех стран региона к выработке подходов к регулированию сотрудничества и по возможности стимулировать координацию (хотя бы только на научном уровне) долгосрочных планов развития энергетики в странах СВА.

1. Бердников Р. Сотрудничество ОАО «ФСК ЕЭС» с энергокомпаниями КНР: обеспечение и развитие экспорта электроэнергии. // През. Доклада на Российско-Китайском инвестиционно-торговом форуме, Москва, 28 апреля 2012. –12 с.

2. Chimeddorj Demchigjav. Power Sector of Mongolia, Regional cooperation policy // Presentation at Northeast.

3. The Pre-feasibility Results of NEAREST between the ROK, and the DRPK, and RF/Yoon J.Y., Park D.W., Kim H.Y. //Proc. of 6th Intern. Conf. Asian Energy Cooperation: Forecast and Realities: Irkutsk. Russia.−September 7-11, 2008.− pp.59-67.

4. Kyeon Hur. Korea-China Grid Interconnection Feasibility Study: Approach, Findings and Lessons // Presentation at 20th International Conference on Electrical Engineering, Republic of Korea, Jeju, June 15-19, 2014.

5. Seung-Il Moon. Role of Korea for Developing the East Asia Super Grid // Presentation at 20th International Conference on Electrical Engineering, Re-public of Korea, Jeju, June 15-19, 2014.

6. Gobiteс and Asian Super Grid for Renewable Energies in NEA / S.Mano, B.Ovgor, Z.Samadov etc. 2014.− 110p.

7. Беляев Л.С., Подковальников С.В., Савельев В.А., Чудинова Л.Ю. Эффективность межгосударственных электрических связей − Новосибирск: Наука, Сиб. изд. фирма РАН, 2008. − 239 с.;

8. Комплексная оценка эффективности межгосударственных электрических связей в Северо-Восточной Азии/Беляев Л.С., Ким Х.-Ё., Лю Т.-Х., Подковальников С.В., Юн Дж.-Ё. − Энергетика России в XXI веке: стратегия развития − восточный вектор. //Сб.докл. объединённого симпозиума 30 августа− 3 сентября 2010 г., Иркутск, Россия − Иркутск: ИСЭМ СО РАН: 2010.− С.82-89.

9. Power integration in Northeast Asia: Studies and Prospects / L.S.Belyev, L.Yu. Chudinova, O.V.Khamisov, etс. //Proсeedings of the 2th conf. on Energy Integration in Northeast Asia. Sept. 21-22, 2000. - Irkutsk: ISEM, 2001. – P.13-24.

10. Исследование формирования межгосударственного энергообъединения в Северо-Восточной Азии выполнялось по Поручению Правительства РФ по итогам 13-го заседания Российско-Корейской совместной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству от 06.08.2013. Исследование было реализовано Иркутским институтом систем энергетики им. Мелентьева (ИСЭМ СО РАН) совместно с учеными из Сколковского института науки и технологий (Сколтеха) при поддержке Корейского института экономики энергетики (KEEI). В целях изучения эффектов от интеграции (полной или частичной) энергосистем всех стран региона – России, Китая, Северной и Южной Кореи, Японии и Монголии – указанные страны были представлены в модели отдельными узлами, для каждого из которых рассчитывались оптимальные значения установленных мощностей электростанций всех типов и оптимальные значения пропускных способностей ЛЭП, соединяющих страны. Такой подход позволил рассчитать затраты и эффекты для энергообъединения стран СВА.

11. В выводах учтены результаты исследования Института систем энергетики им. Мелентьева (ИСЭМ СО РАН), а также его последующего обсуждения в стенах Сколковского института науки и технологий и на зарубежных площадках в Республике Корея и Монголии.

12. Энергетическая хартия уходит корнями в политическую инициативу, возникшую в начале 1990-х годов в Европе, когда конец холодной войны предоставил беспрецедентную возможность преодолеть прежнее экономическое разделение европейского континента. В 2015 г. была подписана Международная Энергетическая Хартия (МЭХ) как обновленная версия Европейской Энергетической Хартии. После этого к хартии присоединились страны Азии, Африки, ряд стран Латинской Америки. В частности членами МЭХ из СВА являются Китай, Южная Корея, Монголия.


Оценить статью
(Голосов: 47, Рейтинг: 1.34)
 (47 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся