Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Про Евгения Максимовича Примакова никто не спросит «Who is Mr.Primakov?» Он уже при жизни заслуженно стал легендой, вписал свои страницы в историю нашей страны.

Мне кажется, что ничего случайного в жизни не бывает. В уже далеком 1969 году, окончив институт, я был принят на работу в престижный Институт мировой экономики и международных отношений АН СССР. Директором Института тогда был академик Николай Николаевич Иноземцев, и я стал его референтом, проще говоря — помощником.

А в декабре 1970 года заместителем директора был назначен Евгений Максимович Примаков, который вернулся в Москву из длительной командировки на Ближний Восток, где он работал спецкором газеты «Правда». Назначение было неожиданным для  многих, и по Институту поползли разговоры: а за какие такие заслуги столь высокий пост достался человеку не из академической среды? Но очень скоро этим разговорам положил конец сам Евгений Максимович, который быстро доказал всем своим новым коллегам, что является не только выдающимся ученым, но и прекрасным организатором деятельности научных коллективов.

Этот старый эпизод очень много говорит о личности Евгения Максимовича. В дальнейшем ему также практически с чистого листа придётся формировать Службу внешней разведки, затем возглавлять МИД России в очень сложный период жизни нашей страны и, наконец, руководить Правительством Российской Федерации после глубокого кризиса 1998 года. И на любых постах Евгений Максимович умел очень быстро завоевать уважение и доверие большого коллектива. Как это ему удавалось? Прежде всего благодаря уникальным личным качествам. Евгений Максимович — призванный лидер. Это лидерство он всегда завоевывал не формальным положением или закулисными действиями и интригами, а своей высокой эрудицией и культурой, завидным трудолюбием, неизменным уважением к сослуживцам, к мнению которых он всегда относился внимательно.

Все эти качества Евгения Максимовича я раскрыл для себя, разумеется, не в Институте мировой экономики и международных отношений, где мне впервые довелось с ним встретиться. Это произошло намного позже.

В январе 1996 года я ехал в машине с одного дипломатического приема и услышал сообщение, что новым министром иностранных дел назначен Примаков Евгений Максимович, занимавший до этого пост директора Службы внешней разведки. В то время я был первым заместителем министра иностранных дел, и для меня это сообщение было далеко не безразличным. До этого мне уже довелось поработать с пятью министрами (А. Громыко, Э. Шеварднадзе, А. Бессмертных, Б. Панкин, А. Козырев) и я хорошо знал, что любые перемены в руководстве, как правило, сопровождаются довольно непростым периодом перестройки рабочего процесса, а порой и серьезными кадровыми изменениями.

Евгений Максимович «вошел» в МИД настолько естественно и деликатно, что уже очень скоро у его коллег появилось  ощущение, что он очень давно занимает пост министра. А завоевать уважение и авторитет среди профессиональных дипломатов — это дело очень сложное. Особенно если приходишь со стороны. Хорошо знаю это по собственному опыту.

О деятельности Евгения Максимовича на посту министра можно говорить очень много. Но я остановлюсь на одном — с моей точки зрения, на главном. Не будет преувеличением сказать, что с приходом в МИД Е.М. Примакова начался период становления новой внешней политики современной России, в полной мере отвечающей долгосрочным национальным интересам страны и учитывающей основные тенденции развития международных отношений.

С Евгением Максимовичем было интересно работать. Он умел как-то ненавязчиво зажигать коллектив, увлекать своими нестандартными решениями. Умел слушать. Брал силой логики и убеждения. Никогда не кичился своими прежними званиями и заслугами. Вот почему он стал «своим». И настолько, что и нынешние и будущие поколения дипломатов будут связывать с его именем лучшие страницы в истории нашего министерства.

Я как-то писал, что мне в жизни везло с руководителями, которые были для меня примером, и у которых я старался учиться. Повезло мне и на этот раз. Мне посчастливилось работать вместе с Евгением Максимовичем в качестве его первого заместителя все то время, когда он возглавлял Министерство. Мы жили работой. Мы стали одной командой единомышленников.

Возьму на себя смелость сказать, что совместная работа постепенно переросла в большую дружбу. Такие отношения не только не мешали работе, а наоборот повышали чувство ответственности.

Насколько неожиданной для меня была новость о назначении Евгения Максимовича министром иностранных дел, настолько неожиданным стало и его назначение в сентябре 1998 года председателем Правительства России. В тот день я возвращался в МИД после очередных слушаний в Государственной Думе. Мне позвонили в машину и попросили срочно явиться к министру. Евгений Максимович показал мне Указ Президента о его назначении. По всему было видно, что он очень переживал. Решение ему далось нелегко. Одновременно Евгений Максимович показал мне другой Указ, подписанный Президентом, — о моем назначении министром иностранных дел. «Мне некогда было с Вами советоваться, — сказал он, — я Вам доверяю, и Президент поддержал мое предложение. Так что принимайте хозяйство». В этом эпизоде — весь Е.М. Примаков: ответственный государственный деятель, высокий профессионал, настоящий друг.

Про Евгения Максимовича Примакова никто не спросит «Who is Mr.Primakov?» Он уже при жизни заслуженно стал легендой, вписал свои страницы в историю нашей страны.

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся