Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 3.71)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Штефан Майстер

Руководитель Центра Роберта Боша при Немецком совете по международным отношениям (DGAP)

Возможность «особых отношений» между Москвой и Берлином ставится под сомнение, во всяком случае после начала кризиса на Украине.

Текущее состояние российско-германских отношений характеризуется отсутствием взаимопонимания и концепций взаимодействия друг с другом. Мы переживаем переходный период выстраивания новых отношений между Россией и ЕС, и проявление терпения здесь полезнее пустой политической демагогии. Россия, ее руководство и общество должны восприниматься в Германии серьезно. Реалистичная и уважительная политика в отношении России — это не идеалистический перечень представлений, как российскому руководству стоит развивать свою страну, а понимание Берлином того, как Россия видит свое будущее. Новым фундаментом отношений будет общество. В мире нет других стран, с которыми у России и Германии имелись бы такие же обширные связи, как сегодня.

Германия и Европа заинтересованы в том, чтобы именно Берлин играл решающую роль в переосмыслении старой и разработке новой Ostpolitik, основанной на реальности, а не на представлениях о том, как России следует развиваться. Вероятность того, что новый реализм станет политикой Германии, значительно возросла после назначения на пост министра иностранных дел Х. Мааса и сохранения А. Меркель поста канцлера. У Меркель и Мааса не будет разногласий в позиции по отношению к России.

Введение Вашингтоном и Брюсселем несогласованных санкций, которые прежде всего преследуют цель наказать В. Путина и его окружение, является контрпродуктивным шагом. Политика Германии в отношении России и Восточной Европы прежде всего будет определяться контекстом отношений ЕС и НАТО.


Отношения между Россией и Германией всегда задавали тон в европейском политике. Этот тон мог быть негативным, если вспомнить пакт Молотова-Риббентропа накануне Второй мировой войны, или, наоборот, позитивным, как в случае с укреплением мира и стабильности в Европе после распада Советского Союза, объединения Германии или расширения ЕС на Восток. Германия сыграла ключевую роль в стабилизации обстановки в Европе в 1990-х гг. и не должна терять свои позиции при новом правительстве, которое может опираться на имеющиеся традиционные связи. Поскольку партнерства в области модернизации между Германией и Россией так и не сложилось, возможность «особых отношений» между Москвой и Берлином ставится под сомнение, во всяком случае после начала кризиса на Украине в 2014 г. Но кто тогда будет руководить политикой Европы в будущем? Брюссель, Варшава, Париж?

Представляется, этим может заниматься только Берлин в координации с Брюсселем и другими государствами — членами ЕС. Германия и Европа заинтересованы в том, чтобы именно Берлин играл решающую роль в переосмыслении старой и разработке новой Ostpolitik, основанной на реальности, а не на представлениях о том, как России следует развиваться. Вероятность того, что этот новый реализм станет политикой Германии, значительно возросла после назначения на пост министра иностранных дел социал-демократа Хейко Мааса и сохранения Ангелой Меркель поста канцлера. Впервые ключевую внешнеполитическую должность в Германии занимает социал-демократ, который никак не связан с Россией в эмоциональном плане, не подвержен влиянию германского комплекса вины или истории и решительно отстаивает верховенство закона и демократические ценности. У Меркель и Мааса не будет разногласий в позиции по отношению к России, как это было при прежних министрах иностранных дел от социал-демократов; они даже могут выработать единый подход, несмотря на продолжающуюся критику со стороны СДПГ и ее сторонников.

Эта смена поколений во внешней политике Германии сопряжена с риском утраты интереса новых элит к России и Восточной Европе, потери связей, непонимания динамики развития событий в регионе. Но прежний подход Russlandversteher — «понимания России» — потерпел неудачу из-за политики В. Путина. В российском руководстве никто больше не воспринимал всерьез подход Ф.-В. Штайнмайера, выступавшего за поиск компромиссов, сотрудничество и постепенное снятие санкций, — слишком серьезно разошлись интересы сторон и их политические культуры. Кроме того, российские элиты долгое время отказывались верить в то, что курс в отношении России в Германии изменится, и рассчитывали на продолжение политики, которую проводил Шредер. Они полагали, что тон в этих отношениях будут по-прежнему задавать мужская дружба, крупные инфраструктурные проекты, такие как «Северный поток», и взаимовыгодное экономическое сотрудничество. Однако поддержка Ангелой Меркель санкций и суверенитета Украины показала не только ее личную позицию, но и кардинальное изменение представлений о будущем системы европейской безопасности, роли международного права и соглашений во внешнеполитической деятельности обеих стран.

Германия и Европа заинтересованы в том, чтобы именно Берлин играл решающую роль в переосмыслении старой и разработке новой Ostpolitik, основанной на реальности, а не на представлениях о том, как России следует развиваться.

Текущее состояние российско-германских отношений характеризуется отсутствием взаимопонимания и концепций взаимодействия друг с другом. Мы переживаем переходный период выстраивания новых отношений между Россией и ЕС, и проявление терпения здесь полезнее пустой политической демагогии. Главная проблема заключается в том, что нынешняя политика США создает риски в сфере безопасности, что может представлять угрозу для отношений между Россией и ЕС. Необходимо, чтобы Германия и другие европейские государства — члены НАТО минимизировали эти риски.

Каковы вводные для выстраивания новых отношений?

Политика Германии в отношении России и Восточной Европы прежде всего будет определяться контекстом отношений ЕС и НАТО, которые являются основой для процветания и безопасности Германии. Эта политика не направлена против какого-либо европейского государства, но согласовывается с союзниками Германии в обеих организациях. Растущие разногласия с Вашингтоном не приведут к изменению отношения к России, но еще больше повысят значение позиции ЕС при формировании немецкой внешней и экономической политики, а также политики в сфере безопасности.

Новая политика Берлина (и ЕС) на российском направлении может быть успешной только при условии восприятия Германией общих с ней соседей столь же серьезно, как и самой России. В обозримом будущем страны, разделяющие Россию и ЕС, по-прежнему будут эпицентром конфликта. Поэтому Германии необходимо переосмыслить политику не только в отношении России, но и Восточной Европы, и выработать комплексный подход. Пока существуют два параллельных трека, конфликт с Россией из-за стран общего соседства не закончится.

Россия, ее руководство и общество должны восприниматься в Германии серьезно. Реалистичная и уважительная политика в отношении России — это не идеалистический перечень представлений, как российскому руководству стоит развивать свою страну, а понимание Берлином того, как Россия видит свое будущее. Если у нынешнего российского руководства такого видения нет или есть разрыв между правящей элитой и обществом, для формирования своей позиции Германии необходимо собирать информацию, расширяя обмен с российским обществом и потенциальными элитами, независимо от того, нравятся они ей или нет.

Почему основа отношений должна быть новой?

Прежний подход Russlandversteher — «понимания России» — потерпел неудачу из-за политики В. Путина.

Сегодня мир отличается от того, каким он был во времена холодной войны и до мирового финансового кризиса 2008–2009 гг. США утрачивают лидерство и перестают быть примером для подражания. Нынешний мировой порядок не дает ответы на важнейшие вопросы международных отношений, такие как цифровизация и киберугрозы, глобализация, возрастание роли негосударственных акторов, размывание границ государств. Мы переходим к новому порядку, который может привести и к дестабилизации, и к господству сильных над слабыми. У России и Германии принципиально разное видение будущего мирового порядка. В то время как российская элита хочет вершить судьбы мира вместе с другими великими державами, немецкая элита стремится укреплять многосторонние институты и международное право. Тогда как российская элита считает войну легитимным средством отстаивания своих интересов, военные решения не входят в арсенал инструментов внешней политики немецкой элиты и особенно общества. В то время как для Берлина конечная цель политики — защита открытого и либерального общества, Москва отводит российскому обществу роль стороннего наблюдателя и не защищает его интересы.

Германии необходимо переосмыслить политику не только в отношении России, но и Восточной Европы, и выработать комплексный подход. Пока существуют два параллельных трека, конфликт с Россией из-за стран общего соседства не закончится.

В среднесрочной перспективе нефть и газ по-прежнему будут играть важную роль в отношениях двух стран, но с принятием концепции «Энергетического поворота» (Energiewende), возрастанием доли СПГ на мировом газовом рынке и политизацией вопросов энергетики в отношениях с Россией энергетика перестает быть сферой, в которой отношения двух стран процветают. Более того, пока российское руководство не заинтересовано в открытии своей экономики, установлении верховенства закона и развитии конкурентной рыночной экономики, рост торговли всегда будет ограничен. Ни история, ни текущее положение дел в сфере энергетики и экономики не могут оставаться основой отношений двух стран. Кроме того, Кремль не считает Германию надежным партнером в обеспечении своей безопасности.

Как может выглядеть новый фундамент отношений?

Необходимо признать, что интересы России и Германии разнятся, но при этом игнорировать друг друга они все равно не могут. Как для политической элиты, так и для общества государства являются важным ориентиром. Обе страны играют ключевую роль в формировании будущего Европы. Поэтому никаких предварительных условий для выстраивания отношений быть не должно. Если на Востоке Украины не будет прогресса в выполнении Минских соглашений, санкции сохранятся. Ситуация на Украине — важное препятствие на пути нормализации отношений, но это не единственный вопрос, требующий решения. Именно поэтому отношения нужно развивать по параллельным трекам.

Санкции не всегда достигают желаемой цели. Ограничительные меры против России имели два результата. Они позволили ЕС достойно — без применения военной силы — отреагировать на действия России в Крыму и на Донбассе. Но также санкции помогли Путину отвлечь внимание граждан от проблем его экономической политики и заручиться общественной поддержкой. Новые санкции ЕС еще больше осложнят экономическое положение в России. Они будут способствовать развитию в стране ситуации «осажденной крепости» и могут даже усилить влияние Кремля на достаточно независимых частных акторов. Введение Вашингтоном и Брюсселем несогласованных санкций, которые прежде всего преследуют цель наказать В. Путина и его окружение, является контрпродуктивным шагом. Необходимо пересмотреть сам подход к введению санкций. Если на Востоке Украины по-прежнему не будет прогресса в сфере мирного урегулирования конфликта, то введенные против России ограничительные меры необходимо будет оставить.

Ни история, ни текущее положение дел в сфере энергетики и экономики не могут оставаться основой отношений двух стран.

Новым фундаментом отношений будет общество. В мире нет других стран, с которыми у России и Германии имелись бы такие же обширные связи, как сегодня — это и студенческий обмен, и существование городов-побратимов, и культурные связи. Задачей Германии в отношении России должно стать ослабление визового режима или введение безвизового режима для туристических поездок широких слоев населения. Поскольку российское руководство проводит политику закрытия гражданского и общественного пространства, Германии необходимо не ограничивать контакты с российскими гражданами, а всячески их расширять.

Следует также найти новые сферы сотрудничества в Евразии, в частности там, где будет нарастать конкуренция между ЕАЭС и китайским проектом «Один пояс – один путь». ЕС должен определить свою роль в Евразии, которая не должна зависеть от его политики в отношении Китая, России и Центральной Азии. Евросоюзу необходимо усилить внимание к региону также и для того, чтобы влиять на решения по нормам и стандартам, инфраструктурным инвестициям, охране границ и безопасности. Возросшая роль ЕС в регионе может открыть новые возможности для взаимодействия с Россией за пределами стран общего соседства.

Введение Вашингтоном и Брюсселем несогласованных санкций, которые прежде всего преследуют цель наказать В. Путина и его окружение, является контрпродуктивным шагом.

Вовлеченность ЕС в политику на постсоветском пространстве, в частности, в конфликты в Грузии, Армении и Азербайджане, а также Молдове, ограничена, если сравнивать ее с ролью России в регионе. В то же время, благодаря соглашениям об ассоциации и свободной торговле, о партнерстве и сотрудничестве, влияние ЕС на эти страны возрастает. Оно уже сейчас весьма существенно. Большая вовлеченность Евросоюза и Германии в разрешение конфликтов усилит трения с Россией, но также предоставит больше возможностей для управления конфликтами и повысит шансы на их урегулирование. ЕС может добиться обеспечения процветания и стабильности в этих странах только при условии, что вышеназванные конфликты перестанут быть угрозой безопасности.

Германия и ЕС должны играть более значительную роль в решении конфликтов в Сирии и Ираке. В особенности это касается ведения в этих государствах военных действий, участия в восстановлении инфраструктуры и послевоенном устройстве стран. Речь идет не о финансировании Европейским союзом режима Б. Асада, а о поиске решения проблемы курдов, борьбе с ИГ, стабилизации ситуации на Ближнем Востоке в целом. Только в том случае, если ЕС и его государства — члены станут играть в регионе значимую роль, можно будет найти решения для Сирии после ухода Б. Асада и дать людям шанс на светлое будущее на их родине. Россия слаба в том, что касается укрепления мира и экономического процветания. Германия и ЕС в этих областях сильны, они должны быть способны разработать собственную стратегию по стабилизации и примирению, а также обеспечить военную поддержку, чтобы Россия отнеслась к этому серьезно.

Германия может помочь в создании площадок для переговоров по контролю над вооружениями и укреплению доверия между Москвой и Вашингтоном. Она может оказать содействие в поиске решений для заключения новых соглашений и налаживании каналов связи между Россией и США/НАТО. Россия и Германия сыграли важную роль в завершении ядерной сделки с Ираном. Обе страны заинтересованы в защите этой сделки и поддержке умеренного президента Хасана Рухани. Оба государства должны работать над продлением соглашения и занимать четкую позицию в отношении Вашингтона.

Возросшая роль ЕС в регионе может открыть новые возможности для взаимодействия с Россией за пределами стран общего соседства.

Для нынешнего правительства Германии все это означает, что ему предстоит выйти из привычной «зоны комфорта» и активнее заняться расширением влияния на страны к югу и востоку от ЕС. Это повлечет за собой новые риски и заставит Берлин повысить военные расходы, а самому правительству придется честно объяснить немцам, на что будут потрачены деньги налогоплательщиков и чего можно ждать от нынешнего российского руководства. Стратегический подход к взаимоотношениям с Россией представляется обязательным условием для того, чтобы и российское, и немецкое общества получили положительный результат. России и Германии необходимо выработать долгосрочное видение экономической, политической и социальной ситуации в Европе, которая включает в себя Россию и Восточную Европу.

Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 3.71)
 (7 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся