Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 29, Рейтинг: 2.69)
 (29 голосов)
Поделиться статьей
Карина Гемуева

Аспирант ИДВ РАН, младший научный сотрудник ИМЭМО РАН

Поводом для оптимизма служит то, что в 2016 г. российско-китайский товарооборот вырос на 2,7%, впервые после 2013 г. продемонстрировав положительную динамику. Кроме того, в октябре завершились переговоры по торгово-экономическому сотрудничеству между Китаем и ЕАЭС. Число проектов с китайскими инвестициями, привлеченными режимами ТОР и СПВ на Дальнем Востоке, к ноябрю 2017 г. достигло 28 с общим объемом 4 млрд долл.

Позитивные изменения в товарной структуре российского экспорта к настоящему времени пока не носят определяющий характер. Качественный сдвиг в отношениях возможен только при смягчении существующих дисбалансов, а не ориентации только на количественные экономические показатели.

Предпринимаемые российской и китайской стороной меры привели к активизации приграничного сотрудничества, существенному росту заявленных инвестиционных проектов с китайским участием. Более интенсивным стало сотрудничество в области лесного хозяйства, автомобилестроения, сельского хозяйства и инфраструктурного строительства. Тем не менее говорить о достигнутых успехах можно будет лишь после того, как большинство заявленных проектов перейдет на стадию реализации.


В последние годы на высшем уровне был достигнут ряд договоренностей, нацеленных на интенсификацию экономического сотрудничества КНР и России в различных сферах. Большой интерес представляет анализ реализации этих договоренностей на практике, в частности, в сфере торгово-инвестиционного сотрудничества.

В 2016 г. товарооборот вырос на 2,7%, впервые после 2013 г. продемонстрировав положительную динамику.

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин считает возможным рост товарооборота России и Китая до 200 млрд долл. к 2020 г. в случае благоприятной макроэкономической ситуации и упрощения условий торговли. Поводом для оптимизма служит то, что, по данным ФТС России, в 2016 г. товарооборот вырос на 2,7%, впервые после 2013 г. продемонстрировав положительную динамику. В октябре завершились переговоры по торгово-экономическому сотрудничеству между Китаем и ЕАЭС. А число проектов с китайскими инвестициями, привлеченными режимами ТОР и СПВ на Дальнем Востоке, к ноябрю 2017 г. достигло 28 с общим объемом 4 млрд долл. Однако более важным, чем рост количественных показателей, представляется устранение накопившихся дисбалансов в торгово-экономическом сотрудничестве.

Дисбалансы и текущее состояние торгово-инвестиционного сотрудничества России и КНР

Основной дисбаланс проявляется в структуре экспорта и импорта. Экспорт в КНР характеризуется сырьевой направленностью, тогда как в структуре импорта из КНР значительную долю занимает продукция с высокой добавленной стоимостью. Это создает предрасположенность к сохранению дефицита торгового баланса (См. Рис. 1): в 2016 г. он составил 10,5 млрд долл. Это также ставит российский экспорт в зависимость от мировых цен на сырьевые товары и от ценовой политики Китая как основного импортера этих товаров. С 2013 г. произошли положительные изменения в товарной структуре российского экспорта, но к настоящему времени они пока не носят определяющий характер.

Рисунок 1. Внешняя торговля России и КНР, 2013–2016 гг.

resru2.jpg

Источник: данные ФТС России.

По сравнению с показателями 2013 г. объем импорта из Китая сократился на 29%, а объем экспорта — на 23%. В товарной структуре импорта из Китая растет доля продукции с высокой добавленной стоимостью: с 2013 по 2016 гг. доля машинотехнической продукции выросла с 59% до 65%, тогда как доля текстильной и обувной промышленности сократилась с 18% до 12%. В товарной структуре российского экспорта за это время доля углеводородного сырья, нефти и нефтепродуктов сократилась до 66%, тогда как доля древесины и изделий из неё, машинотехнической продукции и продукции сельского хозяйства выросли до 12%, 7% и 6% соответственно (См. Рис. 2).

Рисунок 2. Товарная структура экспорта России в Китай (2013–2017* гг.)

По данным ФТС России.

resru2.jpg

*Приводятся данные за январь–сентябрь 2017 г.

В сфере прямых инвестиций наблюдаются значительные расхождения статистических данных России и КНР. Например, по данным Центрального Банка РФ приток ПИИ КНР в Россию в 2016 г. составил 350 млн долл., тогда как согласно китайской статистике — 1,293 млрд долл. Оценка приграничного и межрегионального инвестиционного сотрудничества затруднена из-за отсутствия актуальной, доступной и детальной статистической информации по инвестиционным проектам.

В инвестиционном сотрудничестве России и Китая также имеются серьезные проблемы. Во-первых, лишь небольшая часть проектов доходит до стадии реализации, особенно в указанные сроки. Во-вторых, еще меньше проектов успешно развиваются после начала деятельности. И в-третьих, лишь единицы могут способствовать оздоровлению, качественному сдвигу российской экономики, т. е. действительно выгодны в долгосрочной перспективе.

Традиционно наибольший интерес для китайских инвесторов представляли ТЭК, добывающая промышленность и лесное хозяйство России. В последние годы активизировалось сотрудничество в области автомобилестроения, сельского хозяйства и инфраструктурного строительства. Тем не менее говорить о достигнутых успехах можно будет лишь после того, как большинство заявленных проектов перейдут на стадию реализации.

Торгово-инвестиционное сотрудничество в топливно-энергетической сфере

В последние годы активизировалось сотрудничество в области автомобилестроения, сельского хозяйства и инфраструктурного строительства.

Доля минерального топлива, нефти и нефтепродуктов сократилась с 2014 г. до 66% (Таблица 2) вследствие снижения цен на ресурсы и девальвации рубля. Основная статья экспорта — сырая нефть и сырые нефтепродукты. В ближайшем будущем сокращения доли сырой нефти не ожидается, поскольку заключено несколько новых контрактов, а также запланированы поставки по ранее заключенным договорам. Так, 17 ноября 2017 г. ПАО «НК «Роснефть» сообщила о договоренности с китайской China Energy Company Limited о поставках ей до 60,8 млн т нефти до конца 2022 г. На декабрь 2019 г. намечено начало поставок газа в Китай по МГП «Сила Сибири-1» объемами до 38 млрд куб. м газа в год в течение 30 лет. В 2016 г. Россия вышла на первое место по поставкам нефти в Китай. Также растет доля Китая в российских поставках нефти — 20% в 2016 г. и 21,3% в 2017 г. С 2013 г. поставки каменного угля и электроэнергии сократились на 65% и 23% соответственно.

Среди крупнейших инвестиций КНР в основной капитал российских компаний ТЭК — приобретение «Фондом шелкового пути» и компанией CNPC долей в проекте в проекте Ямал СПГ в размере 9,9% и 20% соответственно, покупка китайской Beijing Gas Group Company Limited 20% ПАО «Верхнечонскнефтегаз» . В сентябре 2017 г. сообщалось о продаже 14,16% акций ПАО «НК «Роснефть» частной китайской энергетической компании CEFC. 20 июня 2017 г. была введена в строй Хуадянь-Тенинская ТЭЦ, совместный проект российской ТГК-2 и китайской корпорации Huadian.

Торгово-инвестиционное сотрудничество в сфере лесного хозяйства

Российский экспорт древесины и целлюлозно-бумажной продукции в Китай за последние четыре года вырос на 15% и достиг 3,4 млрд долл. в 2016 г. Снижение показателей наблюдалось лишь в 2015 г., что объясняется обвалом цен в результате снижения спроса в Китае как на сырую древесину, так и на продукцию переработки. В период с 2013 по 2016 гг., несмотря на устойчивое снижение внешнеторговых цен на древесину, доля Китая в российском экспорте выросла с 30% до 40% за счет увеличения объемов поставок. Причем у четырех регионов-лидеров по поставкам лесоматериалов в Китай (Иркутская область, Хабаровский край, Красноярский край, Приморский край) в целом на экспорт в эту страну идут 97% необработанной древесины и 63% обработанной. За четыре года в товарной структуре экспорта произошло сокращение доли необработанных лесоматериалов с 37% до 28% за счет лесоматериалов первичной обработки (рост с 37% до 49%). Стоит отметить, что доля продукции достаточно глубокой степени переработки (преимущественно древесная целлюлоза) сохранялась на уровне 20-23%.

В России предпринимаются меры как по развитию деревообработки на Дальнем Востоке и в Сибири, так и по предотвращению незаконных вырубок и теневой торговли древесиной. Среди них — значительные преференции предприятиям, инвестирующим в проекты по деревообработке; внедрение единой государственной автоматизированной информационной системы учета древесины и сделок с ней; реализацию пилотного проекта в Иркутской области по контролю за происхождением древесины; ожидаемое введение квот на вывоз круглых лесоматериалов с Дальнего Востока и запретительных пошлин на экспорт вне квот. Тем не менее ситуация с незаконной вырубкой и контрабандой древесины остается сложной.

Сотрудничество России и Китая в сфере лесного комплекса развивается в соответствии с Программой российско-китайского сотрудничества по освоению и использованию лесных ресурсов. Итоги работы подводятся на заседаниях постоянной российско-китайской рабочей группы. Первый и второй этапы Программы реализуются в Томской области и ЕАО. Создан китайский союз лесопромышленных предприятий, планирующий проводить сертификацию китайских компаний для работы в России. Сегодня среди успешно развивающихся крупных инвестиционных проектов Китая в деревообрабатывающей промышленности можно назвать лишь три: проект холдинга RFP Group по созданию Дальневосточного центра глубокой переработки древесины в Хабаровском крае, в котором Российско-китайский инвестиционный фонд владеет 42%; проект АО «Рускитинвест» по созданию лесопромышленного кластера в Томской области; проект ООО «Сибирьлес» по производству шпона и мебельных компонентов в Томской области. Целый ряд новых проектов в республике Бурятия, Новосибирской области, Хабаровском и Красноярском краях находится на стадии обсуждения или начальной стадии реализации. Особый интерес представляет проект по переработке древесных отходов в городе Канске Красноярского края, предложенный ООО «Цзилиньская энергетическая компания “Чжэнтэн”».

Торгово-инвестиционное сотрудничество в машиностроении

В 2016 г. Россия вышла на первое место по поставкам нефти в Китай.

Около половины всего российского экспорта машинотехнической продукции в Китай приходится на турбореактивные двигатели, впрочем, их доля с 2013 г. сократилась на 24%. По этим поставкам лидируют четыре региона: республики Башкирия и Бурятия, Москва и Ярославская область. Постепенно в структуре экспорта в Китай растет доля электротехнической продукции.

Китайские автоконцерны проявляют интерес к организации сборки или производству автомобилей в России как для реализации на внутреннем рынке страны, так и за ее пределами. Например, строится завод Great Wall Motors в Тульской области; реализуются совместные проекты компании FAW с ГК «Автокор» по сборке кроссоверов в Калининграде и с ГК «Сумотори» по сборке грузовиков в Приморском крае; успешно развиваются проекты по производству автомобильных компонентов в Калужской области. В планах компаний постепенное повышение уровня локализации производства вплоть до 50% в течение пяти лет. Помимо инвестиций в автомобилестроение, развивается производство нефтегазового оборудования в Курганской области, планируется строительство станкостроительного завода в Московской области.

Торгово-инвестиционное сотрудничество в агропромышленном комплексе

За 2013–2016 гг. экспорт продукции АПК в Китай вырос на 44%, а его доля в товарной структуре поднялась до 5%. Основу торговли по-прежнему составляют рыба и морепродукты, тем не менее за четыре года доля этой товарной позиции сократилась с 89% до 63%. В то же время значительно вырос экспорт соевых бобов, растительных масел, и кондитерских изделий. Имеются неплохие перспективы по наращиванию экспорта зерновых после подписания протоколов о фитосанитарных требованиях к пшенице, кукурузе, рису, сое и рапсу в декабре 2015 г. Первая партия пшеницы была отправлена в Китай весной 2017 г. В марте 2017 г. ООО «Экспортная продовольственная торговля» и компания «Китайско-европейское сельскохозяйственное развитие» подписали долгосрочный контракт на экспорт в Китай российской сельхозпродукции, предполагающий поставку более 50 млн т продукции к 2028 г.

В 2016–2017 гг. инвесторы из КНР предложили целый ряд крупных проектов в АПК, в том числе ориентированных на экспорт в Китай. Среди них можно назвать выращивание и глубокую переработку зерновых в Хабаровском крае, два проекта по глубокой переработке сои в ЕАО (1; 2), строительство животноводческих комплексов в Томской области и Приморском крае, мукомольный завод в Ульяновской области и морской биотехнопарк в Приморском крае. На данный момент большая часть проектов находятся на стадии обсуждения.

Приграничное и межрегиональное сотрудничество России и Китая

Ожидается, что предпринимаемые усилия на федеральном и региональном уровнях по повышению инвестиционной привлекательности Дальнего Востока, а также новые форматы взаимодействия будут способствовать качественному сдвигу в российско-китайском приграничном сотрудничестве.

Ожидается, что предпринимаемые усилия на федеральном и региональном уровнях по повышению инвестиционной привлекательности Дальнего Востока, а также новые форматы взаимодействия (режимы ТОР и СПВ, проведение Восточного экономического форума, взаимные визиты делегаций) будут способствовать качественному сдвигу в российско-китайском приграничном сотрудничестве. 8 сентября 2017 г. состоялось первое заседание российско-китайской комиссии по сотрудничеству и развитию Дальнего Востока, Байкальского региона РФ и Северо-Востока КНР, на котором обсуждалась реализация проектов в области инфраструктуры, а именно МТК «Приморье-1» и «Приморье-2», строительство железнодорожного моста Нижнеленинское — Тунцзян и автодорожного моста Благовещенск — Хэйхэ, строительство скоростной магистрали между Владивостоком и городами северо-восточных провинций Китая. Рассматривались также инвестиционные проекты в сфере промышленности, в том числе создание экспортно-ориентированного кластера по глубокой переработке стали с объемом инвестиций около 2 млрд долл. Сотрудники Минвостокразвития России разрабатывают программу российско-китайского сотрудничества между приграничными регионами.

Ярким примером межрегионального взаимодействия служит сотрудничество в формате «Волга-Янцзы», в рамках которого реализуется 21 совместный инвестиционный проект в сфере производства строительных материалов, агропромышленного комплекса, машиностроения, высоких технологий и др. Для стимулирования инвестиционного сотрудничества в июле 2017 г. создана Управляющая компания Российско-Китайского Фонда Развития Регионов.

Рекомендации:

— Отдавать приоритет инвестиционным проектам, направленным на выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью и содействовать экспорту такой продукции.

— Расширять и модернизировать транспортно-логистическую инфраструктуру (железные дороги и автодороги, порты, мосты, зерновые терминалы, таможенные переходы). Обновить вагонный парк для обеспечения экспорта скоропортящихся продуктов, зерновых. Оптимизировать систему транспортных тарифов для стимулирования экспорта в КНР.

— Ускорить процесс сертификации продукции сельского хозяйства.

— Усилить координацию местных органов власти и федеральных министерств и служб с целью предотвращения нарушений природоохранного, налогового и трудового законодательства (незаконная вырубка, контрабандная торговля древесиной). Повысить ответственность, в том числе финансовую, за нарушения законодательства. Повысить прозрачность работы китайских инвесторов, реализующих проекты в сфере лесного хозяйства и АПК.

— Создать систему мониторинга инвестиционных проектов с иностранным участием, начиная с определенного размера вложений. Обновлять данные ежеквартально. Указывать как стадию реализации проекта, так и сведения о нарушениях налогового, трудового, природоохранного и др. законодательства, результаты прохождения экологической проверки независимым органом, объем поставляемой на экспорт продукции, характеристику производимой продукции (сырье/полуфабрикат/готовое изделие; обычная продукция/высокотехнологичная продукция и т.д.).

Оценить статью
(Голосов: 29, Рейтинг: 2.69)
 (29 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся