Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 4)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Едемский

К. и. н., старший научный сотрудник Отдела современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы Института славяноведения РАН

Действующий президент Словении Борут Пахор по итогам второго тура выборов продлил свое пребывание в должности на второй срок, получив более половины голосов избирателей. Эта победа стала успешным окончанием его предвыборной кампании, второй раз проводившейся под лозунгом «Вместе». Вся профессиональная карьера Б. Пахора представляет собой безостановочное продвижение по политической лестнице. Его одинаковая активность как на внешнеполитической арене, так и в социальных сетях, общение с народом в рамках многочисленных гражданских акций позволили создать образ позитивного политика, готового к необходимым переменам.

Придерживаясь официального курса страны в общем фарватере Евросоюза по поддержке антироссийских санкций, Б. Пахор не скрывает скорее дружественных, чем враждебных отношений с президентом России В. Путиным. В связи с этим второй срок его президентства сможет показать, обусловлена ли такая позиция популистским желанием следовать предпочтениям словенского общества или курсом на поддержание исторически хороших отношений между Москвой и Любляной.

Президент Словении Борут Пахор по итогам второго тура выборов, состоявшегося 12 ноября, одержал победу, получив 53% голосов избирателей. Это стало успешным окончанием его предвыборной кампании, проводившейся под девизом «Вместе». Первыми с избранием на второй пятилетний срок его поздравили премьер-министр республики Мирослав Церар и основной кандидат-соперник Марьян Шарец, выступавший за ротацию кадров в высших эшелонах власти республики. Официальная церемония инаугурации запланирована на декабрь 2017 г., а до этого момента Б. Пахор продолжит исполнять обязанности главы государства в соответствии с первым выборным сроком. Помимо основного победителя, поздравления следует принимать и М. Шарцу. Для почти сорокалетнего политика и мэра небольшого городка к северу от Любляны, а в не столь отдаленном прошлом — актера комедийного жанра, результат во втором туре в 47% голосов выглядит более чем впечатляющим ответом на запрос словенского общества по обновлению политической элиты республики.

По сравнению с соседними странами, Хорватией и Австрией, модернизация политической элиты Словении до этого момента почти не происходила. Поздравления вправе принимать и все граждане этой приальпийской республики. Как неоднократно происходило в предыдущие десятилетия, национальная идентичность Словении вновь достаточно гибко адаптируется под потребности современности, с минимальными затратами решая стоящие перед словенской элитой задачи как актуального развития, так и ближайших перспектив.

По сравнению с соседними странами, Хорватией и Австрией, модернизация политической элиты Словении до этого момента почти не происходила.

В отличие от своего молодого конкурента, выступления которого пока граничат с театральным лицедейством и являются вызовом нового поколения, готового сменить прежние элиты, Б. Пахор — опытный профессиональный политик, деятельность которого была самым тесным образом связана с успешными эволюционными процессами, протекавшими в Словении на протяжении трех последних десятилетий.

Политика как повседневная жизнь

Началом профессиональной политической карьеры Б. Пахора можно считать начало 1990-х гг. Однако политикой он увлекся гораздо раньше, еще в годы учебы в школе и затем на факультете общественных наук Люблянского университета, где в итоге защитил диплом по специальности «политология» на все еще модную в те годы тему о Югославии и движении неприсоединения. В студенческие годы Б. Пахор был одним из активных участников молодежной организации республики. Впрочем, вряд ли можно было иначе пробиться в столице провинциальному абитуриенту, сыну швеи и школьного учителя, который умер, когда мальчику исполнилось всего девять лет. Впрочем, молодежная организация в Словении лишь отдаленно напоминала советский комсомол, а в те годы была признана почти системной оппозиционной силой традиционно либеральной (на фоне коммунистических союзов остальных югославских республик) коммунистической партийной организации Словении. Именно в таких обстоятельствах Б. Пахор с 1990 г. органично продолжил политическую деятельность в новом республиканском парламенте, где, в отличие от прежних лет, вместе с преобразованным республиканским союзом коммунистов работали депутаты от нескольких антикоммунистических партий. В отличие от многих его молодых коллег-лидеров комсомола других республик (прежде всего Черногории), за ним не закрепилась репутация официального режимного политика-коммуниста, «перекрасившегося» в новых демократов.

Именно поэтому, когда в 1992 г. он был избран в депутаты Государственного собрания — первого некоммунистического парламента независимой Словении, работал сразу в двух комиссиях: по европейским делам и по надзору за деятельностью служб безопасности и разведки [1]. Его дальнейшая политическая деятельность с последовательным продвижением по карьерной лестнице может стать хрестоматийным примером пособий по политическим наукам. С 1993 г. Б. Пахор становится заместителем, а с марта 1997 г. — председателем движения (списка) объединенных социальных демократов, а через несколько лет он в конечном итоге реформирует это политическое образование в левоцентристскую партию и остается (с марта 1997 г. и по настоящий момент) ее бессменным лидером. В 1996 г. следует повторное избрание в Государственное Собрание, где до апреля 1997 г. Б. Пахор исполняет обязанности его председателя. На парламентских выборах 2000 г. он вновь избирается в парламент от своей партии. Достигнув зенита в парламентской деятельности республики, в 2004 г. Б. Пахор плавно переходит на европейскую политическую орбиту. В частности, он был избран в Европарламент, где работал во фракции европейских социалистов, занимаясь преимущественно бюджетными вопросами. В те годы Б. Пахору, неплохо владеющему тремя основными европейскими языками, представился шанс проявить свои лучшие качества: компетентность, а также умение слушать и договариваться с учетом интересов всех участвующих сторон.

С ноября 2008 г. после победы на выборах левоцентристской коалиции он стал премьер-министром страны. И здесь его поджидала пока единственная серьезная неудача: правительству не удалось провести запланированные в условиях тех кризисных лет реформы. Однако его уход с поста не стал уходом в небытие. После не долгосрочного пребывания в парламенте в 2011 г. по депутатскому мандату своей партии в декабре 2012 г. Б. Пахор победил во втором туре президентских выборов под лозунгом «Вместе», получив 67% голосов. Сейчас мало кто вспомнит, но за несколько дней до выборов в Любляне прошли демонстрации, сопровождавшиеся столкновениям с полицией, в результате которых несколько человек получили ранения. Ситуация в стране была более чем сложная. Политические кризисы сменяли друг друга, а экономика республики переживала одну из глубочайших рецессий в странах еврозоны, испытав падение на 8%.

Второй президентский срок

Второй президентский срок Б. Пахора в один голос предсказывали и социологические агентства, и эксперты, настаивавшие на его уверенной победе уже в первом туре голосования. Однако за несколько дней до него неожиданно активизировались ведущие партии как правоцентристкого, так и левоцентристского сегментов политического спектра. В результате поддерживаемые ими кандидаты отобрали у Б. Пахора те самые несколько процентов, необходимые для его безоговорочной победы 29 октября. Несмотря на такую неожиданность, президент продолжал излучать уверенность, заявив тогда, что считает полученный результат весьма обнадеживающим, если брать во внимание недоверие словенцев к политикам Словении. Тогда же его молодой оппонент, в свою очередь, отметил, что считает отличным свой результат, который был получен без какой-либо помощи со стороны старых политических элит и был достигнут практически с нуля, если не считать некоторую известность, полученную М. Шарцем раньше в качестве актера и мэра небольшого города.

В отличие от других стран бывшей титовской Югославии, Словения, избежавшая разносторонних негативных последствий современного балканского кризиса, выгодно отличается от них значительно большей политической стабильностью развитой демократии. Прошедшие президентские выборы стали уже шестыми после обретения страной независимости в начале 1990-х гг. При этом Б. Пахор — четвертый президент этой страны. Все они с достаточно высокой степенью предсказуемости и с конституционным постоянством сменяли друг друга с момента обретения республикой полной независимости. Этим Словения отличается как от авторитарной Черногории, так и от по нынешний день неустроенных Сербии, Македонии и до определенной степени Хорватии.

Словения — парламентская республика. Президент страны наделен в большей степени церемониальными функциями. Когда Б. Пахор вновь, как и перед первым сроком, пошел на выборы под девизом «Вместе», наблюдатели внутриполитической жизни республики прокомментировали это повторение как формальное, посчитав, что, как и в прошлый раз, действующий президент намерен оставаться номинальной фигурой, задействованной исключительно в церемониале. Вместе с тем практическое наполнение предвыборного тезиса оба раза отличались. В прошлый срок он успешно использовал его для поддержки непопулярных реформ, проводимых правительством коалиции сил левого центра во главе с М. Цераром. Трудность задачи правительства Б. Пахор почувствовал на себе несколькими годами ранее, когда общественность отвергла предложенные им реформы и он был вынужден уйти в отставку с поста главы кабинета министров. На этот раз ответственность за проведение непопулярных реформ понес премьер М. Церар и его кабинет. Президент Б. Пахор, поддерживая политику премьера, оставался в тени. За это время были санированы основные финансово-экономические проблемы Словении: снижена инфляция, сокращен государственный долг, отмечен незначительный, но стабильный рост ВВП. Страна постепенно выходит из кризиса и последовавшей за ним рецессии [2]. Вместе с тем проблема безработицы молодежи сохраняется, и это может стать серьезным оружием в руках его недавнего главного конкурента на выборах, ставшего в настоящее время «вторым» политиком в республике, М. Шарца.

pahor1.jpg
Instagram / Borut Pahor
Участник марафона

Нынешний президент Словении давно известен как талантливый мастер личного PR, умело использующий как социальные сети, так и отдельные PR-акции, умело увязывая их в единую цепь формирования и поддержания своего позитивного имиджа. Такие действия с его стороны, как поездки на общественном транспорте вместе с сыном, совместная фотосессия с Анжелиной Джоли и т. п. реализуются им настолько естественно, что не кажутся чрезмерно навязчивыми даже требовательным словенцам. Если перед выборами 2012 г. Б. Пахор почти две сотни часов провел на рабочих местах рядовых словенцев (пекаря, каменщика, уборщика мусора и т. д.), то в этот раз еще в августе он заявил о намерении (и выполнил его) пройти по республике необходимые сотни километров, вникая, как и в прошлый раз, в жизнь обычных граждан. Сам себя Б. Пахор часто называет марафонцем, используя этот образ, как и девиз «Вместе», и в прямом смысле, и в отношении своей готовности бороться за победу на длительном этапе, равномерно распределяя силы и приберегая их для необходимого на финальном этапе рывка. Не последнее значение в победе имело и его традиционное присутствие в социальных сетях. Б. Пахора уже давно называют «королем Instagram», а каждая из размещаемые им там фотографий — несомненный шедевр фотографического искусства.

Большинство выступлений Б. Пахора последнего времени, которые можно воспринимать как часть его предвыборной кампании, были проведены достаточно гибко. Он высказывался в пользу того, чтобы всеобщее сотрудничество стало «самым важным инструментом национального развития». Давая пояснения относительно роли президента страны как ключевой, Б. Пахор также выражал убежденность, что его цель должна заключаться в объединении людей в одно мощное сообщество. Президент говорил, что будет добиваться укрепления политической стабильности, поддерживать реформы, модернизацию системы национальной безопасности и стремиться к сохранению добрососедских отношений в регионе, а также укреплять репутацию Словении в международных делах. Даже повторенный им предвыборный лозунг «Вместе» трактовался как свидетельство тому, что он по-прежнему не будет вмешиваться в политическую борьбу левоцентристских и правых консерваторов — основного поля внутриполитических событий в стране все последние годы.

Не следует исключать и того, что высказывания М. Шарца о необходимости вливания свежих сил в политическую жизнь Словении окажутся не просто популистской риторикой, и за ними действительно появятся молодые политики с новой программой действий.

Президентский пост в Словении, действительно, скорее церемониальный и формальный, но, тем не менее, он важен не только из-за возможности неформального влияния с использованием официального поста. В числе президентских функций такие серьезные, как обязанность командовать вооруженными силами, право назначать главу правительства в случае кризисных ситуаций, когда депутаты в парламенте не в состоянии согласовать эту кандидатуру самостоятельно, а также возможность самостоятельно налаживать международные контакты.

К тому же актуальные проблемы, как и необходимость играть на опережение не позволят Б. Пахору заниматься исключительно церемониальными действами последующие пять лет. В ходе предвыборной кампании в его адрес, пока в косвенной форме, звучали обвинения в том, что за годы его президентства произошло общее ослаблением международных позиций Словении, в частности, в территориальном споре с соседней Хорватией. Корни данной проблемы уходят еще в 2009 г., когда возглавлявший тогда правительство Б. Пахор достиг договоренности с главой кабинета министров Хорватии Ядранкой Косор о том, что территориальный спор двух республик в Пиранском заливе будет решать международный арбитраж. Данная договоренность стала своего рода пропуском для Хорватии в члены ЕС, однако теперь, вступив в объединение, Загреб отказывается признавать неблагоприятное для него решение суда, вынесенное этим летом. В ответ на это в среде правых в словенском парламенте прозвучали негодующие высказывания, среди которых были заявления о необходимости вынудить Хорватию вооруженным способом добиться выполнения юридического решения, если официальные словенские власти не могут заручиться поддержкой ведущих стран ЕС. С учетом своей причастности к договоренностям 2009 г. Б. Пахор будет вынужден заняться этим вопросом более активно. То, что хорватский премьер-министр Андрей Пленкович попытался на последней Генассамблее ООН вынести спорный вопрос на обсуждение более широкой аудитории, потребует от президента Словении использования всех его международных связей, чтобы пусть и в финишном рывке, но вынудить Хорватию сдержать слово, данное почти десять лет тому назад.

Не придется скучать президенту Словении и учитывая внутриполитические процессы в стране. Если предсказания об исчерпании кредита доверия нынешним правительством М. Церара (и сформированной им коалицией) из-за усталости словенских граждан от болезненных реформ верны, то предстоящее до очередных парламентских выборов время не будет спокойным. К тому же не следует исключать и того, что высказывания М. Шарца о необходимости вливания свежих сил в политическую жизнь Словении окажутся не просто популистской риторикой, и за ними действительно появятся молодые политики с новой программой действий. В этом случае президенту Словении предстоит употребить весь свой многолетний политический опыт и наработанное годами влияние, чтобы обеспечить бесконфликтную модернизацию ведущих элит в республике.

Достаточно дел ожидает президента Словении и на внешнеполитической арене. Очевидно, что страны Западных Балкан, не получивших от ЕС заверений об их скорейшем вступлении в эту организацию, начали проводить политику шантажа в отношении ослабленного «Брекситом», а теперь еще и каталонскими событиями союза, угрожая возвращением региона во времена прежних конфликтов. Как опытный политик, выросший в распавшейся Югославии, Б. Пахор должен хорошо понимать всю шаткость грани между вызывающим поведением и реальными проблемами, которые могут встать всерьез, если у стран региона не будет надежды на реальное политическое движение в направлении ЕС. Ведь такие проблемы, как вновь открывшаяся «македонская» стадия ситуации в связи с Косово (вероятная активизация сторонников «Великой Албании»), непрекращающиеся противоречия в Боснии, вполне могут выстроиться в своего рода «балканское домино», которое с неизбежностью затронет и сравнительно благополучную Словению. Задачи по санации этих проблем могут потребовать от Б. Пахора достаточно сил и энергии, чтобы стать в конечном итоге наиболее достойным кандидатом на посредническую роль между ЕС и Западными Балканами. И здесь, очевидно, его лозунг «Вместе» получит и внешнеполитическое выражение.

В отличие от других стран бывшей титовской Югославии, Словения, избежавшая разносторонних негативных последствий современного балканского кризиса, выгодно отличается от них значительно большей политической стабильностью развитой демократии.

Более того, при дальнейшем негативном развитии процессов в самом ЕС опыт и авторитет президента могут быть задействованы для оказания влияния и на более высоких уровнях внутриевропейских отношений. В этом случае президент Словении — подходящий кандидат для того, чтобы повлиять на тех европейских политиков, которые вновь пытаются вернуться к форсированию идеи «общей Европы разных скоростей» и готовых защищать собственные национальные интересы, вредя общему делу. При этом уже на первых порах предстоит определиться с позицией по каталонскому кризису, поскольку в последние недели все тревожнее звучат обвинения в адрес Любляны в благоприятном отношении к действиям Барселоны. Очевидно, что заботам о будущем ЕС Б. Пахор посвятит немало своего времени также ввиду того, что эта организация — неизбежный очередной этап и новая ступень более чем успешной политической карьеры, ставшей уже неотъемлемой характеристикой его жизненного пути.

Между Любляной и Москвой

В отличие от многих европейских политиков, время от времени разыгрывающих российскую карту во внутриполитических целях как в негативном, так и в позитивной ключе, Б. Пахор действительно проявляет благожелательный интерес к России. Этот интерес, впрочем, неразрывно связан с пониманием, что процветание Словении зависит от взаимовыгодного сотрудничества с Россией, а также с традиционными русофильскими настроениями ее народа, которые, на удивление многих, являются одним из глубинных пластов словенской идентичности. У некогда небольшой крестьянской окраины Дунайской империи с австро-германским доминированием традиционно присутствует пиетет как к гуманитарной культуре России, так и к ее военной мощи, наряду с интересом к колоссальным индустриальным преобразованиям, происходившим здесь на протяжении большей части ХХ в. Словенская элита, веками находившаяся под гнетом иноземных феодалов и правителей, более чем бережно относилась к собственным славянским корням, что и защищало ее от насильственной германизации. Не случайно, что уже независимая Словения стала инициатором создания Международного форума славянских культур, поддерживающего общие традиции в славянских странах и способствующего обмену ими. Хотя славянскую составляющую своей идентичности словенцы считают не единственной и не всегда доминирующей, они никогда не отказываются от идеи «славянской взаимности».

pahor2.jpg
Sputnik/ Sergey Guneev
Встреча с В. Путиным

Б. Пахору на протяжении последних лет неоднократно приходилось объяснять, что нарастающие противоречия между Россией и США, а также Россией и ЕС не достаточное основание для разрыва многовековых связей между Москвой и Любляной. Вместе с тем ему и самому очевидно нравится и бывать в России, и встречаться с российскими политиками. Словенский президент не раз приезжал в Россию как с официальными визитами, в том числе в качестве главы парламента и премьер-министра, так и неофициально, для участия в важных деловых форумах. Характерно, что со словенским прагматизмом, во многом напоминающим немецкий, от каждой такой встречи Б. Пахор стремится получить и материальный результат. В ноябре 2009 г. как глава кабинета министров во время визита в Москву он, несмотря на давление критиков российских энергетических проектов в Европе, подписал Соглашение о присоединении Словении к реализации проекта «Южный поток» [3]. В июле 2016 г. во время визита в Словению Владимира Путина оба президента приняли участие в двух памятных мероприятиях по погибшим воинам Первой и Второй мировых войн. В феврале 2017 г. Б. Пахор побывал в России как инициатор и покровитель встречи деловых кругов двух стран, организованной с прагматической целью: несмотря на присоединение Словении к санкциям против России, приведшему к серьезному снижению взаимного товарооборота, отыскать возможности для приостановления этого падения, а также поиска новых ниш сотрудничества. Во время этого визита Б. Пахор остался верен себе, и в рамках официальных встреч с российским президентом была подписана «Программа совместных действий на период 2017-2018 гг. в области туризма».

Республика Словения, как страна НАТО и член ЕС, разделяет все санкции в отношении России. Вместе с тем ни ее правительство, ни сам Б. Пахор не стремятся к буквальному, а тем более опережающему выполнению всех рекомендаций Брюсселя и Вашингтона в отношении России. Однако не следует питать особых иллюзий в отношении перспектив данной позиции Любляны. До настоящего времени никому не удавалось переубедить президента Словении в том, что действия России в 2014 г. в отношении Крыма оправданы. Более того, он не скрывает того, что они, по его мнению, нанесли вред. При этом никакие аргументы в пользу того, что возвращение Крыма в Россию сходно с имевшим место в посттитовской Югославии процессом выхода Словении из федерации, на него не действуют. Как дипломированный политолог, сформировавшийся под влиянием западной политологической мысли 1980-х гг., помноженной на личный опыт последней «югославской трагедии», Б. Пахор тверд в своих убеждениях. Тем не менее он охотно встречается с российскими руководителями, а отношения его с президентом России попадают в категорию скорее теплых и дружественных, окрашенных личными симпатией, нежели холодно-официальных.

Проблема безработицы молодежи сохраняется, и это может стать серьезным оружием в руках его недавнего главного конкурента на выборах, ставшего в настоящее время «вторым» политиком в республике, М. Шарца.

В этом проявляется еще одна грань расплывчатого предвыборного девиза Б. Пахора «Вместе», с успехом выдержавшего вторую избирательную кампанию. Она выражается в терпеливом поиске той платформы для совместных действий с Россией, где это возможно в целях выявления и совместного решения многочисленных проблем. В этом контексте еще не исчерпала себя и возможная посредническая роль президента Словении в налаживании американо-российских отношений. В начале 2017 г. Б. Пахор уже предлагал президентам России и США Словению в качестве дружественной площадки для проведения их первой встречи. До определенной меры президент Словении может сыграть роль посредника в обмене позитивной информацией между лидерами двух стран в период отсутствия полноценных прямых контактов между ними. В июле 2017 г., находясь в Варшаве на встрече лидеров стран-участников проекта «Три моря», Б. Пахор, воспользовавшись ситуацией, пригласил президента США Дональда Трампа побывать в Словении. Как известно, приглашение было принято. Несомненно, в глазах Д. Трампа словенский президент выглядит скорее гуманитарием, чем бизнесменом, который не обладает необходимым для убеждения дополнительным весом на мировой арене. В то же время значимым аргументом в пользу Б. Пахора являются и семейный обстоятельства нынешнего президента США — словенские корни его супруги Меланьи. При этом дополнительные возможности для зарождения доверия между президентами Словении и США может открыть и то обстоятельство, что когда-то в студенческие годы, несмотря на то, что Б. Пахор был комсомольским активистом, он, зарабатывая на жизнь в Любляне, сотрудничал с модельными агентствами. К месту здесь окажутся и когда-то скандальная съемка словенского президента в журнале Playboy и размещенные им в Instagram художественные фотографии с известнейшими зарубежными кинозвездами. Все эти обстоятельства могут стать плодородной почвой для зарождения атмосферы доверия между двумя президентами, усиливая к нему интерес Д. Трампа. Последнему, несомненно, поможет и уникальное умение Б. Пахора выслушивать собеседника. В любом случае для Москвы, помимо приятного партнера по развитию российско-словенских отношений, новоизбранный президент может сыграть роль посредника во взаимодействии лидеров России и США, пренебрегать которым они, в складывающейся мировой ситуации и обстоятельствах, не имеют права.

1. Центральная и Юго-Восточная Европа. Конец ХХ – начало ХХI вв. Историко-политологический справочник / отв. ред. К.В.Никифоров. М.: Институт славяноведения РАН, 2015. С.329.

2. Постсоциалистический мир: итоги трансформации. В 3 томах. / Под общей ред.С.П.Глинкиной. Т.1. Центрально-Восточная Европа. С.408-409.

3. Российский фактор в энергетической политике стран Центральной и Юго-Восточной Европы / Отв.ред. Н.В.Куликова. М.: ИЭ РАН, 2010. С.245.


Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 4)
 (15 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся