Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Алексей Хлебников

Эксперт по Ближнему Востоку и российской внешней политике, магистр международной политики, Школа Публичной Политики им. Хьюберта Хамфри Университета Миннесоты, магистр международных отношений ННГУ имени Н.И. Лобачевского.

Встреча в верхах, от которой многие ожидали прорыва в российско-турецких отношениях, а, может быть, даже вывести их на новый уровень, обошлась без неожиданностей. Восстановление двусторонних отношений выгодно как Москве, так и Анкаре. Сигналы Западу вполне очевидны: Москва демонстрирует умение договариваться с членом НАТО, а Анкара показывает, что способна оперативно корректировать свою политику и открыта для любых предложений. Кроме того, теперь, имея в своем распоряжении больше экономических рычагов влияния на Турцию, в выстраивании отношений с Анкарой Москва, возможно, будет вести себя более уверенно.

Встреча в верхах, от которой многие ожидали прорыва в российско-турецких отношениях, позволяющего вернуть их в то состояние, в котором они находились до ноябрьского инцидента 2015 г., а, может быть, даже вывести их на новый уровень, обошлась без неожиданностей.

9 августа Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прибыл в Санкт-Петербург, чтобы встретиться со своим российским визави Владимиром Путиным впервые со времен саммита «Группы двадцати» в Анталье, состоявшегося в ноябре 2015 г. Тогда отношения между двумя странами резко ухудшились после того, как российский бомбардировщик Су-24, пролетавший вдоль турецко-сирийской границы, был сбит турецкими системами ПВО. В начале июня 2016 г. Р. Эрдоган направил В. Путину официальное письмо, в котором выразил сожаление по поводу сбитого самолета и высказал соболезнования родственникам погибшего летчика. Этот жест стал первым шагом на пути к примирению между Москвой и Анкарой. В итоге на недавней встрече в Санкт-Петербурге лидеры обоих стран пообещали восстановить былые отношения.

Во-первых, сам факт того, что визит Р. Эрдогана в Россию состоялся на фоне ухудшения отношений между Турцией и Западом, недовольным жесткой реакцией Анкары на неудавшуюся попытку государственного переворота и не согласным с действиями Турции в отношении сирийских курдов, очень показателен. Во-вторых, это первый официальный визит турецкого президента после подавления мятежа, что, помимо прочего, подчеркивает особый характер отношений между двумя лидерами, которые они хотят противопоставить недовольству Запада двумя государствами.

Кроме того, учитывая факт членства Турции в НАТО, ее действия приводят в некоторое замешательство США. Через несколько недель Госсекретарь США Джон Керри приедет в Анкару, чтобы изложить Р. Эрдогану некоторые соображения или передать важные предложения, что создает впечатление, будто Вашингтон не успевает за происходящими в Турции переменами и улучшением ее отношений с Россией.

Некоторые справедливо считают, что Турция, являясь членом НАТО, находится в определенной зависимости от Вашингтона и его решений, и в конечном итоге Анкара подстроится под линию НАТО. Однако в данном случае было бы более уместно говорить взаимозависимости двух государств: США также зависит от Турции, особенно вопросе взаимодействия с государствами Ближнего Востока и урегулирования конфликтов в регионе. Не стоит забывать о том, что Турция – это форпост НАТО на Ближнем Востоке, располагающий второй по численности армией Североатлантического Альянса и выполняющий роль буфера между Европой и этим неспокойным регионом. Кроме того, на территории Турции находится военная база Инджирлик, где размещены американские сухопутные войска и ВВС, выполняющие важную роль в борьбе США против боевиков ИГИЛ на территории граничащих с Турцией Ирака и Сирии.

Именно поэтому Турция, находящаяся, казалось бы, в определенной региональной и глобальной изоляции, тем не менее, имеет определенное пространство для маневра, позволяющее ей играть на противоречиях между Россией, США и Европой.

В течение прошлого месяца политическая элита Турции посылала неоднозначные сигналы, высказываясь по наиболее чувствительным внешнеполитическим темам и вопросам, связанным с обеспечением безопасности. Это во многом говорит о том, что Анкара прощупывает почву в сложной международной обстановке. Она хочет понять, с кем будет легче договориться по Сирии и сопутствующим комплексом вопросов (борьба с терроризмом, поток беженцев, проблема курдов и т. д.) так, чтобы самой идти на минимальные уступки.

Анкара прощупывает почву в сложной международной обстановке. Она хочет понять, с кем будет легче договориться по Сирии и сопутствующим комплексом вопросов.

С одной стороны, Турция заявляет о своем стремлении к нормализации отношений со всеми соседями и возврату к прежнему формату «ноль проблем с соседями» (звучали даже призывы к нормализации отношений с Сирией), что, в принципе, означает разворот во внешней политике Турции. С другой стороны, Эрдоган по-прежнему настаивает на том, что у Сирии нет будущего, пока у власти находится Б. Асад, а также на том, что партия сирийских курдов «Демократический союз» (PYD) – это ответвление «террористической» «Рабочей партии Курдистана» (РПК), поддерживаемой США и Россией. Кроме того, Эрдоган использует миграционный кризис в Европе и соглашение Турции с ЕС в качестве рычага давления на Европейский союз. Данный подход позволяет Турции проявлять большую гибкость в переговорах, воздействуя на различные «болевые точки» оппонентов.

Что касается отношений между Россией и Турцией, то наиболее существенные разногласия наблюдаются в сфере политики и геополитики и, в основном, связаны с сирийским кризисом, в т. ч. с судьбой Б. Асада, проблемой сирийских курдов, признанием или непризнанием тех или иных группировок терриристическими и турецко-сирийской границей. Это означает, что экономические отношения между Россией и Турцией можно восстановить достаточно легко, и на текущий момент не существует препятствий для их возврата в докризисное состояние или даже выхода на новый уровень – не хватает только соответствующей политической воли со стороны лидеров обеих стран. ‬

Именно это мы и наблюдали в Санкт-Петербурге. Стороны начали переговоры с обсуждения экономических, торговых и гуманитарных вопросов, по которым не прослеживалось сколь-нибудь значительных разногласий и до ноября 2015 г., несмотря на расхождение позиций по Сирии.

Таким образом, заявления В. Путина и Р. Эрдогана о восстановлении российско-турецких отношений во всех сферах не следует воспринимать как нечто из ряда вон выходящее. Возобновление стратегических проектов, таких как строительство АЭС Аккую или прокладка газопровода «Турецкий поток», выгодно как Москве, так и Анкаре и соответствует долгосрочным интересам обеих сторон. Отмена Россией продуктового эмбарго и запрета на туристические полеты в Турцию – это тоже всего лишь вопрос времени. Однако, поскольку политика часто диктует развитие отношений в экономике, Россия получила в свое распоряжение некий рычаг воздействия на Турцию. Скорее всего, условием Москвы для восстановления экономических отношений с Турцией станет изменение политики Анкары в отношении Сирии.

Тем не менее сторонам вряд ли удастся достичь серьезного прогресса по Сирии, так как Россия и Турция уже приложили слишком много усилий для урегулирования вопроса, чтобы существенно менять свои позиции. Однако по таким техническим аспектам, как кодекс поведения пилотов и взаимодействие между сухопутными войсками и ВВС с целью предотвращения в дальнейшем инцидентов, подобных уничтожению российского Су-24 в ноябре 2015 г., договориться будет достаточно легко. Перед визитом Р. Эрдогана в Россию Минобороны подготовило соответствующий пакет документов.

Восстановление двусторонних отношений выгодно как Москве, так и Анкаре. Сигналы Западу вполне очевидны: Москва демонстрирует умение договариваться с членом НАТО, а Анкара показывает, что способна оперативно корректировать свою политику и открыта для любых предложений. Кроме того, теперь, имея в своем распоряжении больше экономических рычагов влияния на Турцию, в выстраивании отношений с Анкарой Москва, возможно, будет вести себя более уверенно.


Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся