Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 5)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Надежда Кудеярова

К.и.н, ведущий научный сотрудник ИЛА РАН, эксперт РСМД

Возвращение правых сил в Парагвае произошло в условиях еще не утратившей силу «левой» волны. Короткий период правления оппозиционных сил существенно скорректировал внешнеполитическую повестку латиноамериканской страны, изменил приоритеты внутренней политики. Завершающийся электоральный цикл, прошедший на фоне консолидации власти правых сил, не привел к глобальным потрясениям. Парагвай устойчив в своей «правой» конфигурации политических сил, что не стало препятствием для преемственности в решении задач социальной повестки.

Для Парагвая поиск новых рынков сбыта — один из приоритетов внешнеэкономической деятельности. Ставка делается на Иран, Панаму, Эквадор, США, Гонконг. Важное место в парагвайской политике занимают отношения с США, с которыми исторически были тесные связи в области военного сотрудничества. Развиваются отношения с внерегиональными партнерами, прежде всего азиатского региона.

Россия — один из ключевых внерегиональных партнеров Парагвая. Соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии предусматривает, среди прочего, осуществление исследований в области использования атомной энергии в мирных целях и сотрудничество в области применения радиационных технологий, ядерной медицины. Соглашение может стать основой двустороннего сотрудничества государственных и частных парагвайских компаний с российской корпорацией «Росатом».

Парагвай относится к тем странам латиноамериканского региона, где политики правого спектра не уходили с ведущих позиций. Казалось бы, одна из беднейших стран Южной Америки, в которой значительная часть населения проживала за чертой бедности, должна была быть в авангарде левой волны. Тем не менее этого не произошло. Несмотря на то что на должность президента уже фактически десять лет назад был избран оппозиционный политик Фернандо Луго, что стало выбивающимся из общего хода современной политической истории страны событием, основной политический вектор Парагвая в целом оставался неизменным. Победа на президентских выборах 2008 г. бывшего католического епископа Фернандо Луго была многими расценена как начало левого поворота в стране. Однако подобные прогнозы не подтвердились, и результаты электоральной кампании 2008 г. во многом оставили противоречивое впечатление.

Традиционно политическая жизнь страны строится вокруг противоборства двух партий правой ориентации, образованных в 1887 г., — Либеральной партией, трансформировавшейся в Подлинную либеральную радикальную партию (Partido Liberal Radical Auténtico, PLRA), и Национальной республиканской ассоциацией — партией «Колорадо» (Asociación Nacional Republicana — Partido Colorado, ANR-PC). Причины отсутствия влиятельных левых сил лежат в истории страны середины XX в. Приход к власти в 1954 г. представителя ANR-PC ген. Альфредо Стресснера, установление продолжительной жестокой военной диктатуры (1954-1989 гг.) и политика ярого антикоммунизма привели к физическому уничтожению левых сил. Свержение в 1989 г. А. Стресснера в ходе военного переворота способствовало восстановлению демократических электоральных процедур и внесло некоторые коррективы в конфигурацию политического ландшафта. Происходила постепенная модернизация политической жизни страны.

Шаг в сторону от политической монополии правых

Для предотвращения возможности установления диктатуры в конституцию страны, принятую в 1992 г., были внесены положения, запрещающие повторное избрание президентов, что стало важным фактором дальнейшего политического противоборства. Попытка внести поправки в эти статьи, предпринятая в марте 2006 г., вызвала активные выступления оппозиционных групп, одним из организаторов которых был Ф. Луго, бывший епископ департамента Сан-Педро — одного из беднейших районов страны. Тогда манифестантам удалось отстоять незыблемость конституционных норм, что дало толчок к объединению разрозненных оппозиционных движений. По опросам 2006–2007 гг., Фернандо Луго поддерживало более 60% граждан Парагвая. В 2007 г. Подлинная либеральная радикальная партия приняла решение не выдвигать собственного кандидата в президенты и поддержать кандидатуру Ф. Луго в тандеме со своим кандидатом на должность вице-президента. Для президентской избирательной кампании был образован Патриотический альянс для изменений (Alianza Patriótica para el Cambio, APC), который победил в апреле 2008 г. Таким образом, впервые за 60 лет к власти пришли представители оппозиции.

В качестве приоритетов Ф. Луго обозначил борьбу с бедностью, сфокусировав внимание на коренном индейском населении, доступности здравоохранения, проведении всесторонней аграрной реформы. Ее необходимость подкреплялась тем, что 40% населения страны проживали в сельской местности, в которой уровень бедности чрезвычайно высок и практически не имел тенденции к снижению. Однако для страны, где сельское хозяйство является базовой отраслью и характеризуется господством крупного землевладения, реформа становилась чрезвычайно болезненной темой.

Приход оппозиции к власти скорректировал вектор внешней политики. Заметно активизировалась координация действий по вопросам безопасности с региональными блоками UNASUR и MERCOSUR [1]. Был подписан мирный договор с Боливией, закрывший последнюю страницу Чакской войны 1932–1935 гг. Удалось пересмотреть условия договора эксплуатации бинациональной ГЭС «Итайпу», подписанного в 1973 г. военным руководством Бразилии и Парагвая. Итогом стала совместная декларация 2009 г., устанавливавшая увеличение платы за закупаемую у Парагвая электроэнергию. Был дан толчок развитию совместных инфраструктурных проектов на базе Фонда структурной конвергенции Mercosur (Fondo de Convergencia Estructural del Mercosur, FOCEM) Внешнеполитическое направление можно отнести к наиболее успешной сфере в период правления Ф. Луго [2].

Однако судьбу президента определили внутренние проблемы. Нестабильность альянса, пришедшего к власти в 2008 г. была предопределена изначально. Уже в 2009 г. его покинули как правоцентристская Подлинная либеральная радикальная партия, так и партии левой ориентации, вначале активно поддержавшие президента. По прошествии трех лет объединение, которое привело к власти Ф. Луго, окончательно распалось, и зыбкое единство 2008 г. переросло в острую конкурентную борьбу. Отсутствие реальной политической структуры, на которую мог бы опереться президент, сделало его заложником существовавшей политической системы.

Отсутствие реальной политической структуры, на которую мог бы опереться президент, сделало его заложником существовавшей политической системы.

Ослабление позиций Ф. Луго с особой остротой проявилось в период разразившегося глобального финансово-экономического кризиса. Засуха, обрушившаяся на страну в конце 2011 – начале 2012 гг., значительно ухудшила показатели аграрного сектора, который составляет основу парагвайской экономики, что повлекло за собой общий спад макроэкономических показателей.

Все это дестабилизировало внутриполитическую ситуацию, конфликт выплеснулся в молниеносный импичмент президента, осуществленный правыми партиями в июне 2012 г. Отстранение Ф. Луго от власти стало неожиданностью для латиноамериканских государств, за два десятилетия привыкших к режиму легитимной передачи власти в ходе электоральных процедур. Неясная мотивация и скоротечность принятия решения вызвали обеспокоенность стран региона. 29 июня 2012 г. блок MERCOSUR в соответствии с «Протоколом Ушуайи» принял решение о приостановке членства Парагвая до проведения всеобщих выборов; также было приостановлено участие страны в UNASUR. Страны ALBA квалифицировали произошедшее как государственный переворот. Импичмент нанес значительный урон репутации страны.

Возвращение правых. Новая реальность

21 апреля 2013 г., в установленный конституцией срок, в Парагвае прошли всеобщие выборы. Главным итогом стала уверенная победа правоконсервативной ANR-PC (партии «Колорадо»). В Конгрессе произошло резкое сужение представительства партий «второго» эшелона: если в середине 1990-х гг. они составляли конкуренцию политическим тяжеловесам, то к середине второго десятилетия текущего века постепенно утратили свое влияние. Впервые с 1998 г. ANR-PC смогла завоевать большинство в палате депутатов и увеличить представительство в Сенате. Подлинная либеральная радикальная партия сохранила свои позиции; левоцентристскому «Широкому фронту» (Frente Guasú, FG), лидером которого стал Ф. Луго, удалось провести своих кандидатов в Конгресс, а сам экс-президент был избран сенатором. Итогом президентских выборов стала победа Орасио Картеса, кандидата ANR-PC. Расстановка сил во многом напоминала первую половину 1990-х гг.

Несмотря на краткость, опыт «левой оппозиции» трансформировал политическое пространство страны. Возвращение правых происходило уже в другой реальности, где Парагвай двигался в общем русле со странами региона. В начале правления О. Картес подчеркивал свою приверженность «строить страну, справедливую для всех». Он отмечал, что ключевыми направлениями политики являются сокращение бедности и программа инфраструктурного строительства, поскольку накопленная инфраструктурная отсталость затрудняет рост экономики и производства.

Политическая стабильность отразилась и на экономической динамике, а возможно, и наоборот. Парагвай демонстрировал высокий темп экономического роста и положительную динамику социальных показателей. Эти результаты руководство Парагвая обозначило в качестве примера успешного управления страной в завершающемся пятилетнем электоральном цикле, обозначая их как «парагвайский феномен» (el caso paraguayo). Так, если в 2012 г. ВВП Парагвая сократился на 1,2%, то с 2013 г. динамика была положительной: в 2013 г. годовой рост ВВП составил 14%, в 2015 г. — 3%, в 2016 г. — 4,1%. С начала XXI в. показатель ВВП на душу населения практически удвоился. В текущем электоральном цикле он достиг наивысшего значения — 4712 долл. (2014 г.), а затем, однако, сократился до 4078 долл. в 2016 г. Значительные усилия руководства страны направлены на включение Парагвая в общемировой контекст инновационной экономики, преодоление сельскохозяйственной ориентации экономики страны. Активно поддерживаются программы студенческого обмена, прилагаются усилия для развития инженерного и технологического образования.

На протяжении десяти лет вне зависимости от политической ориентации правительства, важнейшей задачей была борьба с бедностью. Если накануне победы оппозиции в 2008 г. уровень бедности составлял 41,2% (2007 г.), то в настоящее время он снизился до 28,86% (2016 г.). Качественные изменения стали происходить еще в период мандата Ф. Луго. Реализовывалась программа субсидий «Tekoporã» («Достоинство» на языке гуарани), направленная на искоренение экстремальной бедности. Она охватывала 131 тыс. семей в 17 департаментах страны. За годы правления О. Картеса произошел скачок охвата программой индейского населения с 3 до 44%. Инициированы программы помощи в создании малого бизнеса для людей, собирающихся покинуть программу «Tekoporã», например «Tenonderã» («Перспектива»). Эти программы стали составной частью Национальной программы сокращения бедности «Создавая возможности» (Sembrando Oportunidades), которая координирует действия по расширению доступа к продовольствию, здравоохранению, образованию, питьевой воде, жилью и работе для уязвимых групп населения. Реализуются проекты строительства жилья для беднейших семей. Широкий отклик нашла программа строительства социального жилья для тысячи семей «Район Сан-Франсиско» (Barrio San Francisco), названная в честь визита Папы Римского Франциска в Парагвай в 2015 г. Можно отметить, что давление регионального контекста «левого поворота» способствовало росту внимания к социальным проблемам в Парагвае, а также общему сдвигу в сторону идеологического центра всего комплекса социально-экономической политики в стране.

В поиске новых возможностей

В современной панораме торгово-экономических связей такой «срединной» страны, как Парагвай, ключевую роль играет эффективное взаимодействие с соседями, прежде всего странами — членами Южноамериканского общего рынка. В 2016 г. на MERCOSUR приходились около 44% товарооборота страны [3]. Традиционно основными партнерами являются Бразилия и Аргентина, в то время как товарооборот с Венесуэлой был минимален (менее 1%).

В начале президентского мандата Орасио Картеса приоритетной задачей было восстановление членства Парагвая в региональных интеграционных объединениях. Ситуация в MERCOSUR была осложнена тем, что приостановка членства Парагвая дала возможность вступить в организацию Венесуэле. Ранее этот шаг блокировался Конгрессом Парагвая. Хотя в дальнейшем, уже после восстановления членства, когда представители парагвайского руководства заявляли о формальных нарушениях при принятии решения по Венесуэле, Конгресс страны ратифицировал уже по факту состоявшийся прием нового члена.

Однако история совершила удивительный поворот. Макроэкономические сложности и неготовность руководства Венесуэлы приводить законодательные акты в соответствии с требованиями Устава MERCOSUR привели к нарастанию противоречий внутри интеграционного блока. Политическая конфронтация вылилась в кризис конца 2016 г. и последовавшую приостановку членства Венесуэлы в этой организации в соответствии с «Протоколом Ушуайи». 6 августа 2017 г. на встрече министров иностранных дел Бразилии, Аргентины, Уругвая и Парагвая в бразильском Сан-Паулу позиция MERCOSUR была подтверждена, и страны торгового союза вновь «потребовали проведения политического транзита для восстановления демократического порядка» и подтвердили решение о приостановке членства (suspensión política) Венесуэлы. Этот жест, скорее символический, чем практический, не означал разрыва торговых отношений, однако объективно с 2012 г. торговый оборот стран альянса с Венесуэлой сократился на 70%.

Опыт «левой оппозиции» трансформировал политическое пространство страны. Возвращение правых происходило уже в другой реальности, где Парагвай двигался в общем русле со странами региона.

Помимо политических проблем, важным вопросом повестки остается балансировка интересов «малых» и «больших» членов объединения. По мнению руководства Парагвая, MERCOSUR должен вернуться к своим истокам и «разморозить общий рынок» для построения свободной торговли. Позиции малых стран MERCOSUR — Парагвая и Уругвая — объединены стремлением к открытой торговле и преодолению протекционизма. Парагвайская сторона выступает за активизацию двусторонних отношений и более тесное сотрудничество с Тихоокеанским альянсом — латиноамериканским интеграционным блоком, образованным в 2011 г., объединившим страны, стоящие на позиции открытого регионализма и приоритета рыночной экономики. Парагвай вошел в число стран-наблюдателей Тихоокеанского альянса.

Парагвай — сторонник заключения соглашения между MERCOSUR и ЕС и видит в нем возможность создания дополнительных рабочих мест. Помимо межблокового сотрудничества, парагвайское правительство стремится к углублению двусторонних связей с европейскими странами, прежде всего Испанией. Стабильное состояние экономики латиноамериканской страны способствует привлечению инвестиций в инфраструктурные проекты.

Во многом цели Парагвая прагматичны. Торможение темпов глобальной экономики сократило спрос на аграрную продукцию со стороны основных потребителей — Бразилии, Аргентины и России. Поиск новых рынков сбыта обозначен одним из приоритетов внешнеэкономической деятельности — ставка делается на Иран, Панаму, Эквадор, США, Гонконг. Важное место в парагвайской политике занимают отношения с США, с которыми исторически были тесные связи в области военного сотрудничества. В настоящее время обе стороны подчеркивают развитие взаимодействия исключительно в области подготовки военнослужащих для миротворческих операций, оказания медицинской помощи, а также развития гуманитарных программ.

Развиваются отношения с внерегиональными партнерами, прежде всего азиатского региона. Специфика состоит в том, что Парагвай — единственная страна Южной Америки, которая поддерживает официальные дипломатические отношения с Тайванем. В июле 2017 г. президент Парагвая посетил Тайвань, отметив таким образом 60-летие установления отношений между странами. Было подписано соглашение об открытии в Парагвае в 2019 г. Технологического университета, в котором будут работать преподаватели из ведущих университетов Тайваня. Отношения с Тайванем усложняют прямое взаимодействие с Китаем. Для торговли с КНР латиноамериканская страна действует через третьи страны, что ведет к удорожанию конечной продукции и снижает конкурентоспособность парагвайских товаров на рынке азиатского гиганта. Поиск возможностей углубления отношений с Китаем, не ломая установившиеся связи с Тайванем, может оказать позитивный эффект для экономики.

Россия — один из ключевых внерегиональных партнеров Парагвая. На нее приходятся 7% экспорта страны, прежде всего продукции животноводства. Двусторонние отношения активно стали развиваться с начала XXI в. Современные дипломатические отношения были установлены в 1992 г., в 2008 г. в столице Парагвая было открыто посольство РФ. Поддержанию связей способствовала диаспора, состоящая из потомков российских эмигрантов, покинувших страну после революции. Они сыграли заметную роль в становлении системы образования и науки, внесли значительный вклад в культуру, неоспорима их роль и в развитии армии латиноамериканской страны. Показателем важности диаспоры и российско-парагвайских отношений стал визит в Асунсьон Патриарха Кирилла в феврале 2016 г.

Давление регионального контекста «левого поворота» способствовало росту внимания к социальным проблемам в Парагвае, а также общему сдвигу в сторону идеологического центра всего комплекса социально-экономической политики в стране.

Развиваются контакты по линии внешнеполитических ведомств: в 2007 г. состоялся первый в истории визит министра иностранных дел РФ С. Лаврова в Парагвай, в 2010 г. с официальным визитом Москву посетил его коллега Эктор Лаконьята. Поступательно осуществляется межпарламентский диалог, в апреле 2016 г. столицу России посетили председатель сената Марио Абдо Бенитес (в настоящее время он выдвинут кандидатом в президенты от правящей партии ANR-PC) и сенатор, экс-президент страны Фернандо Луго. Во время встречи обсуждались вопросы диверсификации двусторонних отношений между Москвой и Асунсьоном, развитие энергетического сотрудничества. В 2017 г. был сделан первый шаг в этом направлении. 19 сентября 2017 г. в Вене было подписано межправительственное Соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях. Соглашение предусматривает «осуществление фундаментальных и прикладных исследований в области использования атомной энергии в мирных целях; производство радиоизотопов и их применение в промышленности, медицине и сельском хозяйстве; сотрудничество в области применения радиационных технологий, ядерной медицины». Важной частью этого сотрудничества может стать обучение врачей и других специалистов работе на оборудовании, что особенно важно для развития диагностической медицины, а также ряда направлений сельскохозяйственной отрасли. Соглашение может стать основой двустороннего сотрудничества государственных и частных парагвайских компаний с российской корпорацией «Росатом».

***

В целом возвращение правых сил в Парагвае произошло в условиях еще не утратившей силу «левой» волны. Короткий период правления оппозиционных сил существенно скорректировал внешнеполитическую повестку латиноамериканской страны, изменил приоритеты внутренней политики. Завершающийся электоральный цикл, прошедший на фоне консолидации власти правых сил, не привел к глобальным потрясениям. Парагвай устойчив в своей «правой» конфигурации политических сил, что не стало препятствием для преемственности в решении задач социальной повестки. В сфере международного сотрудничества страна стоит на прагматических позициях, развивая отношения с региональными и внерегиональными партнерами.

1. Коновалова К.А. Угрозы «трехграничья» в истории Парагвая // Латинская Америка. - 2016. - № 1. - С. 68-77.

2. Кудеярова Н.Ю. Возвращение в фарватер привычной политики? // Латинская Америка. - 2013. - № 10. - С. 4-22.

3. Informe Preliminar de Comercio Exterior del Paraguay. Centro de importadores del Paraguay. Febrero 2017.


Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 5)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся