Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.7)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Владислав Белов

К.э.н., заместитель директора Института Европы РАН, заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских исследований, эксперт РСМД

В швейцарском Давосе с 22 по 25 января 2019 г. в 49-й раз прошёл Всемирный экономический форум (с 1971 по 1986 гг. — Европейский конгресс менеджмента). Его основатель, идеолог и бессменный руководитель Клаус Шваб в этот раз основную тему обозначил как «Глобализация 4.0: формирование глобальной архитектуры в эпоху четвертой промышленной революции». Более трёх тысяч участников из 117 стран мира, в том числе 60 глав государств и правительств, высокопоставленные руководители и собственники 1000 крупных компаний, а также представители крупнейших международных организаций (ООН, Международного валютного фонда, Всемирного банка, НАТО) приняли участие в работе 350 сессий. Они обсудили вопросы международного взаимодействия в эпоху развития технологий, цифровой экономики, криптовалют, кибербезопасности, глобальных финансовых рисков, перспективы энергетики, а также проблемы социального неравенства. Кроме этого, внимание было уделено международным проблемам, в первую очередь, ситуации на Ближнем Востоке (в Сирии и Ливии). Отдельной темой неожиданно стала Венесуэла.

Особенностью прошедшего форума стал отказ четырёх мировых лидеров — Д. Трампа, Си Цзиньпина, Т. Мэй и Э. Макрона — принять участие в его работе. Это породило дискуссии о снижении его роли и значения как ведущей дискуссионной площадки по мировой экономике и политике.

Интересно поведение российской делегации, возглавляемой министром экономики М. Орешкиным (в прошлом году — вице-премьером А. Дворковичем). В этом году количество её участников было примерно на четверть меньше. Автор отмечает, что в будущем от официальных представителей хотелось бы увидеть более наступательной и продуманной штандортной стратегии по продвижению российского хозяйственно-политического пространства.

Ряд итогов форума сформулировал О. Канн, начальник Управления стратегических коммуникаций, член Исполнительного Комитета Всемирного экономического форума, обозначив их как «33 фактора, через которые Давос 2019 оказал влияние на мир» («33 ways Davos 2019 made an impact on the world»). В них нет ответов на основные вызовы, в том числе на упомянутые выше американо-китайский конфликт, национализм, протекционизм и Brexit. Их немного и в контексте заявленной главной темы форума. Отмечу наиболее значимые из них:

  • Япония будет использовать председательство в «Группе двадцати» для восстановления доверия к системе мировой торговли, реформирования правил ВТО и пр.
  • Группа из представителей более чем 70 стран подтвердила намерение начать переговоры в рамках ВТО по особенностям цифровой торговли с целью сокращения издержек и содействия более активному участию государств в глобальной цифровой экономике.
  • Форум выступил с инициативой создания международной платформы по подготовке гражданского общества к четвёртой промышленной революции.
  • Было объявлено о новых планах в рамках платформы «Безопасная Цифровая Идентификация Данных» и о создании цифрового удостоверения личности.

Уже много лет среди участников форума популярна шутка, что «Давос всегда неправ». Имеется в виду способность большинства из них давать неверные прогнозы.

Действительно, прошедший Давосский форум для многих не оправдал ожиданий. Участники не предложили новых прорывных идей. В основном состоялся обмен мнениями по существующим проблемам, но без поиска их решений. Основной упор был сделан на неизбежности углубления процессов деглобализации и предстоящей рецессии мировой экономики. Многие покинули Давос с чувством неудовлетворённости и разочарования.


В швейцарском Давосе с 22 по 25 января 2019 г. в 49-й раз прошёл Всемирный экономический форум (с 1971 по 1986 гг. — Европейский конгресс менеджмента). Его основатель, идеолог и бессменный руководитель Клаус Шваб в этот раз основную тему обозначил как «Глобализация 4.0: формирование глобальной архитектуры в эпоху четвертой промышленной революции». Более трёх тысяч участников из 114 стран мира [1] , в том числе 60 глав государств и правительств, высокопоставленные руководители и собственники 1000 крупных компаний, а также представители крупнейших международных организаций (ООН, Международного валютного фонда, Всемирного банка, НАТО) приняли участие в работе 350 сессий. Они обсудили вопросы международного взаимодействия в эпоху развития технологий, цифровой экономики, криптовалют, кибербезопасности, глобальных финансовых рисков, перспективы энергетики, а также проблемы социального неравенства. Кроме этого, внимание было уделено международным проблемам, в первую очередь, ситуации на Ближнем Востоке (в Сирии и Ливии). Отдельной темой неожиданно стала Венесуэла.

К. Шваб давно расширил своё детище различными социально значимыми форматами и темами. В этот раз были проведены мероприятия и встречи на тему климатического кризиса, организованы дискуссии об угрозах и рисках для окружающей среды.

firuen1.jpg
REUTERS

Содержательная часть форума традиционно выстроена из трёх уровней — одного формального (официальные мероприятия) и двух неформальных (кулуарного общения на уровне политических лидеров и на уровне предпринимателей). От ведущих политических и экономических игроков ожидают явных и неявных сигналов и посланий, которые могут помочь бизнесу понять, какие тенденции формируются на мировых рынках.

В отличие от начала 2018 г., когда в оценках мирового хозяйства царил оптимизм, многие участники приехали в Давос с пессимистическими ожиданиями — с их точки зрения, в начале 2019 г. возобладали процессы деглобализации, торговые войны, протекционизм и фрагментация мирового экономического пространства. Негативные настроения усилились после прогноза МВФ, перед самым началом работы форума, снизившего оценки роста мировой экономики в 2019–2020 гг. на 0,1–0,2%. Среди основных причин можно выделить геополитические конфликты, рост националистических и протекционистских настроений, Brexit и ухудшение ситуации в еврозоне. Поэтому среди участников изначально чувствовалось скрытое недовольство тем, что название мероприятия не соответствует актуальным вызовам и в большей мере отвечает личным интересам К. Шваба, который занимается этой темой в последние годы.

Особенностью прошедшего форума стал отказ четырёх мировых лидеров — Д. Трампа, Си Цзиньпина, Т. Мэй и Э. Макрона — принять участие в его работе. Это породило дискуссии о снижении его роли и значения как ведущей дискуссионной площадки по мировой экономике и политике.

Хотя, на мой взгляд, отсутствие указанных политиков, наоборот, подчеркнуло значимость Давоса. Торгово-экономический конфликт между США и Китаем стал одним из основных вызовов не только для этих двух ведущих мировых держав, но и для всей мировой экономики. Потери от конфликта оцениваются в несколько сотен миллиардов долларов. На момент проведения форума у его «виновников» не было видения конструктивного решения проблемы, понимания куда двигаться дальше. По крайней мере, не было признаков желания публичного обсуждения. Это одна из причин нежелания американского и китайского лидеров участвовать в форуме — иногда лучше промолчать и «не беспокоить лихо». В этих условиях другие участники встречи получили возможность критически оценить перспективы выхода из тупика.

В будущем от официальных представителей хотелось бы увидеть более наступательной и продуманной штандортной стратегии по продвижению российского хозяйственно-политического пространства.

Д. Трамп объяснил свой отказ внутриполитической ситуацией (shutdown). Он явно не желал повторения ситуации 2018 г., когда его выступление не оправдало ожиданий участников форума — очевидно, что нынешний американский президент не соответствует формату этой дискуссионной площадки, предполагающей открытое и конструктивное обсуждение актуальных мировых проблем.

К ним, безусловно, относится кризис в Евросоюзе, среди прочего вызванного предстоящим выходом Великобритании из его состава — процесс на сегодняшний день, который не урегулирован соглашением между Брюсселем и Лондоном и грозящий непредсказуемыми последствиями для многих европейских компаний. Т. Мэй была вынуждена «остаться дома» для поиска приемлемого решения. Э. Макрон в 2017 г. выступил инициатором далеко идущих реформ как в ЕС, так и во Франции. Следствием их жёсткой реализации стали беспрецедентные массовые уличные протесты в Париже и других французских городах. В этих условиях участвовать во встрече с мировой элитой и тем самым ещё больше раззадоривать бунтовщиков было явно контрпродуктивным. При этом Э. Макрону наверняка польстил тот факт, что его записали в число политиков, определяющих судьбы мира и чьё отсутствие снизило значимость мероприятия.

Французского президента в Давосе отчасти заменила А. Меркель, подписавшая с ним в Ахене в день открытия форума соглашение, дополнившее исторический Елисейский договор от 1963 г. и призванное среди прочего, с точки зрения его авторов, усилить еврооптимистические настроения в ЕС накануне майских выборов в Европарламент. Она приехала во главе представительной делегации, в которую в том числе вошла и новый председатель ХДС и с большой вероятностью будущий федеральный канцлер А. Крамп-Карренбауэр. Одной из задач немецкой команды было успокоить европейскую и мировую общественность и показать, что, несмотря на перемены, Германия — по-прежнему надёжный партнёр и один из лидеров реформ в ЕС.

Среди тяжеловесов Евросоюза в форуме также приняли участие премьер-министры Испании П. Санчос и Италии Дж. Конти, которые вместе с А. Меркель стали основными спикерами по проблемам ЕС. Федеральный канцлер основной упор сделала на итогах своего тринадцатилетнего правления и приоритетных задачах, которые предстоит решать в среднесрочной перспективе (ей и её наследникам) — энергетическую и цифровую трансформацию, а также развитие платформенной экономики. Среди прочего она подтвердила готовность Германии отказаться не только от атомной энергии (к 2022 г.), но и от угля (к 2038 г.), соответственно, увеличить закупки сжиженного и природного газа, в том числе российского, таким образом, косвенно поддержав реализацию «Северного потока — 2». Это послание было особенно важным — в январе резко возросло давление со стороны американской администрации на Брюссель и Берлин с целью остановить этот проект.

Участники форума весьма благосклонно встретили в общем содержательную речь канцлерин, которая отнюдь не выглядела «хромой уткой». Особенно им понравилась её поддержка мультилатерализма, для сохранения и развития которого необходимо выйти за рамки национальных интересов и реформировать глобальные институты, сложившиеся в послевоенный период (в том числе и ООН). При этом в условиях роста влияния на мировую экономику не только США, но и других игроков (Китай, Индия) ЕС должен проводить единую и сплочённую внешнюю политику. Фактически А. Меркель выступила в роли апологета глобализма.

Внимание также привлекло выступление премьер-министра Ирландии Л. Варадкара, в котором он затронул вопросы введения единого корпоративного налога ЕС.

Примечательно, что на открытых мероприятиях европейские лидеры старались уйти от темы Brexit, обсуждение которого переместилось в кулуары. Представители Брюсселя подчёркивали, что никаких уступок Лондону не будет. На этом фоне министр внешней торговли Великобритании Л. Фокс провёл переговоры с представителями ряда стран о возможных соглашениях о подтверждении торгового режима. Министр финансов Ф. Хэммонд с коллегами по делегации старался убедить участников форума в том, что последствия нерегулируемого выхода его страны из ЕС преувеличены, а Соединённое Королевство в среднесрочной перспективе останется главным инвестиционным европейским хабом и крупным внешнеэкономическим игроком. Другими словами, представители туманного Альбиона использовали площадку Давоса для сохранения и даже повышения хозяйственно-политической привлекательности своей страны. Этим, кстати, пользуется большинство представителей политического истэблишмента государств-участниц.

В этом контексте пристальное внимание было уделено новому президенту Бразилии Жаиру Болсонару, который в своём выступлении в популистском духе пообещал кардинальное политическое и экономическое обновление своей страны. Не представив конкретной программы и шагов, например, по архиактуальной проблеме реформирования пенсионной реформы, он не оправдал ожиданий участников. Одновременно вместе с представителями Колумбии, Канады и Парагвая он выступил в поддержку мятежного лидера в Венесуэле, который, на его взгляд, способен провести далеко идущие реформы и восстановить её привлекательность для иностранных инвесторов.

Послания многочисленной китайской делегации во главе с заместителем председателя КНР Ван Цишанем были традиционными: Китай — единственная надежда мировой экономики и свободной торговли, «тихая гавань», лидер цифровизации, в том числе в создании искусственного интеллекта. Но в этот раз многие со здоровым скептицизмом отнеслись к их заявлениям — постепенно приходит понимание того, что Поднебесная использует пропаганду глобализации для скрытой синологизации мировой экономики и создания максимально благоприятных условий для китайского бизнеса внутри страны за счёт государственной поддержки.

Интересно поведение российской делегации, возглавляемой министром экономики М. Орешкиным (в прошлом году — вице-премьером А. Дворковичем). В этом году количество её участников было примерно на четверть меньше. Тяжеловесы В. Вексельберг, А. Костин и О. Дерипаска первоначально были исключены из списка приглашённых, но потом допущены к участию (последний в условиях возможного снятия американский санкций с «Русала» предпочёл отказаться от международного публичного мероприятия и уехать на Байкал). Давление на российских участников наложило определённый отпечаток на отношение официальных лиц к форуму в целом — по его итогам многие из них пессимистично (и даже негативно) оценили содержание дискуссий и его итоги.

М. Орешкин в своих выступлениях много внимания уделил характеристике деглобализации, в том числе в контексте 30-летних суперциклов и распределения цепочек добавленной стоимости по четырём мировым центрам. Весьма критичны в отношении глобализации были Г. Греф, А. Чубайс, Б. Титов и А. Костин. Также затрагивалась тематика российских реформ. Например, глава РФПИ К. Дмитриев, остановившись на взаимообусловленности экономического изоляционизма России и санкций, постарался показать перспективы среднесрочного развития РФ. Но этого было явно недостаточно для привлечения внимания мировых инвесторов. На сессиях и мероприятиях в «Русском доме» преобладали российские участники, которых не надо было убеждать в привлекательности отечественной экономики. В будущем от официальных представителей хотелось бы увидеть более наступательной и продуманной штандортной стратегии по продвижению российского хозяйственно-политического пространства.

Ряд итогов форума сформулировал О. Канн, начальник Управления стратегических коммуникаций, член Исполнительного Комитета Всемирного экономического форума, обозначив их как «33 фактора, через которые Давос 2019 оказал влияние на мир» («33 ways Davos 2019 made an impact on the world»). В них нет ответов на основные вызовы, в том числе на упомянутые выше американо-китайский конфликт, национализм, протекционизм и Brexit. Их немного и в контексте заявленной главной темы форума. Отмечу наиболее значимые из них:

  • Япония будет использовать председательство в «Группе двадцати» для:
    • запуска под эгидой Всемирной торговой организации Программы управления глобальными данными («осакский путь»);
    • восстановления доверия к системе мировой торговли;
    • реформирования правил ВТО для их адаптации к быстро меняющимся условиям глобальной торговли;
    • продолжения дискуссии по использованию цифровых данных для защиты интеллектуальной собственности.
  • Группа из представителей более чем 70 стран подтвердила намерение начать переговоры в рамках ВТО по особенностям цифровой торговли с целю сокращения издержек и содействия более активному участию государств в глобальной цифровой экономике.
  • Форум выступил с инициативой создания международной платформы по подготовке гражданского общества к четвёртой промышленной революции.
  • Было объявлено о новых планах в рамках платформы «Безопасная Цифровая Идентификация Данных» и о создании цифрового удостоверения личности.

Ряд результатов форума касается темы защиты климата и окружающей среды (пластиковые и электронные отбросы и пр.), которую затронули почти все ключевые спикеры, но которая вызывает понятную «изжогу» у бизнеса. Расширение тематики форума на неэкономические темы не нравится многим участникам. Для К. Шваба — во многом это аспекты социальной ответственности бизнеса, который должен вносить свой вклад в решение проблем климата. В этом контексте приведу заявление японского премьера С. Абэ, который постарался примирить экологию и экономику: «Декарбонизация и получение прибыли могут происходить в тандеме».

Организаторы особо подчеркнули, что Форум продолжил многосторонние дипломатические диалоги, направленные на продвижение усилий по мирному решению ключевых проблем. Например, Президент Азербайджана и премьер-министр Армении провели переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Не состоялась ожидаемая сенсация — создатель популярного мессенджера Telegram П. Дуров не воспользовался площадкой Всемирного экономического форума и не презентовал проект блокчейн-проекта TON и своей цифровой валюты Gram. По неизвестным причинам он перенёс презентацию на более поздний срок.

В заключение отмечу следующее. Уже много лет среди участников форума популярна шутка, что «Давос всегда неправ». Имеется в виду способность большинства из них давать неверные прогнозы. Если в 2018 г. царил неумеренный оптимизм, затмивший политические и экономические риски, то в 2019 г. — пессимизм и скептицизм. Лишь отдельные эксперты, например, бывший глава немецкого Бундесбанка и нынешний руководитель швейцарского кредитного института UBS А. Вебер, считает, что мировая экономика и финансовые рынки справятся с негативными факторами и продолжат своё поступательное развитие. Среди аргументов в пользу такого мнения — объективный прагматизм политического руководства основных государств и устойчивость мирового хозяйства. Кстати, на прошлогоднем форуме А. Вебер предостерегал участников от излишне оптимистических оценок [2] .

Действительно, прошедший Давосский форум для многих не оправдал ожиданий. Участники не предложили новых прорывных идей. В основном состоялся обмен мнениями по существующим проблемам, но без поиска их решений. Основной упор был сделан на неизбежности углубления процессов деглобализации и предстоящей рецессии мировой экономики. Многие покинули Давос с чувством неудовлетворённости и разочарования.

Тем не менее детище К. Шваба остаётся успешной и прибыльной корпорацией, лидером среди клубов и независимых дискуссионных площадок, а также достойным конкурентом двадцатки. Для участников здесь есть уникальная возможность неформального общения со своими партнёрами, клиентами и ключевыми мировыми игроками в области экономики и политики (многие из них даже не ходят на большинство сессий). Переговоры в кулуарах носят конструктивный и важный характер, по некоторым из них достигаются договоренности. В среднесрочной перспективе Давос вряд ли потеряет свою популярность. К. Шваб и президент форума Б. Бренде предпримут все усилия для того, чтобы 50-е заседание в 2020 г. прошло с максимальным количеством мировых политических и экономических лидеров и восстановило несколько пошатнувшуюся репутацию форума.

1. Самая большая делегация приехала из США — 800 человек. Из Швейцарии — 304, Великобритании — 303, ФРГ — 133, Индии — 130, Китая — 109, Японии — 107, Франции — 83. См.: https://widgets.weforum.org/participants-graphic-am19/

2. Frankfurter Allgemeine Zeitung, Freitag, 25. Januar 2019 · Nr. 21, Seite 22.


Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.7)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся